Вводная картника

«В полиции США немало тех, кто хочет убивать»

Бывший американский полицейский — о беспредельщиках в погонах и о причинах беспорядков в США

Силовые структуры

Фото: Andrew Burton / Getty Images

Смерть афроамериканца Джорджа Флойда из Миннесоты спровоцировала волну насилия в США. В крупных городах страны начались демонстрации протеста, а вслед за ними и массовые беспорядки. Погромщики жгут машины, грабят магазины и частные дома, есть жертвы и пострадавшие. Обостренная реакция американского общества на полицейский произвол вполне объяснима: в США злоупотребление полномочиями среди полицейских — не редкость. О том, как американские стражи порядка нарушают закон, что у них общего с российскими коллегами и что на самом деле стоит за волной насилия в США, «Лента.ру» поговорила с бывшим сотрудником полиции американского штата Флорида Марком Дуганом, который перебрался в Россию после того, как бывшие коллеги объявили ему войну.

«Лента.ру»: Как долго вы работали в полиции США и чем именно занимались?

Марк Дуган: Я отслужил шесть лет в полиции штата Флорида. Работал следователем, расследовал кражи со взломом, незаконные проникновения в жилища, ограбления, а затем и умышленные убийства.

А как вы оказались в России?

В 1999 году я ушел со службы в морской пехоте США и поступил в полицию округа Палм-Бич штата Флорида. Со временем я стал замечать, что некоторые мои коллеги нарушают закон, допускают злоупотребления полномочиями и фабрикуют уголовные дела. Мои попытки донести эти факты до руководства и как-то исправить положение не увенчались успехом.

Тогда я передал все эти сведения в газету The Palm Beach Post, которая сделала публикацию о проблемах в полиции округа. Но после этого у меня начались проблемы на службе, и через какое-то время мне пришлось уволиться. Тогда я создал сайт, где добропорядочные полицейские могли бы публиковать сведения о злоупотреблениях своего начальства.

Мы разоблачили нескольких преступников в погонах с помощью этого ресурса. Но в ответ на меня попытались сфабриковать дело, у меня дома в 2015-2016 годах прошла серия обысков, в том числе с участием ФБР. Все мои компьютеры были изъяты, счета заморожены. Я понял, что моя посадка в тюрьму — вопрос времени.

Но почему вы решили бежать именно в Россию?

Здесь у меня были знакомые, журналист и его жена. Отдельная история о том, как я выбирался из Америки. На частном самолете я перелетел в Канаду, оттуда — в Стамбул и лишь после этого — в Москву. Здесь, после того, как я рассказал властям России о себе, мне дали политическое убежище. Теперь я жду российского гражданства.

Возвращаясь к США — как вы оцениваете действия патрульного полицейского Дерека Шовина, который применил к Флойду удушающий прием, надавив коленом ему на шею?

Пока остается много вопросов о том, что же именно там случилось. Этот парень, Флойд, совершил преступление, этот факт никто не оспаривает. И в какой-то момент он стал вести себя крайне агрессивно. Но, с другой стороны, на кадрах видео я не увидел необходимости давить на шею Флойда коленом.

Можно ли говорить, что полицейский злоупотребил своими полномочиями?

Я думаю, здесь имело место не злоупотребление полномочиями, а чрезмерное применение силы.

Как, с вашей точки зрения, следовало вести себя Шовину, чтобы избежать столь тяжких последствий?

Мы пока не знаем точную причину смерти Флойда. По предварительным данным, задержанный умер из-за употребления алкоголя, наркотиков и применения к нему удушающего приема. Мы не знаем, принял ли он какие-либо наркотические вещества накануне этих событий, не стало ли это основной причиной смерти. Поэтому трудно говорить, как должен был себя вести конкретный офицер полиции, до того как будет дан ответ о состоянии Флойда в момент задержания.

Были ли, с вашей точки зрения, нарушены инструкции, разработанные для патрульных полицейских в данной ситуации?

Мне кажется, в целом полицейские все делали по инструкции: увидели подозреваемого, решили его задержать. Просто, мне кажется, само задержание было проведено с нарушениями — вот в чем проблема.

Дело патрульного Дерека Шовина — это исключение из правил, или чрезмерное применение силы стало серьезной проблемой для полиции США в целом?

Чрезмерное применение силы полицейскими — это очень частая ситуация в США. Полицейские часто творят при задержании что хотят, причем без риска быть привлеченными к ответственности. Это давно стало серьезной проблемой.

А почему?

Законодатели приняли такие законы. Они написаны так, что полицейские могут себе позволить вести себя как угодно. Согласно постановлению Верхового суда США, принятому в конце 80-х, полицейский может стрелять на поражение в случае, если он почувствует угрозу для жизни — своей или окружающих.

Заметьте: не если эта угроза реально существует, а если он просто почувствует угрозу. Ну и, если говорить о конкретном патрульном по фамилии Шовин, мне кажется, что этого — теперь уже бывшего — полицейского не признают виновным в уголовном преступлении.

Как это возможно?

Все дело в уголовном законе штата Миннесота, где погиб Джордж Флойд. Сейчас полицейского Шовина обвиняют в так называемом убийстве третьей степени. Это убийство, «совершенное без намерения причинить смерть лицу, когда его гибель стала следствием чрезвычайно опасного для окружающих деяния, которое было сопряжено с ярко выраженным пренебрежением к человеческой жизни».

Но в данном случае о каком подобном деянии можно вести речь? Полицейские делали свою работу, которая связана с постоянным взаимодействием с людьми, в том числе — против их воли, а также с их задержанием. Стало быть, данная квалификация действий патрульного не подходит.

Также его обвиняют в непредумышленном убийстве, но практика по подобным статьям построена так, что присяжным надо будет точно установить, что Шовин допустил преступную халатность и пренебрежение к жизни подозреваемого, когда его задерживал. Это будет непросто, учитывая, что Флойд оказывал сопротивление.

Каковы основные проблемы современной американской полиции, с которыми сталкиваются обычные граждане? Коррупция? Насилие? Что-то еще?

Все зависит от того, что мы понимаем под коррупцией. В России, когда люди говорят о коррупции, они имеют в виду получение и дачу взятки. Полицейские в Америке почти не берут взяток, они зарабатывают неплохо. Начальная зарплата американского полицейского составляет около 45 тысяч долларов (более трех миллионов рублей — прим. «Ленты.ру») в год или около трех тысяч долларов (более 200 тысяч рублей) в месяц.

Как мне сказали российские знакомые, полицейский в России получает в среднем 35-40 тысяч рублей, то есть 570 долларов в месяц. Так что проблема не во взятках. Американские полицейские убивают людей чуть ли не в промышленных масштабах. По официальной статистике, в 2019 году сотрудниками полиции было убито более тысячи человек — и почти всегда за это никто не нес ответственности.

Так что в России проблема в том, что полицейские могут отпустить вас за тысячу рублей, если вы пьете пиво не в том месте или превысили скорость. А в США вас могут за неосторожное движение застрелить. В России полицейские гораздо более миролюбиво настроены к обычным людям и реже допускают неоправданную жестокость. И они десять раз подумают, прежде чем применять огнестрельное оружие на поражение.

Как же, с вашей точки зрения, можно улучшить ситуацию с полицейским насилием в США?

Основная проблема в том, что в Америке практически никто не осуществляет эффективный надзор за полицией. Я считаю, решить эту проблему можно только через создание эффективного механизма гражданского контроля. То есть когда на полицейского кто-то жалуется, эта жалоба должна поступать в комиссию гражданского контроля, и только она может решать, верно поступил сотрудник или нет.

Еще руководству полиции следует внимательно вести отбор кандидатов на службу. Сейчас там служит немало тех, кто хочет убивать других людей. Не готовы сделать это в случае необходимости, а именно хочет. Не думаю, что с таким образом мыслей можно кого-то защищать.

При этом не стоит думать, что все, кто служит в американской полиции сейчас, сплошь подонки и убийцы. Там немало и честных людей, которые стараются нормально делать свою работу. Я бы даже сказал, что таких большинство. Просто система построена неподобающим образом.

Но в полиции США есть служба внутренней безопасности, сотрудники которой осуществляют надзор за деятельностью полиции, а также ФБР, которые уполномочены расследовать преступления, совершенные полицейскими…

Есть, только это все чушь собачья.

Почему?

Вот вы упомянули собственную безопасность. Но в конечном итоге ее сотрудники замкнуты на руководство полиции штата, а оно не заинтересовано выносить сор из избы, портить свою репутацию и статистику увольнений полицейских по отрицательным мотивам. Что касается ФБР, то да — это структура федерального подчинения, и формально она независима от полиции штата.

Но кто вам сказал, что ФБР противостоит полиции штата? Для ведения своих операций на территории всех США федералам необходимо взаимодействовать с территориальными полицейскими органами, а потому ФБР старается поддерживать хорошие отношения с полицейскими на местах.

Здесь, кстати, кроется ответ на вопрос, почему российские полицейские ведут себя более миролюбиво по отношению к гражданам, чем их американские коллеги в схожих ситуациях. В России сотрудникам полиции действительно приходится нести ответственность за свои поступки.

На одного патрульного приходится несколько проверяющих: внутренняя инспекция, прокуратура, Следственный комитет России (СКР). И российский патрульный не может просто так, без веской причины, взять и застрелить кого-то, а потом сказать, что он чувствовал угрозу своей жизни. А в США такое возможно.

Вернемся к патрульному Дереку Шовину — его уже уволили. Как вам кажется, это может хотя бы немного успокоить погромщиков?

Нет. Дело в том, что смерть Флойда стала лишь поводом, а не причиной беспорядков. Те, кто сегодня в них участвует, будут искать любой повод, чтобы продолжать поджигать здания и убивать людей. Они лишь прикрываются смертью этого парня, чтобы морально оправдать себя за участие в разграблении магазинов и погромах.

Основные участники этих событий — жители бедных районов крупных городов, преимущественно афроамериканцы. Они научились бороться за свои права, но разучились работать, что сформировало у них специфическое мировоззрение. Они привыкли просто ждать, что правительство само даст им все, чего они хотят. А когда этого не происходит — начинается то, что мы видим сейчас.

Сейчас полиция привлекает спецподразделения, задействована национальная гвардия США. Как вы думаете, эти меры оправданны или только провоцируют уличное насилие?

Сейчас речь идет уже не о смерти Флойда, а о бунте против власти. Нужно вернуть покой и порядок в города, которые буквально сжигают. В Штатах необходимо наращивать усилия по борьбе с мародерством и грабежами и более решительно применять силу. У властей США фактически нет другого выбора, так как в стране почти идет гражданская война. На улицах завязываются вполне реальные бои.

То есть решение президента Дональда Трампа привлечь к восстановлению порядка вооруженные силы оправданно?

Я считаю, что это единственная возможность восстановить правопорядок, иначе в Америке неразрушенных городов скоро не останется.

Очевидно, что Америка сможет так или иначе обуздать волнения и бунты. Что, с вашей точки зрения, нужно сделать для того, чтобы подобное не повторилось?

Не знаю, что можно сделать, чтобы огромная часть населения, которая сегодня маргинализирована, снова захотела стать частью американского общества. Люди в Америке сегодня очень разобщены, нужно найти способ сделать их снова единым целым. Сегодня же мы имеем страшную картину.

Давайте признаем: значительная часть афроамериканского населения ненавидит белых. Можно назвать меня расистом, но проблема от этого никуда не денется. Погромы и беспорядки, которые сегодня происходят в США, привели к тому, что даже те белые, которые нормально относились к чернокожим, начинают их ненавидеть.

Не бывает так, чтобы кто-то ходил и поджигал чужие дома, громил кафе и магазины, и это бы не вызывало ответной реакции. Так что пока мы имеем объективные предпосылки к ухудшению ситуации. Готового решения проблемы нет.

Может быть, ситуацию поможет улучшить создание дополнительных рабочих мест для этих людей?

Само по себе это не поможет. Надо как-то изменить психологию большого количества агрессивных людей, чтобы они стали мыслить конструктивно. Иначе они не пойдут трудиться на этих рабочих местах, даже если их создать.

Но ведь и среди американских полицейских много выходцев из латиноамериканских стран, людей азиатского происхождения, афроамериканцев, потомков мигрантов из Восточной Европы. Межнациональные различия как-то сказываются в полицейских коллективах?

Никаких расовых предрассудков внутри коллектива, как правило, нет. Но есть проблемы, связанные с предвзятым отношением полицейских-афроамериканцев к белым. С другой стороны, афроамериканцы-полицейские — это уже не маргиналы. В их жизни появляется смысл, они начинают дорожить своим положением — одним словом, социализируются.

Правда, при этом у афроамериканцев в погонах возникают проблемы с гражданскими афроамериканцами: первые перестают быть для вторых своими. Таких проблем я не припомню у полицейских других национальностей — фактически это такой американский феномен. Но что с ним делать — сейчас никто не знает.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru

Владимир Ващенко

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности