Вводная картника

«Наша компания, на которую обратил внимание весь мир»

Telegram два года блокировали в России. Почему ограничениям пришел конец?

Интернет и СМИ

Фото: Dmitri Lovetsky / AP

18 июня после двух лет безуспешных блокировок в России открыли доступ к Telegram. Для этого даже не потребовалось решения суда — похоже, что властям удалось договориться с мессенджером, который за два года превратился в символ сопротивления. Почему его разблокировали именно сейчас — в материале «Ленты.ру».

Блокировка Telegram за два года доказала свою бесполезность. Россияне не отказались от использования мессенджера, напротив — за 2018 год его охват в России увеличился на 40 процентов. В 2020 году Telegram — третий по популярности сервис обмена сообщениями. Больший охват только у WhatsАpp и Viber. По словам основателя мессенджера Павла Дурова, сейчас Telegram в России используют порядка 30 миллионов человек.

Для обхода блокировок поклонники мессенджера пользовались VPN и прокси-серверами. Даже крупные чиновники открыто признавались, что не переставали использовать Telegram, и расхваливали его преимущества. Несмотря на то что формально доступ к мессенджеру ограничивали для того, чтобы им пользовалось как можно меньше пользователей, запретить его использование россиянам никто не мог. Когда через год после решения суда сервис Telegram Analytics провел опрос среди 84 тысяч пользователей мессенджера, оказалось, что почти у половины из них Telegram свободно работал без средств обхода блокировки. Другие освоили прокси-серверы и даже потратились на платные средства для обхода ограничений.

Заветный ключик

Камнем преткновения между мессенджером и российскими властями стали ключи шифрования от переписок пользователей. В 2016 году вступил в силу так называемый закон Яровой — пакет поправок, которые должны были обеспечить противодействие терроризму. Когда в апреле 2017 года в петербургском метро произошел теракт, ФСБ заявила, что он готовился через Telegram, и потребовала предоставить доступ к перепискам некоторых пользователей. Но Telegram отказался, назвав требование силовиков технически невыполнимым. Дело в том, что ключи шифрования хранятся на устройствах пользователей, а серверы мессенджера их не получают. Это не новинка Telegram, по такой системе работают WhatsApp, Viber, Signal и другие сервисы обмена сообщениями.

Как это действует? Для того чтобы обезопасить личные данные пользователей, мессенджеры используют сквозное шифрование сообщений — так называемое End-to-end encryption (E2EE). Это означает, что доступ ко всей информации в переписке имеют исключительно ее участники. При передаче информации с помощью E2EE на устройствах собеседников генерируется специальный ключ, без которого невозможно расшифровать переписку, и доступа к ней нет даже у самих сервисов. Это до ФСБ попытался донести глава компании Павел Дуров. Для того чтобы выполнить требование силовиков, Telegram нужно было бы полностью поменять функциональность сервиса, что технически невозможно. Если бы мессенджер согласился на ультиматум и изменил функциональность, сообщения пришлось бы шифровать единым ключом, а это значит, например, что пользователь чата смог бы читать чужие чаты.

«Тут работает следующая логика: если вашу переписку сможет прочитать кто-то, кроме вас и вашего собеседника, неважно, с помощью привилегированного доступа это будет устроено или умышленной "слабостью" алгоритмов шифрования, то это будет означать, что доступ может быть у неограниченного количества лиц. Это практически сводит на нет большинство преимуществ шифрования, достаточно будет лишь одного доказанного случая раскрытия зашифрованной переписки, чтобы доверия сервису больше не было», — объясняет логику мессенджера руководитель центра круглосуточного реагирования на инциденты информационной безопасности Group-IB Александр Калинин.

Другой вариант — пересылать все ключи на сервер, откуда их можно вычленить, но на это Telegram приводил такой аргумент: мессенджер ежедневно пропускает через себя миллиарды сообщений; хранить петабайты информации на серверах означало бы, что производители жестких дисков во всем мире должны существенно нарастить объемы их производства.

Telegram всех переиграл

Договаривался ли Дуров отдельно с силовиками, не раскрывается, однако источники «Интерфакса» утверждают, что Telegram так и не предоставил властям ключи шифрования, но начал взаимодействовать с ними по конкретным запросам о терроризме, что было оценено позитивно. «В плане сохранности личных данных изменений нет — право на конфиденциальность и тайну личной переписки остаются фундаментальным принципом Telegram во всех странах», — заверил Дуров.

Опрошенные «Лентой.ру» представители индустрии не верят в то, что для разблокировки Telegram важную роль играло разрешение старого конфликта с ФСБ. Сама идея блокировать Telegram перестала быть актуальной, говорит глава экспертного совета по цифровой экономике при Госдуме Никита Куликов (гендиректор АНО «ПравоРоботов»).

«Блокировать Telegram уже не является основной задачей. Если в 2018 году у мессенджера просили ключи шифрования, и это было актуально, то сегодня Telegram развился до такого уровня, что требования регулятора просто морально устарели. Никаких ключей шифрования уже быть не может, поскольку это блокчейн-платформа, которая одновременно "зеркалит" и отправляет данные на большое количество других компьютеров. Заблокировать что-то в таких условиях просто нереально», — поясняет Куликов. Технически повлиять на деятельность Telegram теперь невозможно, и у исполнительных властей просто не оставалось других вариантов.

На решение о разблокировке Telegram могли повлиять и перемены в руководстве страны, говорит источник «Ленты.ру» в Минкомсвязи. В январе руководить министерством назначили человека из индустрии Максута Шадаева (вице-президент «Ростелекома»), а премьер-министра Михаила Мишустина собеседник «Ленты.ру» называет «цифровым премьером», который «верит в технологии». Конкретно в Минкомсвязи незаменимость Telegram осознали во время операции по вывозу россиян из-за границы в разгар пандемии. Министерство связывалось с застрявшими за рубежом россиянами через мессенджер Дурова. «С большинством людей удалось связаться только через Telegram. Люди сами начали там координироваться», — говорит собеседник «Ленты.ру».

«Думаю, что власть осознала и признает, что Telegram — уже целая экосистема, с аудиторией и экономикой. Очень опрометчиво не вовлечь ее в правовое поле. Для государства это упустить налоги, влияние, контакт с администрацией сервиса», — полагает глава Российской ассоциации электронных коммуникаций Сергей Плуготаренко. По его словам, государственная политика в отношении крупных интернет-сервисов сейчас направлена не на борьбу с ними, а на приведение их деятельности в соответствие с законом. Профильные органы власти считают, что нарушителей закона лучше штрафовать, чем блокировать. Тем более что штрафные санкции могут ударить по карману интернет-компаний, а блокировки, как оказалось, далеко не всегда.

«Цифровая экономика — это не только нацпроекты, госкорпорации, министерства и ведомства. Это еще люди (пользователи), IT-профи (такие как Дуров), создаваемые ими сервисы (такие как Telegram) и стартапы, малый и средний бизнес. Вот это цифровая экономика. И отлично, если государство начинает понимать это. И пытается ввести в правовую плоскость, заметить тех, кто ранее был, мягко говоря, "за бортом" госпрограмм и госпроектов», — резюмирует глава РАЭК. По его словам, он считал и продолжает считать, что «Telegram — супер, а Павел — гений».

«Это важнейшая компания на российском рынке с точки зрения ее отечественных корней. Такие наши компании, которые могут обратить на себя внимание инвесторов, пользователей и остального мира, можно пересчитать по пальцам одной руки. Из глобальных — только Kaspersky, "Яндекс" и Telegram», — соглашается Куликов.

Заработать баллов на Дурове

Новость о разблокировке Telegram тепло восприняли буквально все, кто с ним связан — включая тех, кто курировал его блокировку. В Кремле аргументацию Роскомнадзора сочли «исчерпывающей». Однако судебный акт, по которому производилась блокировка мессенджера в России, не отменен. В теории это означает, что Роскомнадзор, который в этом деле является и истцом и исполнителем, в течение года может снова его заблокировать (по закону принудительное исполнение должно осуществиться в течение трех лет после вынесения приговора), говорит юрист Александр Журавлев, возглавляющий комиссию по правовому обеспечению цифровой экономики московского отделения Ассоциации юристов России.

Чтобы остановить блокировку Telegram, 15 июня группа депутатов от партии «Справедливая Россия» (Дмитрий Ионин, Федот Тумусов и Александр Терентьев) внесли в Госдуму законопроект, который запрещает ограничивать работу ресурсов, которые используются для информирования населения при введении режима повышенной готовности из-за чрезвычайной ситуации. В пояснительной записке подчеркивалось, что Telegram как раз такой ресурс, ведь его для информирования населения о коронавирусе использовали федеральные и региональные оперштабы. В конце апреля авторы законопроекта направляли этот проект федерального закона премьеру Михаилу Мишустину и главе Министерства цифрового развития. Собеседник «Ленты.ру» в министерстве усомнился в том, что именно этот проект оказал какое-либо влияние на решение снять санкции с Telegram.

«Федеральный закон о Telegram — звучит смешно, — согласен с этим Никита Куликов. — Это не та проблема, которую нужно решать законодательно. Законопроект явно вносился в популистских целях. Как можно на федеральном уровне регулировать деятельность технологической платформы?»

Глава РАЭК видит в этом другую подоплеку. «С одной стороны, Роскомнадзор сам распоряжается правом на исполнение. Но, с другой — решением суда на ведомство возложены обязанности. В силу части 2 статьи 13 ГПК РФ решение для ведомства подлежит неукоснительному исполнению. Решение Мосгорсуда о блокировке, скорее всего, останется в силе. Пока не примут закон и не подадут заявление об отмене решения по новым обстоятельствам. Думаю, стоит ожидать принятие нового закона о "неблокировании Telegram", который даст основание суду отменить решение и обязанности регулятора по блокировке», — предрекает он. Это поставит в кейсе Telegram правовую точку.

Демьян Широков

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности