Сергей Гришин

«Я находился в страшном состоянии»

Бизнесмен Сергей Гришин рассказал о том, что с ним случилось в 2018 году

Экономика

Сергей Гришин

Фото: Сергей Аверин

Совладелец Росевробанка, венчурный инвестор, партнер Goldman Sachs в проекте Malltech Сергей Гришин в 2018 году сделал ряд скандальных заявлений о том, как грабил банковскую систему России и участвовал в различных схемах мошенничества. В частности, он приписал себе изобретение аферы с авизо. В других видеобращениях бизнесмен просил президента США Дональда Трампа выдать ему гражданство и обвинял жену в мошенничестве, а затем подал на развод и добивался возвращения экс-супругой незаконно полученных денег. «Лента.ру» встретилась с предпринимателем и поинтересовалась, как Сергей Гришин оценивает то, что с ним тогда произошло.

«Лента.ру»: Вы в публичное пространство ворвались в 2018 году со скандалами. Теперь вы для себя нашли объяснения, что это было?

Сергей Гришин: Нашел, хотя и не целиком. Вы правильно заметили, что все события пришлись на 2018 год, на его вторую половину. Я вел переговоры о продаже банка, решал деловые вопросы, все протекало в стрессовом состоянии. Я перед этим узнал о большом обмане в своем окружении, ужаснулся глубине этого обмана и стал делать необдуманные шаги. Это отлично использовали и продолжают использовать самые разные люди в своих интересах. Каждая ситуация индивидуальна, но все они произошли не без помощи третьих лиц и моего безрассудства.

Что с вами происходило? Вы обращались за помощью к специалистам?

У меня были проблемы со здоровьем, которые усугубились ситуацией в личной жизни. Стресс быстро перешел в безрассудство. Я с трудом помню тот период, но, к сожалению, публикации в СМИ и судебные разбирательства напоминают об этом до сих пор.

Вы ведь судебный спор и инициировали, потребовав развода.

Это правда. Это была реакция на все то, что я узнал. Представьте себе ситуацию, что самые близкие вам люди оказываются аферистами и под видом дружбы залезают в ваш кошелек, собирают о вас информацию, устраивают подставы. Конечно, я был в ярости и хотел для них наказания. Но я не отдавал отчет в том, что, а главное, как это делаю, — сознание было просто перегружено. Чем умело воспользовались некоторые люди, поучаствовавшие в тех вещах, про которые теперь все говорят.

О каких людях вы говорите? И о каких вещах — о заявлениях в полицию и угрозах в переписке?

В том числе. Я просто хочу, чтобы люди поняли природу этих событий. Обман близких, болезнь, подлость лжедоброжелателей — и результат в интернете и на телевидении в виде «разоблачения». Уже ленивый не высказался — там угрожал, там что-то заказывал, там еще что-то. Мое состояние не принимают во внимание — как будто я всегда такой, пишу гневные сообщения и хожу в полицию.

Вы считаете, что ваше состояние может служить оправданием тем действиям?

Это не оправдание, а констатация — я находился в страшном состоянии, мне пришлось сильно постараться, чтобы выбраться и вернуться к нормальной жизни. Те, кто знает меня не один год, могут привести сотни примеров, как я решал возникавшие проблемы. Не угрозами и уголовными делами, а поиском компромисса и конструктива — что в бизнесе, что в отношениях. Но как искать компромисс с теми, кто изначально рассматривал тебя в качестве наживы? Я не хотел компромисса, я требовал привлечения к ответственности этих людей. Почему их привлекли именно так — заложив одновременно мину под меня, — я объяснить не могу. Но уверен, что это все неслучайно, учитывая дальнейший резонанс.

И какова, на ваш взгляд, была цель?

Цель у всех одна — вытянуть из меня как можно больше денег. Любыми средствами, невзирая ни на что. Это касается также развода и не только.

Вы неслучайно рассказываете об этом сейчас — за несколько месяцев до судебных процессов?

Я говорю об этом, потому что сейчас более-менее стало понятно, кто и как против меня действовал, где были манипуляции, где банальные подставы, а где случайности. Последних мало.

Расскажите об этом подробнее.

Я для себя решил оставить все подробности для суда. А то опять будут делать из меня преступника. То я кого-то заказываю, то я кого-то сажаю — те, кто делает из меня тирана, понимают прекрасно, что это не так.

Но есть запись, на которой вы обсуждаете будто бы физическое устранение своих бывших товарищей.

И одновременно с этим обращаюсь в правоохранительные органы с требованием привлечь жену к ответственности? Как вы себе это представляете — одной рукой пишу заявление в полицию, а другой вписываю себя подозреваемым? Нет, конечно, многие были бы счастливы такому исходу, но мне это не надо — я бизнесмен и венчурный инвестор и уважаю закон. А все эти записи... Видимо, это плата за то, что я в принципе выбрался из этой петли.

Что помогло побороть недуг?

Да я всю жизнь выбирался. У меня с 20 лет болезнь Бехтерева, в 2008 году меня по кусочкам собирали. Я всю жизнь борюсь с чем-то. Поэтому, может быть, и в бизнесе достиг определенных успехов.

Вы сделали несколько обращений по темам международных отношений и экономики. Это можно считать имиджевыми заявлениями?

Это было обусловлено желанием говорить о том, в чем я разбираюсь — в инвестициях и бизнесе. Я понимаю, что не всем это нравится — некто предпочитает, чтобы я в глазах людей оставался тем, каким меня изображали последние два года. Более того, есть люди, которые заинтересованы и предпринимают для этого конкретные шаги для того, чтобы я в медиапространстве оставался лишь в негативном качестве.

Считаете, в этом был заинтересован кто-то кроме вашей жены?

Аню сделали инструментом в руках подлецов, не более того. Я любил этого человека и не желаю ей зла, какими бы ни были итоги судов.

То есть вы оставили в прошлом желание привлечь ее к уголовной ответственности?

Конечно.

И вы готовы к мировому соглашению?

Послушайте, я умею разводиться. Но не люблю, когда меня разводят. В нашем случае происходит второе — для тех, в чьих интересах используют Аню, важен судебный процесс и все, что его окружает как возможность вытрясти из меня деньги. Все вижу, все понимаю, но не готов их осчастливить.

Кто эти люди?

Я уже говорил, что на личности больше не перехожу — все споры в суде. Посмотрите на то, как развивались события, и поймете, кто эти люди. В октябре я принял решение разводиться, а в начале декабря несколько крупных СМИ скоординированно стали лить на меня грязь. Одни и те же адвокаты, одни и те же телесюжеты, стало быть, одни и те же организаторы. Ну пускай так.

Как вы считаете — действия ваших оппонентов в США и России координируются из одного центра?

А вот это интересный вопрос. У меня такой информации нет, но много центров силы быть не может. Пока я вижу готовность этих людей на все для достижения результата. На любой хаос. Но, поскольку я здоров и счастлив, их намерения меня не беспокоят. Знаете, некоторые мои товарищи шутят: «Сергей, ты собой символизируешь российско-американские отношения — покалеченные и измученные конфликтами и противоречиями». Но раз я, вопреки всему, продолжаю жить и работать, значит, и отношениям быть. По крайней мере, я в это верю.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности