Джамель Херринг

«Хочу прославиться как парень, который был в аду и вернулся»

Война в Ираке, смерть дочери и алкоголь: как бокс вернул американца к жизни и сделал чемпионом мира

Спорт

Джамель Херринг

Фото: Dylan Buell / Getty Images

Американец Джамель Херринг — чемпион мира во втором полулегком весе по версии Всемирной боксерской организации (WBO). Он стал обладателем пояса в 2019 году, когда победил японца Масаюки Ито единогласным решением судей. В августе в Лас-Вегасе Херринг проведет защиту титула в бою с пуэрториканцем Джонатаном Окендо. В преддверии поединка Джамель откровенно рассказал журналистам о прошлом. Американец вспомнил о службе в морской пехоте в Ираке, смерти новорожденной дочери, затяжной депрессии, развившейся мании преследования и алкоголизме и заявил, что история его жизни призвана вдохновлять других. Как Херринг выдержал удары судьбы, вернулся к нормальной жизни и стал чемпионом — в материале «Ленты.ру».

«Я обычный человек, — приводит слова Херринга The Guardian. — Пережил взлеты и падения, но сегодня я здесь, и я счастлив. Хочу подбодрить любого, кто услышит мою историю. Чемпионом мира быть хорошо, потому что у меня есть возможность говорить на большую аудиторию. Может, это изменит чью-то жизнь и поможет сделать правильный выбор». Джамель признается, что быть откровенным непросто, но он готов ко всему.

Еще бы: этого человека, кажется, просто невозможно сломить. Разве что победить на ринге, и то — за восемь лет, что Херринг выступает в профессионалах, он проиграл только два боя из 23. Но стальные нервы у Джамеля были не всегда. На грани — жизни и смерти, адекватности и безумия, надежды и отчаяния — американец оказывался не раз. И так же не раз оступался и давал слабину.

Сержант Херринг

Херринг родом из крошечного города Корам, штат Нью-Йорк. В начальной школе он занимался баскетболом, но плохо успевал по учебе, так что спорт пришлось оставить. В 15 лет, правда, Джамель вновь пришел в зал — теперь уже боксерский. Тренировки настолько понравились, что и оценки стали лучше: чтобы получить разрешение на занятия у родителей, пришлось учиться с большим усердием. Это было начало 2001 года.

11 сентября весь мир наблюдал за одним из самых громких терактов в истории. На Херринга падение башен-близнецов произвело сильное впечатление. «У меня были друзья, чьи родные находились там. Спустя какое-то время я понял, что хочу как-то поменять свою жизнь. Так и возникло желание уйти в армию», — вспоминал он. Кроме того, близкий друг Джамеля, старше на год, давно выбрал путь военного, и это укрепило намерение подростка.

Пройдя подготовку, в 2005 году Херринг присоединился к корпусу морской пехоты США. Тогда как раз шла война в Ираке. 19-летнего новобранца направили в город Фаллуджа (провинция Анбар, примерно в 57 километрах к западу от Багдада), известный по штурму американскими войсками, который случился годом ранее. Там продолжались ожесточенные бои — можно сказать, Фаллуджа была одним из центров военных действий в Ираке. Это была первая командировка Джамеля, и она оказала на его психику сильное влияние. «Я видел каменные здания, готовые развалиться. Никогда раньше не испытывал на себе песчаную бурю или жару более 50 градусов. Страх, что противник готовит скрытую атаку, всегда был, и через некоторое время это сделало меня параноиком. Каждый день я думал: я могу быть следующим», — рассказывал Херринг. Взрывы, кровь, невинные жертвы — вот что останется в его памяти.

Мне было тяжело видеть маленьких детей, которые страдают. Если кто-то говорит, что им все равно, они сумасшедшие

Джамель Херринг

Вторая командировка оказалась еще труднее. Теперь его определили на авиабазу Аль-Такаддума, которая располагалась между Фаллуджой и Рамади — другим городом провинции Анбар. Первая жена Джамеля ждала ребенка, и расставание с ней очень тревожило. А еще спустя несколько дней Херрингу пришлось пережить личную трагедию: погиб его сослуживец и товарищ Стивен. У Стивена остался сын, которому еще не было и трех недель. Собственного ребенка Джамель назвал в его честь. «Мой сын знает, что имя дано ему в память о великом человеке», — отметил боксер.

В 2007-м Херринг вернулся на родину в звании сержанта. О времени, проведенном в Ираке, он говорит часто. В феврале 2019-го он опубликовал свое фото оттуда в Twitter и подписал: «Вот почему я говорю, что боксом заниматься гораздо легче. Фаллуджа, Ирак. Не самое приятное место для 19-летнего парня».

«Я пытался помочь дочери, но она не дышала»

На службе Херринг не бросил бокс и не просто не растерял навыков, но и прибавил мастерства. Он выступал и побеждал на турнирах вооруженных сил. Успехи в спорте уберегли его от дальнейших поездок в горячие точки. За армейскими соревнованиями следило, например, руководство олимпийской команды, у которого очень быстро появились планы на Джамеля. Его отпустили из расположения части, чтобы он мог тренироваться с комфортом.

Карьера боксера-чемпиона — вот что ждало сержанта Херринга, по мнению тренеров

Однако в 2009-м Херринг едва не завязал со спортом. Случилось горе: умерла его дочь Ариана, которой едва исполнилось два месяца. Это был СВДС — синдром внезапной детской смерти. В одну из ночей боксер услышал крик — жена в ужасе трясла девочку, которая была без сознания. «Я переложил дочь на кровать, пытался помочь ей, но она не дышала. Никогда не забуду, как сидел в комнате ожидания в больнице, и вышел доктор. Он некоторое время сидел и молчал, а я про себя думал: "Все в порядке. Все в порядке". Затем он просто сказал нам: "Мне тяжело говорить вам это, но мы потеряли ее"», — рассказывал он.

Херринг впал в депрессию. Не то что не тренировался — не выходил из дома, а то и вовсе не вставал с кровати. Сил не было, отчаяние сводило с ума. Джамель винил себя в смерти ребенка: думал, что он мог следить за девочкой тщательнее. Отношения с супругой разладились. Казалось, это конец.

Долгое время мне не хотелось ничего. Я просто исчез. Постоянно думал: «Почему я? Я хороший человек, никогда не желал никому зла, так почему со мной происходит столько плохого?»

Джамель Херринг

Но все изменилось в один момент. Херрингу приснилась покойная дочь — будто она, уже взрослая, собиралась что-то ему сказать. «Я понял, что моя дочь не хотела бы видеть меня таким. Знаю, что она не хотела бы, чтобы я выбросил жизнь на помойку», — утверждал Джамель. Первым делом он пошел в зал и возобновил тренировки. Весь смысл своего существования он теперь видел исключительно в боксе.

«У меня была дыра в голове»

В сборной с пониманием отнеслись к паузе, которую взял Херринг. Чтобы помочь, тренеры пригласили его на сборы и загрузили работой. Пару месяцев выступлений на внутренних турнирах, и... На Олимпиаду в 2012 году в Лондон он отправился капитаном национальной команды. 27 июля 2012-го, спустя ровно три года после смерти Арианы, Джамель вышел на церемонию открытия Игр. «Я всегда думаю, что она смотрит на меня. Верю, что она видит мои попытки сделать все возможное», — говорил спортсмен.

Правда, на турнире Джамель проиграл первый же поединок. По очкам его превзошел казахстанец Данияр Елеусинов. Это, однако, не лишило американца амбиций — он решил перейти в профессионалы. Уже в августе 2012-го он дебютировал как профи, одолев пуэрториканца Жозе Валдеррама. Тот был «мешком», но для Херринга любая победа была ценна. Началась его четырехлетняя беспроигрышная серия, которая составила 15 боев.

Первое поражение Херринг потерпел от россиянина Дениса Шафикова, интерконтинентального чемпиона по версии Международной боксерской организации (IBO). Американец уступил техническим нокаутом и сильно пострадал: «У меня была дыра в голове, после боя я не мог нормально ходить», — вспоминает он. Во второй раз Джамель проиграл спустя год — соотечественнику Ладарию Миллеру. Неудачу он связал с проблемами психики: по словам Херринга, после боя с Шафиковым его стали одолевать ночные кошмары. Снились ужасы Ирака и похороны дочери. А еще Джамель стал подозревать, что за ним кто-то следит.

На протяжении полугода Херринг с переменным успехом лечился у психотерапевта. С переменным — потому что любой эмоциональный откат он переживал теперь с бутылкой спиртного. Это переросло в серьезную зависимость. Тренировки вновь прекратились, цели больше не было. «Мне было страшно. Я не понимал, что делать», — признавался спортсмен. Помогли друзья-боксеры. Они вытаскивали его в зал и заставляли до изнеможения колотить грушу. Херринг в очередной раз сделал над собой усилие — и победил. В мае 2018-го он вновь вышел на ринг и нокаутировал мексиканца Хуана Пабло Санчеса.

«Я обещал дочери, что выиграю титул»

25 мая 2019 года — в день, когда Ариане исполнилось бы десять лет, — американец стал чемпионом мира по версии WBO. Бой с японцем Масаюки Ито выдался тяжелым, но Джамель успешно уходил с линии атаки и хорошо действовал на дистанции, так что судьи единогласно отдали ему победу. Да и мог ли Херринг проиграть? «Обещал дочери, что выиграю титул, и он для нее. Я был в шоке, когда была объявлена ​​дата боя. С днем рождения, Ари!» — сказал боксер после поединка. Он добавил, что сын, наблюдавший за боем по телевизору, наверняка им гордится.

Первую защиту титула Джамель провел в ноябре прошлого года, тоже по очкам победив соотечественника Ламонта Роуча. Причем сделал он это в День корпуса морской пехоты США. «Это определенно много значит для всех военнослужащих, защищающих нашу страну. А она все еще в опасности», — заявил тогда Херринг. Он подчеркнул, что не мог опуститься в глазах морских пехотинцев.

Теперь Джамеля ждет Джонатан Окендо, причем их встреча уже дважды откладывалась. Сначала она должна была состояться 2 июля, но за пару дней до события выяснилось, что Херринг заразился коронавирусом. Не вышли на ринг спортсмены и спустя две недели, как планировалось, потому что повторный тест показал наличие вируса, несмотря на хорошее самочувствие Джамеля. Так что теперь боксеры должны сойтись на арене MGM Grand в Лас-Вегасе в августе.

Вынужденную паузу в выступлениях Херринг использовал как возможность отдохнуть и восстановиться, хотя изначально, еще до того, как заболел сам, и не был доволен отменой боев: «Я смотрел первый турнир Абсолютного бойцовского чемпионата (UFC), который проходил без зрителей. Это не казалось нормальным, но организаторы приняли правильные меры предосторожности. Спортсмены должны обеспечивать семью».

А семья у Херринга, кстати, большая: пятеро детей, у двоих из которых диагностирован аутизм. Они с женой живут в Цинциннати. Джамель — любящий отец, который все свободное от выступлений и тренировок время проводит с детьми. Он говорит, что учит их дорожить тем, что у них есть. Его отношение к жизни — в этой цитате из интервью Daily Mail: «Из-за того, что я пережил, я гораздо больше ценю все, что со мной происходит сейчас. У вас есть всего один шанс на жизнь. Я хочу прославиться как парень, который был в аду и вернулся, преодолел все трудности и многого достиг».

Ангелина Никитина

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности