Вводная картника

«Нужно его к Малахову привести и на всю страну показать»

Российские дети устраивают травлю в сети и сами становятся ее жертвами. Как с этим бороться?

Интернет и СМИ

Технологии сегодня развиваются быстрее, чем прививается культура поведения, — с этим тезисом мало кто не согласится. Даже если человек использует интернет в режиме read only, оказаться в реальности, где не существует оскорблений в сети, невозможно: в группах по аренде жилья абсолютно посторонние люди критикуют внешность желающих снять квартиру, авторы видео с танцами в TikTok получают угрозы убийством, а в новостных заголовках постоянно мелькает слово «затравили». Даже взрослым людям непросто справляться с издевательствами в сети. Детям и подросткам, по ряду причин, пережить кибербуллинг еще сложнее. «Лента.ру» разбиралась, чем опасна интернет-травля в подростковой среде и как ее можно предотвратить.

Круглосуточная травля

Жертвами кибербуллинга чаще всего становятся школьники в возрасте от 11 до 16 лет. Согласно исследованию НИИ Высшей школы экономики, проведенном в 2019 году, 70 процентов учеников с пятого по девятый класс так или иначе сталкивались с травлей в сети. Издевательства могут принимать самые разные формы: прямые оскорбления и угрозы, которые могут быть как публичными, так и приватными — то есть поступать в личные сообщения; распространение слухов, бойкот, преследование и аутинг — публикация личной информации о человеке без его согласия. Последнее часто касается интимных фотографий, которые школьники отправляют собеседникам. Затем эти снимки нередко публикуются в группах со словами «слив» и «шкуры» в заголовке.

Подобный контент модерируется соцсетями, однако отследить и заблокировать все подобные сообщества (интимные фотографии несовершеннолетних вполне могут считаться детской порнографией) невозможно. Кроме того, условные взрослые не всегда в достаточной степени технически грамотны, чтобы правильно оценить ситуацию и принять необходимые меры: учителя и родители могут просто не понимать принципов, по которым дети общаются в сети.

Даже когда взрослые узнают о существовании групп, в которых публикуют личную информацию и фотографии детей, решение конфликта часто ограничивается блокировкой сообщества и прекращением распространения контента. Ни учителя, ни родители обычно не заинтересованы в том, чтобы наказывать организатора травли, так как для учителей это связано с «позором для школы», а для родителей — с травматичным судебным разбирательством, в ходе которого будут обсуждаться фотографии их обнаженного ребенка.

«Страх осуждения со стороны старших»

В интернете границы личной и общественной жизни оказываются размыты, человек никогда не может быть уверен до конца, что тот, с кем он общается, реален. Существует множество фейковых страниц как публичных людей (например, страницы, созданные якобы от имени певицы Полины Гагариной, давно живут своей жизнью и даже переписываются друг с другом), так и никому не известных. Последние часто используются именно для травли. Учитель одной из московских школ на условиях анонимности рассказал об инциденте, произошедшем несколько лет назад:

«Одноклассники мальчика создали фейковый аккаунт девушки и переписывались с ним. Дело дошло до обмена интимными фотографиями. Он долго хвастался своими природными данными, настаивая на конкретных показателях в сантиметрах. К сожалению, эта его фраза совпала с выходом популярного, фильма, в названии которого и фигурировало это числительное. Все в школе его фотографию увидели и начали дразнить названием фильма. В итоге по этой причине школу ему пришлось сменить»

Негативный контент практически невозможно нейтрализовать. Если пользователь пожалуется на фейк или участника кибербуллинга, страницу злоумышленника заблокируют, однако он не встретит никаких серьезных препятствий, если решит создать новый аккаунт. Анонимность и безнаказанность среды создает все условия для травли, которая иногда приводит к еще более плачевным последствиям, чем в истории с мальчиком, которому пришлось сменить школу.

Очевидно, что троллинг и другие виды агрессивного поведения появились задолго до интернета, однако есть один нюанс. Группа ученых, исследовавших самоубийства в среде старшеклассников, пришла к выводу, что кибербуллинг провоцирует мысли о суициде сильнее, чем «обычная» травля. В научной литературе даже появился термин «буллицид» — то есть гибель жертвы травли, которая принимает самые разные формы: от открытых оскорблений до демонстративного игнорирования.

Буллицид реален. В сентябре 2019 года 16-летний Ченнинг Смит из американского штата Теннесси покончил с собой после того, как в сети опубликовали его откровенную переписку с одноклассником. Родственники подростка позже рассказали, что он чувствовал себя очень униженным после произошедшего, а в последнем посте в Instagram Смит написал, что больше не может никому доверять.

Жертве агрессии в интернете намного сложнее уклониться от нападок. В досетевую эпоху школьный буллинг заканчивался, когда ребенок приходил домой, но сегодня он оказывается вовлечен в травлю круглосуточно. Если человека выбрали жертвой нападок, избежать их в интернете практически невозможно, а отказаться от использования соцсетей — значит добровольно подвергнуть себя социальной изоляции.

Всплеск онлайн-травли был зафиксирован во время вынужденного перехода на дистанционное обучение из-за коронавируса. В марте мониторинговый центр «Безопасность 2.0» (действует при комиссии Общественной палаты по развитию общественной дипломатии, гуманитарному сотрудничеству и сохранению традиционных ценностей) зафиксировал 238 случаев кибертравли, имевших широкий общественный резонанс, а в апреле их количество выросло до 362. По данным экспертов центра, большая часть подобных инцидентов происходит в анонимных группах во «ВКонтакте». При этом они признаются, что изучали только открытые сообщества.

Видео: @tochnoalice / TikTok

Психолог-консультант из клиники психического здоровья «Эмпатия», автор Telegram-канала «Дима помогает» Дмитрий Дюков в разговоре с «Лентой.ру» отметил, что современные подростки (хоть и реже, чем представители старшего поколения) все еще стесняются обращаться за психологической поддержкой. «Если это происходит, то из-за влияния взрослых вокруг них: вдруг родители узнают, или у тех же родителей нужно будет брать деньги на частного специалиста. Если отсутствует страх осуждения со стороны старших, стесняются обращаться за помощью только люди с тревожными расстройствами», — подчеркнул Дюков.

«Чтобы получили по сусалам те, кто это все устроил»

Многие эксперты сходятся в том, что главная причина травли в сети — это условная анонимность, которая порождает мнимое ощущение безнаказанности. Привлечь человека к ответственности за оскорбления в интернете в рамках существующего законодательства действительно довольно непросто: в уголовном кодексе предусмотрено наказание за доведение до самоубийства, клевету, а в административном — за оскорбление (только если дело не касается чувств верующих или представителей власти — эти случаи предусмотрены в уголовном кодексе). Однако заявления в полицию пострадавшие пишут нечасто, так как в действительности привлечь человека к ответственности оказывается очень сложно.

39
процентов
учащихся 5-9 классов выполняли и роль обидчика, и роль жертвы в сети

В «Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017-2030 годы» предполагается создание такой системы работы интернета, внутри которой анонимность будет исключена. Авторы стратегии уверены, что она позволит создать в России такое информационное пространство, в котором граждане будут получать качественные и достоверные сведения. Кроме того, деанонимизация пользователей приведет к тому, что организаторы и участники травли не будут оставаться безнаказанными.

С этим согласен глава комиссии Общественной палаты РФ по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций Александр Малькевич. По его мнению, деанонимизация пользователей и введение серьезной ответственности для организаторов сетевой травли помогут решить эту проблему. «Собираются круглые столы, приходят специалисты-психологи и начинают рассказывать: "У нас есть 100 советов, как детям восстановиться после травли. У нас есть 50 советов, как детям залечить душевные раны". Это очень важно, но мы-то хотим, чтобы не надо было их лечить, а чтобы получили по сусалам те, кто это все устроил», — объяснил Малькевич в беседе с «Лентой.ру» и добавил, что по этому пути идут многие страны мира.

В пример он привел Австрию. Там для регистрации сим-карты необходимы не только паспортные данные человека, но и его фотография. В соседней Германии за кибербуллинг предусмотрено уголовное наказание. Законодательно травля регулируется также в Южной Корее, Великобритании, Канаде, Франции и в некоторых штатах США. В прогрессивных странах серьезность последствий кибербуллинга оценили еще десять лет назад, а в Корее травлю в сети начали законодательно регулировать еще в 2007 году.

По этому же пути идет и, к примеру, Украина. В 2019 году в законодательстве страны появилось понятие буллинга, планируется создать национальную систему выявления и установления ответственности за травлю в сети.

В России с сетевой травлей пока борются волонтеры. Малькевич объясняет, что хотя киберволонтеры из «Центра мониторинга молодежной среды» и «Лиги безопасного интернета» блокируют десятки и сотни сообществ, так или иначе задействованных в сетевой травле, после блокировки таких сообществ их организаторы остаются безнаказанными. Именно поэтому сфера соцсетей нуждается в регулировании: «Через законодательное регулирование мы поставим правовую рамку для работы социальных сетей, чтобы они занимались саморегулированием. Потому что если соцсеть сделает так, что каждый аккаунт должен быть верифицирован, часть проблемы отвалится».

При этом глава комиссии ОПРФ уверен, что в разговоре о кибербуллинге важна тема травли вообще, а не только происходящей в среде подростков. Однако если деанонимизация совершеннолетних и несовершеннолетних пользователей мало чем отличается, то подход к правовому наказанию для организаторов может быть разным. В этом случае, по мнению Малькевича, стоит говорить о системе отложенного наказания и максимальной публичности: «Если одному впаяют штраф в 500 тысяч рублей и скажут: "У тебя рассрочка в пять лет начиная с первого курса института", но об этом никто не узнает, то еще 50 таких же будут этим заниматься. А нужно его, образно говоря, в "Прямой эфир" к Андрею Малахову привести и на всю страну показать: вот что будет с теми, кто организовывал подобные вещи».

Ксения Кривотулова

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности