«Мы — супергерои карантина»

Истории курьеров, которые каждый день рискуют жизнью, чтобы у россиян было все необходимое

Фото: Юрий Кочетков / EPA / ТАСС

Всего месяца три назад никто практически не задумывался о том, что будет, если новый коронавирус, эпидемия которого только начиналась в китайском Ухане, станет причиной пандемии. За это время мир изменился кардинально, и угроза уже давно не кажется далекой. В этих условиях особенно остро стоит вопрос о доставке товаров первой необходимости до порога квартир. Именно этим занимается армия курьеров различных сервисов, доставляющих продукты питания, медикаменты и даже одежду. «Лента.ру» в рамках спецпроекта «Мир не будет прежним» поговорила о том, как им работается в карантинной Москве.

Как коронавирус изменит жизнь на Земле
Что будет с экономикой и обществом после победы над смертельным вирусом

«Вот закончится все это — и будет, конечно, хорошо»

Эрнест Салиев, Delivery Club:

Я работаю курьером уже больше двух лет — приехал в Москву из Киргизии. До этого работал во многих местах, но заказы доставлять мне нравится больше всего. Некоторые говорят, что это работа тяжелая, что долго тут не задерживаются, но это кому как. Я лично доволен.

Об этом коронавирусе я в первый раз узнал из новостей, когда все это в Китае началось. О том, коснется ли это нас, вообще не задумывался тогда. Думал, что все там, в Китае, и закончится.

А когда это все в Москве началось, начал волноваться: думал, работу закроют, без работы останусь. Но пока все нормально — работаю. С заказами и доставкой все идет как прежде, только клиентам заказ теперь нужно отдавать на расстоянии полутора-двух метров.

Кто-то боится близко к нам подходить, а кто-то ведет себя так же, как раньше. Был у меня неделю назад случай — захожу в подъезд, нажимаю на кнопку звонка. А оттуда голос: «Отойдите от двери на три метра! Я сама заберу!»

Вот закончится все это — и будет, конечно, хорошо. Я думаю, после такого люди станут друг друга лучше понимать, уважать, сплотятся как-то.

«У людей появился не страх, а осторожность»

Александр Долинский, «Яндекс.Еда»:

О коронавирусе я впервые услышал где-то в феврале. Листал новости, смотрю — написано, что в Китае обнаружили смертоносный вирус. В России вроде поначалу его не было, потом — один случай, а потом все начали говорить, что шуточки кончились, и нам конец!

Поначалу я угрозу всерьез вообще не воспринимал, а люди начали массово заражаться, и все позакрывалось. Самое печальное для меня в этой ситуации — это то, что в парикмахерскую нельзя сходить постричься. Волосы уже надоели. И погулять нельзя, когда хорошая погода будет, и в ресторан сходить поесть нормально, посидеть. Конечно, я хожу по городу по работе, и пропуск у меня есть, но экспериментировать, примут его или не примут, если я выйду просто по своим делам, не хочу.

Если говорить о работе — то народу на улицах стало существенно меньше. В автобусах вообще свободно, передвигаться очень легко, нет такого потока. Иногда бывало, что кто-то может сумку пихнуть, а сейчас такого нет. И когда ты в форме и с сумкой, тебя никто не останавливает — главное, не нарушать официальных правил, и вопросов к тебе нет.

Раньше большинство клиентов заказывали фастфуд и кофе из «Кофемании». Утром — кофе, а ближе к обеду — всякие бургеры и курица. А сейчас вообще все вперемешку. Кто-то блины в «Теремке» заказывает, кто-то — домашнюю кухню, кто-то — шаурму. Все по-разному, какого-то общего критерия нет. Из-за того, что ввели бесплатную доставку из «Бургер Кинга», чаще всего заказывают оттуда.

У людей появился не то чтобы страх, но определенная осторожность — все же заражаются… Некоторые осторожничают больше — стараются чуть ли не на четыре метра отойти, а есть такие, которые эти самые полтора соблюдают, и им по большей части все равно. То, что у нас какая-то конкуренция с курьерами других сервисов, — это все шутки. Курьеры между собой не соперничают, это компании конкурируют. Работа есть работа. Delivery Club и «Яндекс.Еда» — это то же самое, что «Ситимобил» и «Яндекс.Такси». Мы же люди все.

Мысли о том, что, несмотря на все меры предосторожности, я могу заболеть, конечно, были. Может быть, в какой-то момент это и случится — ведь мы все не можем быть в стопроцентной безопасности. Повезет — не повезет, кто знает. Буду надеяться, что повезет.

Знаете, это как в армии: человек понимает цену того, что имеет, когда лишается этого. Так что после того, как все это закончится, я буду стараться больше времени проводить на улице, гулять, ходить в походы… А насчет работы — кто знает. Может, будет столько же заказов, может, меньше. Это же все от людей зависит.

«Мы даем людям возможность наслаждаться тем, что они любят»

Ильхом Джумбаев, «Яндекс. Еда»:

В Москву я приехал из города Ташкента, Узбекистан. Живу тут уже четыре года — с 2016-го, а в «Яндекс.Еде» работаю чуть больше года. Сегодня у меня, по идее, должен быть выходной, но у меня иногда возникает такое чувство — лежу, отдыхаю, дела свои все сделал… А потом думаю: а пойду-ка я поработаю, ненадолго, на пару часов. И потом — бац! — туда-сюда, то да се, а там уж и вечер наступает. Вот и сегодня это затянулось достаточно надолго.

Прозвучит смешно, но свою работу я действительно обожаю — абсолютно честно. Есть несколько причин. Во-первых, я всегда мечтал о какой-нибудь яркой униформе с логотипом. А во-вторых, очень приятно гонять на велике, особенно на свежем воздухе, да еще тебе за это и деньги платят. Когда устраивался — вообще ни на что не рассчитывал. Все произошло как-то само собой: хотел попробовать, что это такое. Сначала пешком ходил, потом пересел на велосипед.

Сейчас, конечно, все немного по-другому. О коронавирусе я стал слышать где-то в конце февраля — начале марта, тогда о нем все стали говорить. Но от работодателя я о нем услышал довольно давно, еще в январе. Когда об этом слышишь издалека, в новостях (помните, как все время про вспышку Эболы рассказывали?), то кажется, что, конечно, ничего приятного в этом нет, но тебя это пока не особо касается. А когда начались первые тревожные звонки в России — конечно, стал смотреть на все это несколько более серьезно и внимательно.

Что касается общества… Может быть, слышали о хештеге #спасибокурьеру? В последнее время, когда я вижу новости о работе курьеров, — приятно на это все смотреть. Ну и вообще, для нас это большая ответственность, потому что сейчас на наши плечи легла, прямо скажу, социальная миссия. Мы же все-таки занимаемся доставкой еды, даем людям возможность наслаждаться тем, что они любят, тем, что они заказывали раньше. Чувствуешь сопричастность к их жизни. Конечно, в первую очередь этот долг перед обществом выполняют врачи, но, на мой взгляд, именно мы — во вторую.

По своей природе я реалист, но все же стараюсь смотреть в светлое будущее. Конечно, такое на нашу долю выпало — что люди массово умирают от болезни.... Но оно есть, и его нужно преодолеть. Если мы все будем предпринимать совместные усилия, мы сможем сделать это. В будущем, когда это все закончится (дай бог, с минимальными жертвами), мы по-другому станем глядеть друг на друга. Это пусть детский, но все же оптимизм. Просто все должны делать то, что должны: мы, врачи, остальные — и тогда сможем это преодолеть.

«Ходим по улицам, ничего не боясь»

Олег Пантелеев, Delivery Club:

Раньше я работал курьером в одном интернет-магазине, потом пошел служить в армию. А когда вернулся — начал думать, чем себя занять, и вот решил снова попробовать работу курьера. Мне нравится — постоянно ходишь, двигаешься, над головой никто не стоит, как это бывает в офисе. Курьер свободен, может собой заниматься (но, конечно, есть правила, которые он обязан соблюдать).

Сейчас я не просто курьер, а старший курьер. Поработал примерно год обычным, а потом дал свою рекомендацию на рассмотрение, и меня повысили. Я все так же доставляю еду, но при этом еще и слежу за порядком на своей территории: чтобы курьеры работали правильно, выглядели опрятно и не болели, решаю конфликты и помогаю новичкам освоиться.

Я интересуюсь новостями, и потому о новом коронавирусе, который активно распространяется, узнал где-то в начале января. Китай, Европа… Конечно, у меня были небольшие опасения, но, с другой стороны, я понимал, что курьер будет как раз в этой ситуации очень востребованным, работа наша будет нужна, и задача эта очень ответственная.

Теперь, когда вирус добрался до нас, обязанностей у нас, старших курьеров, прибавилось. Мы измеряем температуру сотрудникам, выдаем им средства индивидуальной защиты: антисептики, маски, перчатки. А в целом все осталось по-прежнему.

Отношение людей к нам изменилось в лучшую сторону — они по-доброму и приветливо к нам относятся. Наверное, тоже понимают, что мы делаем важное дело, обеспечиваем их едой. Ходим по улицам, ничего не боясь, ведь мы четко соблюдаем все меры безопасности.

Заказов, конечно, стало больше, ведь если раньше люди могли сами заходить в разные заведения, то сейчас им доступна только доставка. А еще с началом режима самоизоляции к нам подключается все больше ресторанов — они же теперь не могут работать на свой зал. И люди заказывают самое разное — не только фастфуд.

Я очень надеюсь, что все в конце концов придет в норму, и эпидемию одолеют. Но пока она есть, все курьеры служб доставки будут очень востребованы. Каждый из нас, кто сейчас работает, понимает, что делает важное дело: помогает людям.

«Конфликтных клиентов стало намного меньше»

Владимир Юханов, Lamoda:

Когда я впервые увидел новости о коронавирусе в интернете, то и подумать не мог, что все дойдет до таких мер, которые предпринимаются сейчас. Думал, обойдет все это Москву и Россию. Конечно, он передается как грипп, но от гриппа вакцины есть, а эта зараза незнакомая.

Конечно, когда все это до нас добралось, когда ограничили въезды-выезды, я понял, что у нас будет китайский сценарий. Все это меня не на шутку взволновало, в особенности по поводу работы, стал руководителей расспрашивать, что да как, что дальше будет. Получил ответ, что работать мы будем, наша компания относится к онлайн-торговле.

Как это ни странно, если говорить только про нашу работу, то все на удивление изменилось в лучшую сторону. Люди стали заказывать поразительно много и выкупают очень хорошо. Нынешний период по продажам можно сравнить с периодом «черной пятницы» — да и тогда, наверное, продажи были пониже, чем сейчас. Помимо одежды, обуви и косметики, мы сейчас также занимаемся доставкой продуктов первой необходимости. На сайте их не очень много, но некоторые клиенты, видимо, не хотят заказывать доставку у разных компаний и делают это у нас. Чай, макароны, гречка — пожалуйста.

Раньше многие люди заказывали много вещей, чтобы просто примерить: например, десяток футболок, из которых покупали одну. Сейчас такого меньше, заказывают то, что точно знают. Почему это происходит — неизвестно. Мы с коллегами, конечно, это обсуждаем, и к единому мнению пока не пришли, но лично я думаю, что у клиентов появилось много свободного времени (в основном у женщин). Ну и когда люди сидят в изоляции, они тратят меньше денег, которые раньше оставляли в ресторанах и на развлечения. Вот и результат.

Кто-то, конечно, стал осторожнее, но тут 50 на 50. Некоторым клиентам даже бесконтактная доставка не нужна, они не опасаются. А другие уже по телефону сразу требуют, чтобы представитель компании был обязательно в перчатках и в маске. Вообще, конфликтных клиентов стало намного меньше.

«Одна женщина начала скандалить из-за того, что я был в маске и в перчатках»

Петр, «Достависта»:

По миру постоянно какие-то болячки бродят, и большинство до нас не доходит. Поэтому, когда я впервые о коронавирусе узнал, то ничего особенного по этому поводу даже не подумал.

Потом, конечно, я понял, что все серьезно. И работать стало существенно опаснее, да и другую работу сейчас практически не найти. Хорошо, что я до этой всей ситуации ее нашел. Я не очень давно курьерю — с конца января, и очень рад, что так получилось. Раньше я за городом работал, а потом все это мне надоело.

У нас разноплановая доставка, и, конечно, сейчас появились направления, по которым стали заказывать больше товаров — больше медикаментов, продуктов и почему-то цветов. Не знаю, кто их заказывает, у нас же сейчас бесконтактная доставка. Может быть, кто-то берет, чтобы передарить, а может, и себе — кто знает.

С клиентами все по-разному получается. Кто-то относится с уважением — мол, вот мы самоизолируемся, а вы бегаете, некоторые чаевые оставляют. А есть и такие, которые считают, что мы им буквально заразу на порог приносим. Одна женщина вообще начала скандалить из-за того, что я был в маске и в перчатках. Вроде как по ее логике получалось, что на них может вирус осесть, а значит, мне их нужно снять.

«А паники не надо, от нее только хуже»

Василий Петров, «Самокат»:

Я все это сначала вообще всерьез не воспринял — до нас же это не сразу дошло. А когда пошла настоящая жесть и страх, то опасаться я всего этого стал сильно, хотя всегда правила гигиены соблюдал и руки мыл. Теперь и подавно соблюдаю, вон жена на карантине сидит, я ей никуда ходить не разрешаю, сам в магазин хожу.

Сам-то я заразиться не боюсь — я же в маске и перчатках хожу, антисептик применяю. На сто процентов это, конечно, не защищает — и на одежде вирус может быть, и нечаянно за что-то взяться можно, но если я заражу жену или себя, то при первых же симптомах позвоню в скорую. Тянуть и заниматься самолечением не буду.

Особой паники у меня нет. Появляется некоторое раздражение, когда вспоминаешь, как безразлично люди к таким простым правилам до этого относились. Сейчас уже видно, конечно, что все по-другому. А паники не надо, от нее только хуже становится.

В плане работы все сильно теперь поменялось. Приходишь раньше на работу — спрашиваешь, кто крайний на доставку, и встаешь в очередь. Сейчас такого нет, выходишь — и все заказы собраны, висят. Хватаешь два по пути и с ними идешь. Раньше бывало, что мы и по складу помогать могли комплектовщикам, товар расставлять, а сейчас один заказ за другим идет.

Вообще, я бы не сказал, что гречку или соль теперь тоннами заказывают. Могут, скажем, две пачки заказать — все необходимое берут для того, чтобы хватило на два-три дня. Бывало такое, что три дня подряд я ездил на один и тот же адрес и возил постоянно разное. Они заказывали в один день котлеты, макароны и воду, а на следующий день, скажем, чипсы, мороженое и минералку. А потом опять что-то серьезное. Ажиотажа на продукты питания нет, а вот на бутилированную питьевую воду — есть. Берут по 20-30 литров на адрес, как будто им кто-то сказал, что она скоро в кране закончится.

Чаевые мне ни разу не давали, даже рублей пятьдесят. Зато часто благодарят, говорят, мол, вам медали надо давать, вы молодцы, почти как медики, которые на переднем крае. Медики лечат, а вы нам заразиться не даете. Зато на улице большинство нас остерегается. Едешь на велосипеде — ладно, проскочил и все. А пешком идешь — стараются обходить. Вроде как мы имеем контакт с клиентами, а значит, возможно, сами заразные.

Так что клиенты нас не опасаются — они же из окна могут выглянуть и увидеть, кто к ним идет, по куртке узнают. И если в других сервисах больше приезжих, которые и без перчаток, и без маски могут прийти, то у нас почти все славяне, мы ответственные. И люди нам доверяют, они же видят это все и больше заказов делают.

Хотелось бы, конечно, чтобы это поскорее закончилось, но мне кажется, что это произойдет, когда большинство просто посидит на карантине, не выходя из дома, хотя бы месяц, чтобы у них вообще контакта друг с другом не было, и врачи бы всех вылечили. А если все будут думать, что пару дней посидел дома и пошел гулять — так это и все лето еще продолжаться будет. Вот молодежь бы побольше думала, что не надо выходить на площадки в футбол играть, да и дворники, которые приезжие, носили бы средства личной защиты, а то они зачастую наплевательски к этому относятся.

«Дорогу уступают — все же все понимают»

Иван Егоров, «Яндекс.Еда»:

Поначалу я отнесся к новостям о коронавирусе достаточно нейтрально, даже не придал этому значения. Даже и не подумал о том, что это меня как-то коснется. Тогда был февраль, и я работал в банке, и вообще всем этим мало интересовался.

А потом получилось так, что у меня появились некоторые семейные проблемы, и мне нужно было уехать. Банк мне отпуск не дал, так как там я был на испытательном сроке, а значит, пришлось увольняться. Уехал я на неделю, приехал, а тут началась вся эта интересная тема. И вот тогда я устроился курьером в «Яндекс.Еду» — буквально три недели назад. Работать нужно было, искать работу надо было здесь и сейчас, поэтому я сейчас работаю в доставке.

Конечно, несмотря на все меры индивидуальной защиты, на сто процентов они не защищают, и заразиться я могу. Но я считаю, что у меня молодой организм, я занимаюсь спортом, закаляюсь и в этом плане особо не боюсь и излишне не осторожничаю. А так, конечно, и антисептик у меня всегда с собой, и маска надета.

Что касается заказов, то их состав не особенно изменился. Я-то работаю на доставке блюд, а есть еще курьеры, работающие в «Яндекс.Лавке», где собирают продукты, — вот у них заказов сильно прибавилось. А у меня как были в основном «Макдоналдс», «Бургер Кинг» и KFC, так и остались — бургеры, картошка фри… Фастфуд, короче.

Наверное, вы думаете, что люди к нам осторожнее стали относиться, но все как раз наоборот. Клиенты стали существенно лояльнее, благодарнее. Чаевые оставляют — как обычные, так и электронные. Дорогу уступают — все же понимают, что мы делаем благое дело в такое непростое время. Мы фактически супергерои карантина!

«Спрос на такие сервисы наверняка сохранится и после пандемии»

Михаил Бурмистров, экономист, генеральный директор «ИНФОЛайн-аналитика»:

В России существует широкий спектр услуг по приобретению продуктов питания онлайн. Спрос на них сейчас очень высок. Например «Сбермаркет» стал первой федеральной компанией, которая вышла во все города-миллионники в 2020 году. Сейчас они продолжают развитие вместе с METRO, и скоро их представленность по стране возрастет до 100 городов.

Развитие онлайн-продаж — это очень требовательная история с точки зрения инвестиций, технологий и так далее. Естественно, что привлечение квалифицированного партнера, который берет на себя доставку и позволяет ретейлеру сфокусироваться на технических задачах (развитие продаж, инфраструктуры), — это очень хорошее решение.

В этом плане спрос на такие сервисы наверняка сохранится и после пандемии, и многие ретейлеры серьезно подумают о развитии своего интернет-магазина собственными силами. Примеры METRO и «Ленты», которые работают по партнерской схеме со службами доставки, свидетельствуют, что это высокоэффективная схема, которая удобна и привлекательна для всех участников этого проекта, дающая привлекательные возможности покупателям.

Очевидно, спрос может несколько уменьшиться, но мы понимаем, что есть целый ряд групп населения, для которых сервисы доставки — не просто альтернатива, а возможность комфортно жить. Например, для пожилых людей ограничения на передвижение существенно жестче и будут сохраняться дольше, так как риск заболевания для них выше.

Если смотреть на группы населения, пользующиеся онлайн-доставкой, то это прежде всего именно пенсионеры, лица с ограниченными возможностями, те, кто заболел, мамы с маленькими детьми, которым некомфортно ходить в магазин. Это люди, которые живут в домах без лифта, где физически сложно поднимать груз на этаж. Для них доставка — более привлекательная альтернатива, чем поход в магазин или ресторан.

Что касается рабочей силы, то безработица сейчас выросла, а доходы населения снизились. Курьерам стали платить больше, потому что они востребованы. Все это в совокупности дает очень хорошую возможность для привлечения персонала, ведь освободилось много рабочей силы из сферы услуг, да и вообще эти сервисы могут предоставить рабочие места для всех групп населения.

Другой вопрос состоит в том, что до пандемии у многих покупателей были опасения относительно качества продуктов, которые им привезут: не помнут ли их, не будут ли они просроченными, правильно ли сформируют корзину… Сейчас они уже попробовали эти службы и выяснили, что да — трудности есть: не всегда удобно найти временной слот, не всегда корзину формируют соответственно изначальному заказу, — но в целом товары приезжают, они свежие, потому что у большинства ретейлеров очень жесткие требования к качеству, чтобы у покупателя не было желания вернуть товар.

Плюс надо понимать, что сейчас рынок служб доставки — это в основном Москва, Петербург и Московская область. А вообще-то у нас есть города-миллионники, где эта услуга представлена пока очень слабо. В этой ситуации масштабирование рынка будет продолжаться, ведь спрос на нее большой, а предложение — ограниченное.

Михаил Карпов

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности