Вводная картника

Цена процента

Президент Польши на грани провала на выборах. Чем это грозит Европе и России?

Мир

Фото: Omar Marques / Getty Images

12 июля в Польше пройдет второй тур президентских выборов. Бороться в нем будут действующий президент-консерватор Анджей Дуда и мэр Варшавы, либерал Рафал Тшасковский. Предсказать результаты голосования невозможно — кандидаты идут настолько близко, что итоговая разница между ними может оказаться в рамках статистической погрешности. Однако именно это решит, продолжит ли Польша двигаться в сторону автократии или же попытается вспомнить о демократии. За какие ценности борются кандидаты, почему любой исход приведет к расколу общества и как это скажется на России — в материале «Ленты.ру».

Изначально выборы президента были запланированы на 10 мая. Опросы показывали: нынешний президент легко обойдет всех соперников уже в первом туре, останется на второй срок и сможет продолжать текущую политику. Однако коррективы в планы внесла пандемия коронавируса и увеличение числа заболевающих COVID-19 поляков.

На фоне эпидемии вокруг проведения выборов разгорелись нешуточные баталии. Правящая партия «Право и справедливость» (PiS), поддерживающая официально беспартийного Дуду, не хотела что-либо отменять, а вот оппозиция настаивала: в условиях эпидемии здоровье граждан важнее. Попытки организовать всеобщее голосование по почте успехом не увенчались, и в итоге выборы все же отложили — до 28 июня (на них граждане уже голосовали по смешанной системе как на участках, так и по почте).

Такая заминка сильно помогла противникам власти, особенно главной оппозиционной либеральной партии «Гражданская платформа». Ее кандидат — вице-спикер нижней палаты парламента Малгожата Кидава-Блонска — к началу мая потеряла значительную часть поддержки, и перенос выборов позволил заменить ее на более перспективного политика — Рафала Тшасковского. Несмотря на поздний старт, кампания мэра Варшавы оказалась успешной. Обещания «бороться за сильное государство, за демократию» вывели его на второе место: он получил 30,5 процента голосов против 43,5 у Дуды.

За следующие две недели позиции действующего президента серьезно пошатнулись: чем ближе ко второму туру, тем меньше оказывается разрыв между кандидатами

По данным опроса аналитической компании Kantar, к 8 июля Тшасковского от Дуды отделяли 1,2 процента. При этом «догоняющим» за три дня до второго тура оказался именно действующий президент: 49,4 процента против 50,6. При таких показателях исход противостояния предсказать оказывается практически невозможно.

Раскольнические настроения

Президент в Польше — в значительной части именно церемониальная фигура, однако у него есть очень важные функции, в частности он назначает людей на ключевые посты и имеет право вето. По сути, именно за этот политический рычаг и борются консервативная PiS и либеральная «Гражданская платформа».

«Право и справедливость» имеет большинство в парламенте с момента выборов 2015 года. При поддержке Дуды она могла спокойно проводить свою консервативную политику и принимать необходимые для нее законы, не боясь решений со стороны главы государства.

Однако у PiS не хватает парламентских мест для того, чтобы «перебивать» президентское вето. Соответственно, при победе Тшасковского «Гражданская платформа», теоретически, сможет заблокировать принятие любого закона

Польские эксперты отмечают, что это как минимум на три года — до следующих парламентских выборов — серьезно подорвет способность правящей партии продвигать свою повестку.

Переизбрание Дуды же поспособствует еще большему проникновению PiS во власть. Кроме того, будут доведены до конца спорные судебные реформы, которыми крайне недовольны в Евросоюзе. В Брюсселе считают, что изменения, позволяющие штрафовать судей из-за вынесенных ими вердиктов, нарушают принцип разделения властей. PiS же утверждает, что хочет добиться более эффективной работы судебной системы.

Глава «Права и справедливости» Ярослав Качиньский считает, что Тшасковский при победе просто-напросто парализует страну. Однако бывший президент Польши Бронислав Коморовский не согласен с такой трактовкой. По его словам, для мэра Варшавы «на первом месте интересы страны», а потому он будет стараться договариваться по ключевым вопросам.

И с этим трудно поспорить: Тшасковский делает ставку на сплочение расколотого общества и пытается стать «президентом для всех». При этом он, в отличие от многих оппозиционеров, хвалил нынешние власти за правильные, по его мнению, решения и действия. Впрочем, сплотить страну пытается и PiS, только делает это на основе католических ценностей.

Радужные перспективы

Одним из серьезных различий в программах Дуды и Тшасковского является подход к ЛГБТ-сообществу. Действующий президент с самого начала строил свою кампанию в том числе на идее защиты традиционных ценностей и семьи. Это дополнительно привлекло сторонников — в католической Польше 66 процентов жителей выступают против однополых браков. К тому же традиционный электорат Дуды — это люди из провинций, где подобные нравы преобладают.

Среди предвыборных обещаний действующего президента — не давать разрешения однополым парам вступать в брак или усыновлять детей, а также запретить рассказывать про ЛГБТ на уроках в школах. Кроме того, он стремится «запретить пропаганду идеологии ЛГБТ» — обещание чем-то похоже на неоднозначно воспринятый российский закон о запрете пропаганды гомосексуализма. В какой-то момент Дуда даже заявил, что идеология «нетрадиционного» сообщества хуже коммунистической, что вызвало большой скандал.

С вступлением Тшасковского в игру вопрос прав членов ЛГБТ-сообщества стал одним из главных. Как отмечают эксперты, команда Дуды использовала эту тему, чтобы сплотить его сторонников в небольших городах и сельской местности. «Право и справедливость» даже попыталась представить голосование как выбор между «бело-красной Польшей в лице действующего президента и радужной Польшей».

Тшасковский в свою очередь обвинил главу государства в разжигании ненависти. Сам политик выступает на стороне ЛГБТ-сообщества: в феврале 2019 года он даже подписал хартию о его поддержке. Она включает борьбу с дискриминацией на уровне школ и запуск системы убежищ. А его слова о готовности стать человеком, который зарегистрирует первый в Польше однополый брак, вообще не находят поддержки у множества избирателей — люди просто не готовы к принятию таких радикальных мер. Вероятно, именно поэтому мэр во время кампании старался тему ЛГБТ не выпячивать. Отдельно он выступает в поддержку права на аборты.

Как отмечает кандидат исторических наук, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН и эксперт Российского совета по международным делам Дмитрий Офицеров-Бельский, на самом деле «разного рода заявления о ценностях играют в Польше не такую большую роль, как принято считать». По его словам, правительство PiS ведет очень грамотную экономическую политику, что ощущает и молодежь, которая раньше должна была искать работу за рубежом.

Не будем забывать, что PiS выполнила свои предвыборные обещания в вопросе поддержки семьи и рождаемости. А это намного актуальнее для большинства молодых людей, чем проблематика ЛГБТ

Дмитрий Офицеров-Бельский

Эксперт подчеркивает, что «разделение электората в Польше зависит не столько от возраста или гендера, а от проживания в больших городах или малых и в сельской местности, а также от экономического благополучия регионов». В итоге получается, что в Западной Польше, а также в Варшаве и Кракове, где уровень жизни всегда был выше, электорат больше симпатизировал либеральным силам, и непосредственное отношение к ЛГБТ-сообществу, вероятно, не окажет решающего влияния на победу или проигрыш кандидатов.

Западный вектор

Хотя у президента Польши функций не так много, сфера внешней политики является президентской прерогативой, отмечает Дмитрий Офицеров-Бельский. И именно во взгляде на отношения с другими странами у Дуды и Тшасковского есть серьезные расхождения.

До того как занять пост мэра Варшавы, Тшасковский много лет занимался темами международных отношений и европейской интеграции — участвовал в переговорах о вступлении страны в ЕС, а также был депутатом Европарламента. Это повлияло и на его кампанию на выборах: он призывает правительство перестать конфликтовать с Евросоюзом, в том числе на почве разбирательства из-за изменений в судебной системе. Политик заявляет, что из-за этого Польша «перестала быть лидером» среди европейских стран.

Дуда же в противовес этому демонстрирует свои тесные связи с Вашингтоном. Проамериканские взгляды президента известны давно: в 2018-м он даже предлагал создать в Польше базу «Форт Трамп», на которой разместились бы американские военные. Американский лидер Дональд Трамп, в свою очередь, называл польского президента образцовым союзником. А всего за четыре дня до первого тура Дуда нанес визит в США. По его итогам никаких конкретных решений принято не было, но поездка активно освещалась польскими СМИ.

Time отмечает, что визит вполне укладывается в стратегию правящей партии. Таким образом она пытается доказать, что вопреки утверждениям оппозиции Польша за годы под управлением PiS не оказалась в международной изоляции.

Если расхождение во мнениях по поводу западных союзников у Дуды и Тшасковского есть, то к вопросу России они подходят примерно одинаково. Мэр Варшавы практически не затрагивал эту тему, но в целом он поддерживает общий негатив своей партии по отношению к действиям российских властей.

При нынешнем президенте Польши Россию вообще признали главной угрозой безопасности для страны. И несмотря на общие заявления о желании Варшавы улучшить отношения с Москвой, за пять лет Дуды у власти серьезных подвижек в этом направлении не произошло, так что ожидать улучшений вряд ли стоит.

Офицеров-Бельский считает, что во втором туре скорее стоит прогнозировать победу действующего главы государства. В случае же избрания президентом Тшасковского «некоторую вербальную нормализацию отношений можно представить, однако для фактической явно нет причин», отмечает он.

За последние годы двусторонние отношения между нашими странами практически сошли на нет. Поэтому речь может идти только о взаимодействии на достаточно широком международном уровне

Дмитрий Офицеров-Бельский

«Например, польская сторона может активизировать свое участие в украинской проблематике и в белорусском вопросе, учитывая предстоящие вскоре президентские выборы. Это, конечно, может стать причиной для новых, однако не очень серьезных взаимных выпадов», — говорит эксперт.

По его словам, для Варшавы первостепенное значение имеют именно отношения с Вашингтоном. К тому же Польша после выхода Великобритании из ЕС претендует на то, чтобы быть ключевым партнером США в Евросоюзе. В этой связи выборы не польского, а американского президента станут ключевыми для отношений Варшавы и Москвы. «В случае победы [демократа Джо] Байдена политика США в отношении России может стать более жестокой, и это повлияет на политику Польши больше, чем что-либо еще», — подчеркивает Офицеров-Бельский.

Старая гвардия

Общей темой для политиков остаются и социальные программы. Правда, пока PiS хвалится выведением поляков из нищеты, Тшасковский напоминает о нереализованных обещаниях Дуды вроде масштабной программы жилищного строительства или серьезной госпомощи сельскому хозяйству. Он также указывает, что хвалебные речи о достижениях правящей партии на самом деле имеют мало общего с реальной ситуацией.

Мэр Варшавы вообще активно продвигает себя именно как «кандидата перемен», указывая на то, что большинство поляков не стало голосовать за действующего главу государства в первом туре.

Однако получить поддержку малых городов мэру Варшавы все-таки сложно: многие ассоциируют его со стандартными «столичными кадрами», которые оторваны от людей на местах

Дуда же планирует «выиграть с решительным преимуществом, чтобы мандат на защиту польских интересов был сильным». Однако большой разрыв маловероятен. Причем первое место для Дуды, вполне вероятно, породит волну недовольства: оппозиция давно не была настолько близка к триумфу, а потому прочно сидящую у власти PiS могут обвинить в «украденных выборах».

Впрочем, кто бы ни стал новым президентом, в общем и целом уклад в Польше существенно не поменяется, ведь и PiS, и «Гражданская платформа» — не какие-то новые политические силы, а партии, сменяющие друг друга уже 15 лет. И приход «новой» старой гвардии — лишь очередной виток борьбы либералов и консерваторов, не нарушающий общего русла польской политики.

Екатерина Первышева

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности