Николас Мадуро

«И никуда уходить не собирается»

В Венесуэле кончился бензин и началась эпидемия коронавируса. Как Мадуро удается сохранить власть?

Мир

Николас Мадуро

Фото: Matias Delacroix / AP

Происходящее в Венесуэле в последнее время все больше напоминает политический театр абсурда. Сначала малоизвестная частная военная компания из США совершила вторжение с целью свергнуть президента Мадуро по заказу оппозиции, но бравых наемников разогнали местные рыбаки. Затем в стране с колоссальными запасами нефти фактически закончился бензин, что усугубило и без того печальное экономическое положение. Не миновал Венесуэлу и коронавирус, однако, как это часто бывает в государствах с авторитарными режимами, опасность эпидемии оказалась сильно преувеличена. Хотя эксперты международных организаций уже говорят о катастрофе в области здравоохранения. Что на самом деле происходит в Венесуэле, как страна справляется с лавиной внешних и внутренних проблем и что помогает президенту Мадуро удерживать власть — в материале «Ленты.ру».

«Я получил проверенную информацию, что президент Колумбии Иван Дуке контролирует подготовку нового вторжения в Венесуэлу!» — президент Николас Мадуро в начале июня снова был в гневе, убеждая сограждан в злобных планах врагов. Главе Венесуэлы с первого дня его правления мешают разные силы, которые якобы только и думают о его свержении. Больше года процесс противостояния с оппозицией находится в острой фазе, а тут очень кстати подоспели новости о попытке переворота.

«Мы будем охранять родину, чтобы ни одна из групп наемников не смогла нанести вред ни одному венесуэльцу!» — заявил президент, утверждаясь в образе доблестного защитника отечества. И тут его можно понять: предыдущая попытка вторжения состоялась всего месяц назад. Правда, запомнилась она позорным провалом и оставила вопросы, ответа на которые нет до сих пор.

Солдаты неудачи

Молодой мужчина в серой кофте с растянутым воротником покорно отвечает на вопросы под запись: «Мы должны были добраться до Венесуэлы, попасть в Каракас и захватить аэропорт. Полученные инструкции включали захват аэропорта, чтобы доставить туда президента Мадуро и погрузить в самолет». Это Люк Денман, один из группы наемников, которая должна была устроить переворот, но потерпела неудачу, по сравнению с которой высадка в Заливе свиней — образец тактического мастерства и боевой доблести.

О неудавшемся вторжении малоизвестной ЧВК Silvercorp, базирующейся в американском штате Флорида, власти Венесуэлы впервые сообщили 3 мая. По официальной версии, наемники из Колумбии и США попытались проникнуть в страну на быстроходных катерах со стороны колумбийского штата Варгас. Поставленная им задача была простой и понятной на словах — окончательно отправить в историю пошатнувшийся год назад режим президента Мадуро.

По словам Денмана, в группу входили 20 наемников, которым пообещали 50-100 тысяч долларов за участие в операции «Гедеон». Однако подзаработать не вышло — бойцы, натренированные для госпереворота, почему-то не смогли справиться с местными рыбаками, которые скрутили их лесками. В итоге, по данным председателя Национальной конституционной ассамблеи Венесуэлы Диосдадо Кабельо, восемь наемников были ликвидированы, в плен взяты около 100 человек. Почему эти данные так сильно отличаются от показаний Денмана, никто не объяснил.

Действующий глава государства вполне ожидаемо обвинил в финансировании операции правительства США и Колумбии. Вдобавок Мадуро размахивал на публику документами задержанных, утверждая, что среди них — два американца из числа сотрудников личной охраны президента США Дональда Трампа. Дальше — больше: МИД выступил с заявлением о том, что непосредственным участником операции был лидер венесуэльской оппозиции Хуан Гуайдо, который в 2019-м провозгласил себя временным главой государства.

Венесуэла после неудачного переворота пригрозила Вашингтону самым жестоким наказанием — направить жалобу в Совбез ООН. Каракас также потребовал от генерального секретаря всемирной организации Антониу Гуттериша дать оценку вторжению и пресечь подобные попытки. На рассмотрение СБ вынесли и осуждающую резолюцию: в повестку ее внесла Россия, а США, конечно же, заблокировали. По словам заместителя постпреда России при ООН Дмитрия Полянского, в документе не было конкретных обвинений в чей-либо адрес, а «лишь поддержка базовых и общих принципов». Теперь в планах Венесуэлы — разбирательство с преступниками в Международном суде в Гааге.

Трамп, в свою очередь, однозначно отрекся от каких-либо связей с неудачниками. Смысл его комментария сводился к тому, что имей он желание вторгнуться, то не делал бы из этого секрета и отправил бы сразу армию

И по опыту это похоже на правду — например, США в начале апреля объявили о начале масштабной операции по борьбе с наркоторговлей в Западном полушарии. Одной из ее целей признавалось давление на Мадуро для лишения его финансирования, полученного от предполагаемых связей с наркобизнесом, например, от сговора с повстанцами группировки «Революционные вооруженные силы Колумбии» (РВСК или FARC). Минюст США тогда предъявил обвинения не только президенту Венесуэлы, но и другим чиновникам, в том числе председателю Верховного суда и министру обороны. За информацию об их местонахождении объявили вознаграждение в размере 15 миллионов долларов.

Под сомнение искренность рассказов об операции поставила и непоследовательность Венесуэлы в отдельных фактах, в том числе о помощи России. Так, местные военные сначала писали в Twitter, что как минимум восемь российских спецназовцев помогали искать участников неудачного вторжения с помощью беспилотников. Еще один пост гласил, что в Каракас прибыл российский вертолет, который поможет с поисками. Правда, вскоре военные удалили оба твита и заявили, что информация об участии россиян в операции — фейк. Такой же позиции придерживается и Москва.

Так или иначе, как минимум некоторые слова Мадуро впоследствии получили свое подтверждение. Бывший боец сил специального назначения армии США и действующий глава ЧВК Silvercorp Джордан Гудро признал, что именно он был инициатором операции. Он рассказал, что направил несколько групп наемников в Венесуэлу, но они были схвачены.

Вскоре свое расследование опубликовало агентство Associated Press. В нем рассказывалось, как Гудро работал с отставным генералом армии Венесуэлы Хавьером Ньето над обучением дезертиров в секретных лагерях в Колумбии. Отмечалось, что это было необходимо для организации трансграничного рейда, который и должен был завершиться арестом Мадуро.

Задержания участников операции «Гедеон» в Венесуэле

Не вмешательство, а вредительство

Как бы то ни было, эти данные так и не объясняли, какая связь может быть у наемников с властями США или другими силами, в том числе оппозицией. Единственной зацепкой оказался венесуэльский капитан Антонио Секея. Глава Silvercorp, рассказывая о неудавшейся операции, упоминал, что именно этот человек должен был на месте командовать наемниками. Секея участвовал в восстании год назад — когда Хуан Гуайдо провозгласил себя временным главой государства.

После провалившегося вторжения капитан оказался в числе задержанных. По его показаниям, в середине марта Гудро встречался с Гуайдо в США — самопровозглашенный президент якобы расценивал наемника как опытного военного советника по вопросу переворота. Слова Секеи о факте консультаций были единственной достоверной связью оппозиции с Silvercorp.

Исход же провалившейся операции для оппозиции при любых оправданиях выглядел вредительством: непонятные наемники с американскими шевронами вторгаются в страну без необходимой подготовки и сразу попадаются мирным венесуэльским рыбакам, а затем активно раздают показания на камеру.

В чем заключался глубокий смысл столь карикатурного вторжения и почему бойцы оказались не готовы к малейшему сопротивлению — вопросов остается все равно куда больше, чем найденных ответов

Кандидат политических наук, автор Telegram-канала «ЛАТАМ» Татьяна Русакова также считает ситуацию с неудавшимся переворотом чрезвычайно странной. Эксперт напоминает, что тактика силового вмешательства третьей стороны никогда ранее не была типична для оппозиции. «Да, она всегда была за ликвидацию режима, но прибегала для этого, прежде всего, к дипломатическим методам. Например, вспомните подобие диалога с Мадуро в Норвегии и на Барбадосе. Это, правда, закончилось, ничем. Но противники режима не могли не понимать, что вооруженное вмешательство третьей стороны усугубит ситуацию и затянет кризис», — считает Русакова. Кроме того, по ее мнению, тактика вооруженного свержения опасна еще и потому, что наемники в случае успеха могут осознать свою силу и затем прибегать к шантажу.

Как Гуайдо сверг сам себя

Новая информационная бомба, представившая оппозицию в невыгодном свете, разорвалась вскоре после провала вторжения и первых обвинений. Газета The Washington Post опубликовала документ, который раскрывает детали переговоров между Silvercorp и противниками власти в октябре 2019 года.

Полный план содержит важные подробности — начиная с того, какие мины нужно использовать, и заканчивая тем, как необходимо освещать переворот в СМИ. «Группа поставщиков услуг будет консультировать и помогать партнерской группе в планировании и проведении операции по захвату/задержанию/смещению Мадуро и установлению признанного президента Венесуэлы Гуайдо», — говорится в опубликованном тексте. Общая стоимость проекта оценивалась в 212,9 миллиона долларов, что было почти в 10 раз меньше запросов других ЧВК. Однако противников Мадуро подобная низкая сумма, судя по всему, не смутила.

Как отмечает Русакова, большой вопрос, почему этот документ внезапно появился в The Washington Post. «Мы не знаем о его подлинности — это вопрос доверия изданию. Однако если даже представить, что действительно существовали какие-то контакты и что-то такое планировалось, — обратите внимание, что подписи Гуайдо на документе нет. Есть подпись его советника Серхио Вергара, который уже подал в отставку», — подчеркивает эксперт. При этом подпись Гуайдо фигурирует на отдельном шестистраничном договоре на общее обслуживание между оппозицией и Silvercorp.

Отдельный вопрос: кому вообще было выгодно попадание этого документа в СМИ? Газета сообщила, что копия контракта была предоставлена венесуэльским оппозиционером Хуаном Хосе Рендоном — неформальным куратором сделки в США. «По замыслу Гудро, 800 человек должны были проникнуть в Венесуэлу и достать Мадуро с приспешниками. Он потребовал 1,5 миллиона долларов предоплаты. Я перевел ему всего 50 тысяч», — рассказал Рендон.

Операция первоначально якобы планировалась на начало года, но тогда между Гудро и Рендоном возник конфликт — главу Silvercorp не устроила сумма предоплаты. При этом он хотел подстраховаться, сообщив о своих опасных планах в Белый дом. Хаос в действиях и словах Гудро в определенный момент натолкнули оппозиционеров на мысль о проблемах с ментальным здоровьем лидера выбранной ЧВК. Но, несмотря на разногласия, откатывать назад было уже поздно: операция началась и тут же предсказуемо закончилась.

Если верить рассказанной The Washington Post истории, то провалившаяся операция «Гедеон» наносит сильнейший удар по авторитету лидеров оппозиции. Гуайдо в этой истории выглядит человеком, который не просчитал элементарные последствия и подставил сам себя и отчасти США. Некоторые аналитики считают, что главным результатом кампании вместо свержения Мадуро в ближайшей перспективе станет кастинг на роль главы оппозиции.

США действительно недовольны фигурой Гуайдо, и недовольство усиливается. Он становится довольно токсичным. Еще зимой пошли разговоры, что он не справился с задачей: США рассчитывали на быстрый результат

Татьяна Русакова

«Об этом говорит и международная поддержка: сначала его признали, но затем время стало играть на руку Мадуро. К примеру, членов его правительства в марте приняла Испания, которая на бумаге признает Гуайдо. Получается, такая двойная игра», — поясняет Русакова.

Война без военных

Время, похоже, действительно лучший союзник Мадуро. В 2019 году казалось, что президент Венесуэлы сохранил власть лишь каким-то чудом. Все началось 21 января, когда вспыхнули протесты на фоне инаугурации Мадуро, выигравшего вторые выборы. На одном из митингов Гуайдо провозгласил себя временным главой государства, а ряд стран во главе с США (всего более 50) признали его таковым. Россия выбрала сторону действующего президента, с которым налажено тесное сотрудничество во многих сферах, и в первую очередь в энергетическом секторе. Однако блицкрига по свержению у оппозиции не получилось, и с этого момента каждый следующий день лишь укреплял позиции Мадуро.

30 апреля Гуайдо предпринял вторую попытку — он снова призвал военнослужащих и народ страны к свержению Мадуро, назвав происходящее «финальной фазой операции "Свобода"». Молодой политик даже начал манипулятивно внушать, что армия уже на его стороне. Но на следующий день Мадуро объявил о своей победе и, в отличие от оппонента, нисколько при этом не приврал.

Лидер Венесуэлы продолжает править, опираясь на поддержку военных. И чем больше проходит времени — тем менее понятно, что будет с ситуацией двоевластия дальше. Так, еще в марте появился так называемый «план Трампа» о создании переходного правительства с представителями всех сторон. Вашингтон тогда даже пообещал снять со страны санкции в случае его выполнения.

Однако Мадуро на подобное соглашение пойти не может ни при каких обстоятельствах. «Сначала он читает, что США дают за его голову 15 миллионов долларов, а затем предлагают мирный план. Кроме того, Мадуро вообще никуда уходить не собирается. Оппозиция согласна создать переходное правительство Венесуэлы, даже с членами Социалистической партии Мадуро, но главное — без него самого. А США вообще не хотят уже видеть на выборах ни Мадуро, ни Гуайдо», — объясняет расклад сил Русакова.

Однако при вопросе о замене Гуайдо непонятно, кто способен прийти ему на смену. В стране еще со времен предыдущего президента Уго Чавеса нет ярких оппозиционеров, а властолюбивый Мадуро еще больше зачистил политический ландшафт

«Там просто нет никого, выжженное поле. Есть только системные мастодонты, например, Мария Корина Мачадо и бывший губернатор штата Миранда Энрике Каприлес, но это совсем не то, что нужно сегодня», — констатирует эксперт.

Оппозиция в такой неоднозначной ситуации понимает, что смена режима возможна только в том случае, если ей удастся привлечь на свою сторону армию. Вероятно, именно поэтому ее представители пытаются и дальше разыгрывать военную карту. К примеру, 1 мая — перед провалившимся вторжением — Гуайдо вновь уверенно говорил, что «вооруженные силы Венесуэлы — уже не домашнее чудовище диктатуры» и не очень-то поддерживают Мадуро. На деле — снова бездоказательные утверждения: до сих пор в стане военных фиксировались только отдельные случаи дезертирства генералов. Военные — по-прежнему столп нынешнего режима, и пока они его поддерживают, перемен в стране не предвидится.

Нет бензина, есть корона

Не добьет режим, судя по всему, и коронавирус, усугубляющий экономические проблемы по всему миру. В связи с пандемией в Венесуэле было введено чрезвычайное положение, включающее в себя и национальный карантин. Страну закрыли в середине марта, затем ограничения продлевали — и вот только с 15 июня запреты собираются ослаблять: при соблюдении мер предосторожности откроются спортзалы и торговые центры.

При этом в Венесуэле, по официальной статистике, одно из самых низких в Латинской Америке число заболевших коронавирусом. Всего в 28-миллионной стране зарегистрировано 2,8 тысячи случаев COVID-19 с 23 жертвами. Официальное объяснение таких успехов — верная стратегия правительства: утверждается, что вовремя введенный карантин позволил задержать распространение вируса.

Причина же всех проблем с инфекцией — традиционные внешние враги. Например, Мадуро обвинял главу Колумбии Ивана Дуке в попытке заразить венесуэльцев коронавирусом

Однако стремление продлить карантин как можно дольше реально может объясняться вовсе не заботой о здоровье граждан, а банальной нехваткой бензина в стране с самыми большими в мире запасами нефти. Правительству может быть просто выгодно держать население по домам. От дефицита бензина Венесуэла страдает уже давно, однако пандемия лишь усугубила кризис. Раньше венесуэльская нефть поставлялась в США, а обратно импортировался бензин. Санкции же 2019 года заблокировали работу крупнейшей нефтегазовой компании Венесуэлы PDVSA, и вскоре страна столкнулась с пустыми заправками.

Каракасу в тяжелой ситуации помог Иран — отправил пять нефтяных танкеров с 1,5 миллиона баррелей бензина и химикатами для его производства. Их сопровождали до места назначения другие корабли, самолеты и вертолеты. Происходило это на фоне привычных угроз США: от введения новых санкций до прямого воздействия на танкеры. Последнего, впрочем, так и не произошло. Однако для находящегося под ограничениями Ирана риски определенно стоили того — СМИ сообщали, что Венесуэла платит за бензин золотом.

На фоне всего происходящего не так и удивительно, что информацию о проблемах в стране сводят до минимума. С медициной в Венесуэле все было плохо и до коронавируса — уже тогда ее вполне можно было описать словами «катастрофа» и «полный развал». А сейчас единственный способ ознакомиться с реальной картиной — отслеживать информацию по маленьким местным публикациям. «Например, 18 мая была заметка о скончавшейся беременной девушке на большом сроке, которую просто не повезли в больницу из-за отсутствия бензина. Им обеспечивают только военных, и уже по остаточному принципу — транспорт для перевозки продуктов, скорая помощь», — отмечает Татьяна Русакова.

***

Ключевой союзник России на южноамериканском континенте сейчас переживает полномасштабный кризис, выхода из которого не просматривается. Москва заинтересована в стабильной Венесуэле, однако пока там разворачиваются сюрреалистические сюжеты. Невероятные по глупости попытки свержения президента, странные методы управления, гуманитарная и экономическая катастрофы, приправленные эпидемией смертельного вируса, — все это могло бы стать основой для захватывающей трагикомедии, но, увы, стало повседневностью для миллионов жителей реального государства.

Владимир Кулагин

Комметарии к этой новости отключены