Вводная картника

Перешли Иордан

Израиль готов силой забрать палестинские земли. Кто победит в новом столкновении на Ближнем Востоке?

Мир

Фото: Mohamad Torokman / Reuters

Израиль намерен окончательно решить палестинский вопрос и забрать Западный берег реки Иордан — территорию, населенную преимущественно палестинцами, которую ООН считает оккупированной еврейским государством. Таким образом Тель-Авив воплотит в жизнь «сделку века» — план США по урегулированию палестино-израильского конфликта. И хотя палестинская автономия отвергла предложения Вашингтона, израильская армия уже вовсю готовится к операции. И без того сложная ситуация усугубляется тем, что спорная территория исторически принадлежала Иордании, и в королевстве об этом не забыли. В этой ссоре израильтян поддерживают США, а на стороне иорданцев единым фронтом выступают палестинские террористы и ООН. Но королю Абдалле II, кажется, уже не до переговоров: он пригрозил Израилю ответить на агрессию и готовится к вооруженному конфликту. Начнется ли на Ближнем Востоке новая война и у кого есть шансы выйти из нее победителем — в материале «Ленты.ру».

«Рассвет в горах»

«Если Израиль действительно аннексирует в июле часть Западного берега реки Иордан, это приведет к большому столкновению с нами», — так король Иордании Абдалла II ибн Хусейн аль-Хашими отреагировал на планы соседа. 15 мая монарх заверил, что готов к любому сценарию, и назвал последствия присоединения опасными: «Что будет, если рухнет Палестинская национальная администрация (ПНА)? Это приведет к анархии и росту экстремизма по всему региону».

Если Израиль присоединит Западный берег в июле, начнется конфликт — причем не только с палестинцами, но и с Иорданией

король Абдалла II

Абдалла II перешел на угрозы не просто так, а в ответ на заявления премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху. Тот посчитал, что наконец пришло время аннексировать палестинские территории в пользу еврейских поселений на Западном берегу реки Иордан и в Иорданской долине. «Это место, где еврейский народ появился и развивался. Пришло время распространить [на них] израильский суверенитет и вписать еще одну славную главу в историю сионизма», — заявил глава правительства. Ни израильский премьер, ни иорданский монарх не готовы уступить священную землю.

До аннексии осталось меньше месяца: скорее всего, Нетаньяху договорится, чтобы операцию назначили на 1 июля. Не дожидаясь одобрения Кнессета, израильские силовые структуры начали практическую подготовку к операции, которую назвали «Рассвет в горах». На всякий случай еврейское государство готовится к разным сценариям развития событий — от одиночных атак и протестных акций до массовых демонстраций и вооруженного восстания.

Эксперты опасаются, что если сам иорданский король выступил против Израиля, то отношения уже накалены до предела, и он вот-вот отдаст приказ задействовать войска. В конце концов, у Иордании и Израиля уже был опыт вооруженного противостояния — оно продлилось около 30 лет с небольшими перерывами. Погибли десятки тысяч арабов и израильтян, в конфликт вступали не только Иордания с Израилем, но и Палестина, Египет, Сирия и другие страны. И если Абдалла II и Нетаньяху не договорятся сейчас, регион может ожидать очередная серия затяжных конфликтов — только на этот раз жертв может быть на порядок больше.

Земельный вопрос их испортил

Страны не просто так вцепились в кусочек суши площадью 5 тысяч квадратных километров (меньше площади Кипра). С точки зрения Совбеза ООН, территория Западного берега реки Иордан находится под израильской оккупацией. Однако Израиль с этим не согласен и утверждает, что имеет права на территорию, просто сейчас их нужно отстоять.

По данным ЦРУ, большая часть населения спорного района — мусульмане (не более 85 процентов, в большинстве своем палестинцы-сунниты), следующие по численности иудеи (до 14 процентов), христиане (до 2,5 процента) и другие группы. Местные палестинцы считают себя коренными жителями — многие семьи насчитывают десятки поколений, живших на этой земле. Основная проблема — еврейские поселения, которые нарушают международное право. Несмотря на возражения ООН, Израиль продолжает отправлять туда военных, технику и людей, тем самым как бы доказывая свои исторические права на территорию.

Разбираться в том, кому исторически принадлежит Западный берег, — задача непосильная, поскольку для этого придется выяснить, кто жил там «первее». Если углубиться в историю, можно запутаться еще сильнее: в разные времена территория входила в состав Иудеи, Римской империи, Арабского халифата, Египта и даже Монгольской империи.

Последним владельцем Западного берега была Великобритания: тогда он входил в состав Палестинского мандата, к которому фактически относилась и Иордания. Правда, тогда она называлась Эмират Трансиордания и, в отличие от Палестины, была автономией. Когда королевство обрело независимость, оно внезапно лишилось этого куска суши, а вместе с ним и спокойствия — вскоре по соседству образовались Израиль и Палестина, не прекращавшие с тех самых пор воевать.

Следующие 30 лет Иордания и еврейское государство с переменным успехом боролись за Западный берег. Королевство аннексировало территорию в 1950-м, воспользовавшись кровопролитной войной между Израилем и Палестиной. Тогда оба берега реки Иордан назвали «исторически, физически и национально едиными». Иорданское единство сохранялось до 1967 года, но по итогам Шестидневной войны сменилось на единство израильское. Несмотря на попытки Аммана отстоять Западный берег, он так и остался под военным контролем Израиля.

В 1988-м иорданский король Хусейн ибн Талал заявил, что страна отказывается от притязаний на землю. Дело не в том, что для Хашимитского королевства «исторически, физически и национально единая» земля вдруг утратила ценность — просто бороться за нее стало очень дорого. Цена повышалась не только в военных кампаниях: после 1967-го Иордания продолжала выплачивать зарплату и пенсии государственным служащим, работающим на Западном берегу, и финансировать образовательные и религиозные учреждения. Заявление монарха в результате прекратило эти выплаты.

«Между ними была химия»

Формальный отказ Иордании от прав на Западный берег означал не только стремление сэкономить на дорогостоящих военных кампаниях. Амман решил пойти на сближение с Израилем — зачем отдалять врага, если можно держать его ближе. Улучшение отношений началось в 1990-х вместе с серией переговоров между странами. Они привели к подписанию мирного договора: Иордания подтвердила, что притязаний на Западный берег у нее нет, и 46-летняя вражда вроде бы наконец завершилась.

Иорданский журналист и аналитик Осама аль-Шариф считает, что мир наступил благодаря усилиям тогдашнего израильского премьера Ицхака Рабина и иорданского короля Хусейна: «Между ними была химия. Король Хусейн испытывал симпатию к Рабину, и наоборот».

Несмотря на то что в глазах иорданцев и палестинских исламистов король Хусейн вдруг стал предателем, он ничего плохого в сближении не видел: положительных сторон в дружбе с Израилем было больше. Впрочем, вместо дружбы здесь скорее уместен оксюморон frenemy (сочетание слов friend и enemy — друг-враг). В конце концов, сэкономив на войнах, Иордания продолжала финансировать исламистские группировки, с завидной регулярностью атаковавшие евреев. Израиль не отставал и за символическую сумму покупал лояльность некоторых из них: ходили слухи, что палестинское движение ХАМАС некоторое время существовало в том числе на шекели. Туда же поступал иорданский динар.

Но все это было за кулисами. На сцене государства действительно пытались удержать хрупкое равновесие: Хусейн даже лично извинился перед израильским правительством, когда через несколько лет после заключения мира иорданский солдат пересек границу и расстрелял израильских школьников. Однако меньше чем за год в отношениях двух стран вновь произошли изменения. 4 ноября 1995-го израильского премьера Ицхака Рабина убил экстремист — правда, не палестинский исламист и даже не иорданский солдат, а обычный студент, гражданин Израиля.

Король Хусейн так и не смог растопить сердце нового премьера Биньямина Нетаньяху, не получилось это и у его наследника Абдаллы II. В итоге Израиль и Иордания более десяти лет не проводили переговоров на высшем уровне, практически все связи поддерживались между дипломатами среднего звена, советниками и сотрудниками служб госбезопасности. В отношениях наступила фаза холодного перемирия: совместные экономические проекты провалились, королевство снова закрыло глаза на исламистов, свободно пересекавших границу с Израилем для того, чтобы устроить теракт, и затем спокойно возвращавшихся обратно. В Израиле тем временем разработали проект «дорога суверенитета», которая должна соединить Иерусалим и Маале-Адумим, где находятся палестинские поселения. Дорога позволит начать строительство стены, которая разделит местных палестинцев с их родиной.

Вода — новая нефть

Амману все сложнее сдерживать гнев своих граждан: на том, чтобы дать Израилю вооруженный отпор, которым король Абдалла II пригрозил в мае этого года, иорданцы настаивают уже больше десяти лет. Они недовольны не только тем, что происходит в Палестине и на Западном берегу, но и вмешательством Израиля во внутренние дела Иордании. Отношения между странами иорданцы называют серией невыполненных обещаний. «Израильтяне воспринимают как должное все, что мы для них делали, они слишком высокомерны», — заявил иорданский журналист, пожелавший сохранить анонимность.

Однако Иордания связана мирными соглашениями: от этого зависит не только ее безопасность, но и финансирование

Мирный договор сулил Амману открытие зон свободной торговли, решение проблем с нехваткой воды и сближение с США, равноценное получению большей прибыли. Дело в том, что Иордания слишком маленькая, практически лишена природных ресурсов, кое-как справляется с наплывом беженцев и зависит не только от международной финансовой помощи, но и от египетского газа, идущего через Израиль, — по сути на нем держится все электроснабжение.

Еще одна проблема — нехватка пресной воды. По данным за 2019 год, питьевой воды в Иордании хватит на два миллиона человек — между тем в стране проживает уже больше десяти миллионов. Вода — а точнее, ее отсутствие — в регионе уже стала более ценной валютой, нежели нефть. Некоторые эксперты считают, что если бы не засуха в Сирии, длившаяся с 2006-го по 2011 год, гражданской войны в стране не случилось бы.

Это особенно острая проблема и для Западного берега: жители еврейских поселений пользуются и без того ограниченным ресурсом, а местные палестинцы не хотят делить с ними воду. Амману потребовались годы, чтобы усадить ПНА и Израиль за стол переговоров: иорданцы давно хотят построить трубопровод, по которому пресная вода будет идти из Красного моря в Мертвое.

Выходит, что Иордания попала в тупик: с одной стороны, она зависит от Израиля и поставок питьевой воды и газа, с другой — Амману нужно следить за тем, чтобы палестинские террористы, еще вчера орудовавшие на территории Израиля, не устраивали терактов на территории Иордании. Несмотря на такое положение, королевство все равно угрожает израильтянам полным разрывом отношений: даже зависимость от ресурсов не смоет позора от потери Западного берега.

Мы не признаем односторонние шаги Израиля по аннексии палестинских земель. Мы пересмотрим все аспекты наших отношений

Омар Раззаз
премьер-министр королевства

Угрозы Иордании небеспочвенны, ведь Израиль тоже зависит от королевства. Во-первых, в стране немало тех, кто против построения «дороги суверенитета» и оккупации Западного берега. Голос Аммана может успокоить не только иорданцев, но и палестинцев: Амман все еще воспринимают как защитника жителей Западного берега. Во-вторых, соглашения между странами фактически установили в королевстве буферную зону между Израилем, Ираком и Сирией. Если монархия рухнет, поток беженцев из охваченных конфликтами стран хлынет западнее, в еврейское государство. И Израиль может не справиться с двумя миллионами человек, которых приняла Иордания в последние восемь лет.

Обе стороны заинтересованы в поддержании хрупкого мира. Однако новое израильское правительство не смягчает, а только усиливает давление на Палестину и Иорданию. И при поддержке США у Израиля есть все шансы присвоить Западный берег.

Договориться нельзя воевать

Последнее ухудшение отношений между Израилем и Иорданией произошло после прихода к власти в США Дональда Трампа: его администрация даже не делала вид, будто уважает интересы других стран региона. Подход Вашингтона к ближневосточной ситуации исключительно произраильский — к примеру, вопреки мирным соглашениям американцы объявили Иерусалим столицей еврейского государства. План Трампа по урегулированию палестино-израильского конфликта — «сделка века» — не учитывает даже интересов Палестины, не говоря об Иордании.

План предусматривает фактическое увеличение палестинских территорий в два раза по сравнению с нынешними. Палестина, в случае принятия соглашения, будет включать территории Западного берега реки Иордан и сектора Газа за исключением земель, занятых еврейскими поселениями, — все они будут принадлежать Израилю. За еврейским государством останется и долина реки Иордан — то есть земли, когда-то принадлежавшие Иордании.

Иордания скорее склоняется к модели «два государства для двух народов», согласно которой Палестину признают легитимной и независимой наравне с Израилем. План Вашингтона никакой суверенной Палестины не видит. «Если Израиль и США примут "сделку века", они по сути узаконят апартеид и расизм в регионе. Это неизбежно», — считает глава иорданского МИД Айман Сафади.

Амман стоит перед тяжелым выбором: «сделка века» угрожает не только национальным интересам королевства, но и его существованию вообще. 1,5 миллиарда долларов, которые страна ежегодно получает от США, ставят Иорданию в зависимое положение. Однако если «сделку века» действительно осуществят, народ, еще вчера клявшийся в верности Абдалле II, выйдет на улицы.

Конец идеи «двух государств для двух народов» приведет и к концу монархии в Иордании

Победа же Аммана в этом противостоянии будет означать не только защиту палестинцев. Остановив «сделку века» и отстояв право на Западный берег, королевство получит и ресурсы, и огромное влияние в регионе. Государство будет контролировать границы с шестью странами и пользоваться всеми преимуществами этого контроля. Это и вода, и газ, и деньги — даже США вряд ли станут спорить с таким сильным игроком и предпочтут встать на его сторону.

В реальности ни о какой победе Иордании речи пока не идет. Связь нынешней администрации США и Израиля слишком тесна, да и Амману уже не так интересен Западный берег. Пока это вопрос выживания: без мира или хотя бы перемирия пострадает не только хашимитская династия, но и все население — Иордания слишком зависит от воды, газа и денег.

Перемирие могут обеспечить переговоры, но за стол должны сесть не только представители Израиля и Иордании, но и Палестины, США, России и Евросоюза — в общем, все, кто имеет хоть какое-то отношение к политике в регионе. Скорее всего, Нетаньяху надолго заручился поддержкой Вашингтона, а Абдалла II продолжит давить на Евросоюз: его козыри — это многочисленные соглашения и взрывоопасная обстановка в регионе.

Если всех игроков усадят за стол переговоров на высшем уровне, вопрос Западного берега можно будет отложить еще на некоторое время — до следующего политического кризиса

Однако перемирие, скорее всего, будет временным — ведь не просто так действие происходит на Ближнем Востоке. Иордания и Израиль зажаты на крохотном куске суши, рядом — Сирия и Ирак, давно охваченные войной, Ливан, который накрывает волна протестов, и «поджимающий» еврейское государство Египет. Если Иордания и Израиль возьмутся за оружие, война охватит весь регион, а потери могут оказаться так велики, что жить на Западном берегу будет некому.

Стоит отметить, что и без внешних раздражителей перемирие вряд ли будет долгим: отношения между Иорданией и Израилем из-за палестинской проблемы обостряются постоянно. Вялая реакция Лиги арабских государств (не говоря уже о Евросоюзе и ООН) на решения Вашингтона по Иерусалиму и «сделке века» лишь подтверждает, что о Палестине все давно забыли. Арабские страны уже не объявляют эмбарго на поставки нефти Западу в знак протеста против их поддержки Израиля, а теракты и обстрелы, которые продолжают устраивать палестинские исламисты, никого не удивляют.

Иордания, 70 процентов жителей которой — палестинцы, игнорировать происходящее не может. Видимо, в конце концов они с Израилем будут вынуждены вдвоем решать проблемы, о которых все стараются забыть.

Елизавета Наумова

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности