Вводная картника

«Я бы задумалась, заводить ли вообще семью»

Жизнь российских детей решили изменить. Оксана Пушкина — о том, почему это опасно

Россия

Фото: Ирина Бужор / «Коммерсантъ»

Группа сенаторов во главе с Еленой Мизулиной внесла в Госдуму несколько законопроектов, направленных на «укрепление института семьи». Один из законопроектов предполагает запрет лицам одного пола заключать брак и становиться опекунами. Действие документа будет распространяться и на тех, кто сменил пол. Еще один проект закона вносит изменения в деятельность соцработников, которые больше не смогут без суда изымать детей из семьи. ЛГБТ-активисты раскритиковали законодательную инициативу. По их мнению, гомофобные и трансфобные политики легко могут лишить прав многомиллионную группу людей. Зампредседателя комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина усмотрела в нем противоречия с 19-й статьей Конституции, гарантирующей равенство прав и свобод гражданина вне зависимости от пола, расы, национальности, принадлежности к общественным объединениям и других обстоятельств. «Лента.ру» поговорила с Пушкиной о том, почему в России выступают за «традиционные ценности» и как законопроект отразится на ЛГБТ и детях.

***

«Лента.ру»: Президент Владимир Путин говорил, что в России «не было, нет и не будет ничего, что связано с ограничением прав по расовому признаку, по сексуальной ориентации, по национальности, по религиозным признакам». На этом фоне появляются поправки Мизулиной и ее коллег. Как же так?

Пушкина: Говоря о существующих ограничениях, президент также напомнил о запрете на пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних: «Пускай человек вырастет, станет совершеннолетним и сам определит свою судьбу. Навязывать просто ничего не надо, вот мы против чего».

Президент абсолютно прав. Навязывать ничего нельзя. Ни гомосексуализм гетеросексуальным людям, ни наоборот. К любой пропаганде я советую относиться с осторожностью и вдумчиво. Если мизулинские поправки примут, это будет стопроцентное навязывание под угрозой ограничения гражданских прав. А у меня встречный вопрос: концерт Элтона Джона — это пропаганда гомосексуализма?

Более того, в пояснительной записке к проекту говорится, что необходимость принятия новых поправок обусловлена изменениями в общественной жизни. Как мы все знаем, в современном мире однополые отношения — я бы не сказала, что норма, но уж точно ничего необычного в этом нет. Поэтому нужно ориентироваться на эти изменения в обществе.

Оксана Пушкина

Оксана Пушкина

Почему у нас так активно продвигают «традиционные семейные ценности» и так негативно относятся к однополым бракам?

Все это — итоги деятельности религиозных фундаменталистов и ультраправых радикалов. Я уже видела все эти явления в начале 1990-х в Америке. Эти экстремистские организации были настолько «за жизнь», что подбрасывали взрывчатку в клиники и убивали врачей, практикующих аборты. У меня состояние дежавю. Клерикальный фундаментализм, создание организаций по охране «семейных» и «традиционных» ценностей, радикальная агитация против абортов, за монархию, против прививок, расцвет конспирологии и антинаучных взглядов типа «земля плоская». Немало финансовых и организационных сил брошено на продвижение неомонархизма. Силовой ресурс тоже имеется.

Страну пытаются разделить на консерваторов и либералов, но это фальшивый для нашей страны разлом. У нас другие противоречия. Эта повестка для России настолько неестественна, что внедрение таких «ценностей» выглядит, на мой взгляд, как усилие неких внешних сил. Занимается этим обширная мировая сеть ультраконсервативных фондов и общественных организаций. Все это мы прошли уже, начиная с запрета фильма «Матильда» — это была проверка этих сил. Потом закон о профилактике семейно-бытового насилия — тут они продемонстрировались, эти силы, и пошел крен в эту сторону. В общем, это разговор большой и долгий.

Новое поколение — уже с врожденной толерантностью к разнообразию человеческих индивидов. А мы все пытаемся стигматизировать кучу тем, превратив их в надуманный запретный плод. Вместо того чтобы спокойно и мудро протянуть им руку и провести максимально уверенно по скользким (с нашей точки зрения) камушкам, мы прячем голову в песок. Родительская обязанность — помогать им самостоятельно находить ответы на непростые вопросы. Если это сделаем не мы, обязательно найдется кто-то, кто сделает это за нас.

Есть ощущение, что авторы не понимают, скольких людей коснутся их поправки. Они же коснутся многих!

Этот резонансный проект ФЗ «О внесении изменений в Семейный кодекс РФ в целях укрепления института семьи» коснется практически каждого, у кого есть семья и дети, кто только планирует создать ячейку общества. Но с такими законами я бы задумалась, стоит ли вообще заводить семью и рожать детей. Чтобы потом, не дай бог, иметь дело с органами опеки и судами, которые сами знают, как лучше будет вашему ребенку. Себе дороже.

Как изменится жизнь ЛГБТ, если законопроект все же примут?

В новых поправках сказано, что однополые пары не могут быть опекунами. А как быть в том случае, если, уже будучи в браке, один родитель сменит пол? Как тогда быть? Отбирать ребенка? Непонятно. Большинство поправок связаны с дифференцированной системой мер защиты ребенка, которые якобы обеспечивают его безопасность без причинения вреда ребенку и его семье. О каком вреде идет речь? Вы уверены, что ребенок будет в безопасности в своей собственной семье, в то время как суд решает вопрос о лишении родительских прав? И где упоминание про моральный вред, про психологическую безопасность?

Если законопроект примут и детей нельзя будет изъять из семьи без решения суда, это ведь ставит их под удар — они оказываются в опасной ситуации. Даже сейчас органы опеки жалуются, что у них порой нет законного повода на изъятие детей из неблагополучных семей, и они тратят месяцы на все процедуры.

Судебные процедуры по лишению родительских прав — процесс небыстрый. Если уже возник вопрос о лишении родительских прав (а основания для этого должны быть весьма серьезные), то представьте, как такие горе-родители будут обращаться с ребенком, пока суд будет выносить свое решение.

Законопроект предусматривает почти исключительно судебный порядок изъятия из семьи. Не просто судебный, а «после вступления решения в законную силу», то есть от месяца до полугода после выявления рисков. С новым законодательством государство юридически не сможет своевременно изолировать детей, находящихся в опасности. Впервые с советских времен сокращается перечень оснований для лишения родительских прав. Остается по сути одно: вступивший в силу приговор о совершении насильственного преступления в отношении ребенка или его родственника.

Забирать ребенка из семьи до вступления в силу решения суда о лишении родительских прав, на мой взгляд, не всегда неразумно и оправданно. Представьте себе ситуацию, когда ребенка опека забрала, а в результате затянувшейся судебной тяжбы он вынужден находиться неопределенный срок в психотравмирующей обстановке. Или апелляционная инстанция отменит решение суда первой инстанции. Как и кто потом вернет детям и родителям их моральное и физическое здоровье?

А если ребенка бьют, жестоко с ним обращаются?

Побои основанием теперь быть не могут, они декриминализованы той же Мизулиной и компанией. Жестокое обращение с ребенком из Семейного кодекса исчезает. Уклонение от воспитания и неуплата алиментов тоже основанием теперь не является. Даже если родитель никогда не общался с ребенком, не участвовал в его воспитании и не платил алиментов, после достижения ребенком 18 лет он вправе претендовать на содержание в старости. И суд не сможет отказать, так как родитель не был лишен родительских прав. Это значит, что даже при самых плохих условиях в семье ребенок будет там находиться от месяца до полугода.

Вообще, законопроект Мизулиной очень противоречив. Почти все основания для лишения родительских прав, которые есть сейчас в Семейном кодексе, в новом законопроекте ушли в статью об ограничении в родительских правах. Понятие «жестокое обращение с детьми» и «право ребенка на защиту от злоупотребления со стороны родителей» просто убрали из кодекса. Но давайте вспомним, для чего изначально вводилась статья о немедленном изъятии ребенка из семьи — фактически для сохранения его жизни и здоровья при непосредственной угрозе. Получается, что при наличии фактов избиения или издевательств над ребенком изъять его органы опеки не смогут. Усложнение процедуры изъятия детей из неблагополучных семей может поставить под угрозу их безопасность и лишить государство инструментов воздействия на такие семьи. Страшно представить, к какому количеству искалеченных и погубленных жизней это может привести.

Как новые предложения повлияют на детей из детских домов и приютов?

Акцент в новых поправках делается на воспитание ребенка в его родной семье. Поэтому после того, как от ребенка отказались его родители, встанет вопрос о его передаче родственникам, которые могут тоже отказаться от ребенка. А если местонахождение родственников неизвестно — их будут разыскивать. Сколько это будет длиться — неизвестно. Вместо того чтобы «законно» навязывать ребенка родственникам, можно дать ему и людям, мечтающим о детях, шанс создать крепкую и любящую семью.

Есть ли какая-то статистика по усыновлению детей однополыми парами в России и за границей?

В нашей стране такой статистики нет. Опросы не проводятся. Но по неофициальным данным количество однополых пар, проживающих вместе, достаточно велико. Они ведут совместный быт, есть и женщины с детьми.

Как предложения Мизулиной изменят ситуацию для геев, лесбиянок и трансперсон?

Для них это унизительный, драконовский закон. Госпожа Мизулина буквально перечеркивает для них возможность иметь семью и воспитывать детей. Они не совершали умышленных противоправных действий против ребенка. Они тоже хотят быть счастливыми. Они такие же граждане Российской Федерации.

Как вообще предлагается определять, кто ЛГБТ, а кто нет?

Так же, как и вам, мне хочется задать этот вопрос Елене Борисовне.

Если поправки пройдут, останутся ли у ЛГБТ хоть какие-то возможности стать родителями?

В поправках указан исчерпывающий перечень лиц, которые не смогут по закону стать усыновителями или опекунами. В этом перечне черным по белому написано про однополые пары. Ко мне поступает много обращений граждан, которые высказывают отрицательное отношение к этим дискриминационным поправкам и просят их отклонить.

Есть опасение, что сначала в России предлагаются поправки, которые ущемляют права представителей ЛГБТ, а потом в рамках этой риторики появятся запреты и для гетеросексуальных россиян. Например, придумают запрет для «старородящих» женщин на усыновление после 30 лет. Насколько эти опасения оправданны?

Ущемление прав представителей ЛГБТ действительно может быть только началом конца. Вы абсолютно правы, эти поправки уже нарушают статью 19 Конституции, в которой государство гарантирует равенство прав и свобод каждому человеку и гражданину. А что потом? Запретят межнациональные браки? Нельзя будет усыновить ребенка, если у вас разные религиозные взгляды?

Беседовала Майя Гавашели

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности