Вводная картника

«Кататься на велике и писать музло»

Как на Западе полюбили песни молодой россиянки о советском детстве

Культура

Кадр: клип Kate NV - Plans

В прошлую пятницу вышел альбом москвички Kate NV (она же — Катя Шилоносова) Room For the Moon. Это уже третья сольная пластинка Шилоносовой — и, как и две предыдущие, она выходит на зарубежном лейбле; как и предыдущий альбом «для FOR», ее выпускают бруклинцы из RVNG Intl. Kate NV обласкана западными критиками и до пандемии регулярно выступала с концертами в Европе, Азии и Америке. Корреспондент «Ленты.ру» Олег Соболев разобрался, в чем секрет и в чем суть успеха российской артистки.

«Нет, нет, нет/Да, да, да», — когда голос Кати Шилоносовой появляется на Sayonara, третьем треке ее нового альбома Room For the Moon, кажется, будто он несет с собой неопределенность и нерешительность, которая отнюдь не исчезает со следующей строчкой: «Сайонара/прощай». Room For the Moon — это пусть и не упражнение в диалектике современной поп-музыки, но точно та запись, о которой ничего не может быть понятно сразу, с первого прослушивания. Начинается она двумя ударными почти инструментальными композициями (в первой Not Not Not голос Шилоносовой играет скорее эпизодическую роль, чем главную), которые будто выполнены в стилистике пестуемого ныне лейблом Unseen Worlds пост-минимализма калифорнийской школы. Потом начинаются песни, каждая — будто антитеза другой. Они настолько отличаются друг от друга по форме, по языку, по настроению, по вокальной подаче, что вместе они, по идее, не должны составлять ощущение единого целого, но происходит ровно наоборот. Удивительным образом эта запись, мечущаяся между разными мирами (или снами? или мечтами?), в конце концов рисует один единственный маршрут на карте: прямо в сердце.

«Я не могу писать музыку, когда мне неспокойно, — сообщает Шилоносова в разговоре с «Лентой.ру». — Музыка ко мне приходит, когда я нахожусь в гармонии с собой и окружающим миром. Она очень по-честному выходит доброй. На свете есть два занятия, которые делают меня счастливой: кататься на велике и писать музло». Песни на Room For the Moon и правда по большей части очень добрые — в том смысле, что половина из них напоминает своим языком и методом изъяснения песни из советских мультфильмов и киномюзиклов, о вдохновении которыми Шилоносова рассказывала авторитетнейшему сайту Pitchfork. Так, например, одна из самых спокойных и плавных композиций альбома, неслучайно названная It’s Already Sleepy, могла бы прекрасно прозвучать в той же самой «Мэри Поппинс, до свидания!». В сингле Plans (отдельного внимания заслуживает его замечательный видеоклип, какие у нас редко снимают) тоже звучат интонации советской поп-музыки 1980-х.

При этом нельзя сказать, что Room For the Moon — просто оммаж нашему общему с Шилоносовой прошлому, воображаемой Стране Советов и ее культуре. Не назвать его типичным и для западной поп-музыки. Скорее уж это запись, находящаяся где-то между той и этой крайностями, одинаково хорошо подчеркивающая личность Шилоносовой как выросшей в Казани русской девушки и ее амбиции как артистки международного значения.

«Там» успели заметить Шилоносову не только как Kate NV, но и как вокалистку и гитаристку московской группы «ГШ», когда-то давно именовавшейся Glintshake. «ГШ» играют классический неровный агрессивный гитарный постпанк, одной частью своих корней прорастающий из советского рока 1980-х, а другой — из, условно, Public Image Ltd. Собственно, партнер Кати по «ГШ» и автор сольного проекта «Интурист» Евгений Горбунов принял участие в сочинений текстов и исполнении музыки и на Room For the Moon. Но новый альбом Шилоносовой чрезвычайно далек от обыденной профессиональной продуманности — на самом деле артистка сочинила его, переживая кратковременные приливы вдохновения.

Я очень долго иду до своего стула — вот этого вот стула, который за меня все пишет

Катя Шилоносова

«Например, мне нужно записать какую-то штуку для радио. При этом у меня включен синтезатор, и я какую-то штуку сыграю случайно, и она покажется мне классной — тогда я сразу переключаюсь и записываю. Когда появляются идеи, я никогда их не останавливаю. Бывает, начинаешь трек, и тебе что-то приходит в голову совершенно из другой оперы, и ты все равно это записываешь. Ты очень быстро переключаешься, но всегда даешь музыке случиться», — рассказывает артистка.

Но Room For the Moon — это событие в новой русской музыке не только потому, что альбом издан на западном лейбле, или потому, что Шилоносову ценит Pitchfork. Своей продуманностью, специфически неописуемым звучанием и смелостью в выборе методов изъяснения — от необычной инструментовки до французского языка, на котором артистка посередине альбома вдруг начинает петь так, будто делала это всю жизнь, — он сильно отличается от большей части той поп-продукции, которая вообще записывается в России. Обычно она определяется слушателем и ориентирована на специфическую аудиторию. Room For the Moon же по всем признакам может лишь сконструировать своего слушателя сам — уж слишком непохож этот альбом на расхожие стереотипы обо всем русском, уж слишком сильно он происходит из воображения и чувств уникальной для отечественной сцены артистки. Никакого «нет, нет, нет» — только «да, да, да».

Альбом Room For The Moon можно послушать на официальной странице Kate NV в Bandcamp

Олег Соболев

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности