Вводная картника

В глубокой изоляции

Северная Корея утверждает, что победила коронавирус. Как самая закрытая страна борется с пандемией?

Мир

Фото: Kyodo News via Getty Images

Северная Корея — государство, откуда информация поступает в малых объемах и в сильно отредактированном виде. И, судя по этой информации, КНДР остается одной из немногих стран, избежавших коронавирусной инфекции. В то же время анонимные источники то и дело сообщают о зараженных и умерших и даже списали на COVID-19 недавнее исчезновение Ким Чен Ына — якобы он заболел либо решил переждать эпидемию в безопасном месте. Но что на самом деле происходило в Северной Корее? Неужели мудрому партийному руководству и впрямь удалось преградить путь вирусу и корейский «железный занавес» все же спас страну от внешней угрозы? О том, насколько объективны данные о северокорейской антивирусной кампании, «Ленте.ру» рассказал известный российский кореист Константин Асмолов.

Руководство КНДР, представители Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и ряд иностранных дипломатов заявляют, что коронавирус в страну не проник. А если так, то опыт Северной Кореи вызывает одновременно интерес и недоверие. Разумеется, антипхеньянская пропаганда активно делится сведениями анонимных информаторов о вымирающих деревнях, панике в столице, прячущемся лидере страны и прочих апокалиптических картинах. Вот только поставщики таких историй в основном южнокорейские и японские СМИ, которые не так давно хоронили Ким Чен Ына со ссылкой на тайные высокопоставленные источники. Поэтому меньше слухов — больше фактов.

Чтобы профилактические меры и прочие действия властей стали понятнее, напомним, что усредненная летальность от коронавируса — более 6 процентов от всех заболевших, а это куда больше сезонного гриппа. Во-вторых, лекарства от коронавируса пока нет, а в случае тяжелого течения лечение требует искусственной вентиляции легких и аппаратов ИВЛ, которых всегда не хватает. Кроме того, долгий инкубационный период и бессимптомные переносчики заметно увеличивают его заразность. При таких условиях карантинные меры по системе «все оградить и никого не впускать» остаются действенным и проверенным средством со времен чумы.

Северная Корея сразу же назвала свою борьбу с вирусом «политическим вопросом», который определит судьбу страны. 29 февраля Ким Чен Ын на заседании Политбюро ЦК Трудовой партии Кореи заявил, что «если распространяющееся бесконтрольно инфекционное заболевание попадет в страну, это повлечет за собой серьезные последствия». Он отметил, что партия и правительство с самого начала приняли решительные превентивные меры.

В стране для профилактики коронавируса было создано Центральное противоэпидемическое командование, а также аналогичные органы на местах вплоть до города или уезда. Их наделили особыми полномочиями: они отвечают за создание и функционирование комплексной и оперативной противоэпидемической системы государства.

Требования командований обязательны для всех: Ким специально подчеркнул, что «не должны допускаться никакие особые случаи»

11 апреля лидер КНДР поставил перед политбюро вопрос о более последовательном принятии мер «по охране безопасности жизни народа в связи со смертельной пандемией». Он указал, что распространение вируса по всему миру показывает, что ликвидировать опасность заражения в короткий срок невозможно и такая обстановка может «создать некоторые препятствия нашей борьбе и продвижению». Иными словами, карантин — это всерьез и надолго, а потому следует готовиться к экономическим сложностям из-за закрытия границ.

Как же выглядит карантин в КНДР?

22 января власти приняли решение временно закрыть въезд в страну для иностранных туристов, большинство которых прибывают из Китая, а с 28 января в Северной Корее объявлен чрезвычайный карантинный режим. К 13 февраля было закрыто воздушное и железнодорожное сообщение (грузовое сохранялось, но в меньших масштабах), прекращена работа всех погранпереходов — страна оказалась в полной изоляции.

Ради здоровья людей власти пошли и на беспрецедентные меры по остановке трансграничной торговли: как легальной, так и полулегальной, часто составляющей бизнес местных чиновников. В конце февраля замминистра здравоохранения Северной Кореи Ким Хен Хун в интервью японской газете «Чосон синбо» заявил, что страна будет держать свои границы закрытыми до тех пор, пока не будут доступны эффективные диагностические и лечебные меры против коронавируса.

Такое делается не в первый раз. Похожие жесткие карантины вводились в 2003 году во время эпидемии атипичной пневмонии (SARS), в 2014-м во время вспышки Эболы и в 2015-м во время эпидемии «верблюжьего гриппа» (MERS). Наиболее известен случай с Эболой: тогда режим противоэпидемических мер длился полгода, также создавалась специальная властная структура с филиалами на местах, а для въезжающих в страну действовал трехнедельный карантин, касавшийся как иностранных дипломатов, так и членов высшего руководства после официальных визитов. К тому же особый режим изоляции вводился в столице в июле 2014-го при вспышке кори — попасть в Пхеньян или выехать из него можно было только при наличии в документах отметки о вакцинации.

Северная Корея не ограничилась закрытием границ, она ввела и внутренние ограничения. Было приостановлено проведение «мероприятий, церемониальных визитов и встреч» с участием иностранных дипломатов, затем до 1 марта продлили режим карантина и медицинского наблюдения для сотрудников международных организаций и диппредставительств.

Иностранцам было рекомендовано не покидать территории посольств и дипломатического квартала, и какое-то время их режим не сильно отличался от домашнего ареста

На этом фоне несколько европейских посольств даже временно приостановили работу. Дипломатов из Германии, Франции и Швейцарии вместе с закончившими командировки россиянами вывезли спецрейсом во Владивосток.

25 февраля Северная Корея ввела временный запрет на эксплуатацию таких объектов, как курорт горячих источников Яндок, парк развлечений и дельфинарий на острове Ныннадо в Пхеньяне и ледовые катки в других районах столицы. Гражданам настоятельно рекомендовали не обедать вне дома, пока сохраняется угроза коронавируса. Причем карантинный период для людей из группы риска заранее продлили с 15 до 30 дней.

Временно закрыли и учебные заведения. Кстати, многие вузы из-за ограничений стали активно использовать онлайн-обучение с опорой на национальный интранет, а университет Ким Ир Сена проводил экзамены для своих студентов через сеть, созданную в общежитиях. Программы языкового образования также оказались доступны для студентов из дома.

Важно, что ограничения коснулись даже тех мероприятий, которые имеют важное идеологическое значение: например, связанных с празднованием Дня сияющей звезды 16 февраля и Дня Солнца 15 апреля.

До недавнего времени подобные идеологические компромиссы казались немыслимыми, но с развитием ситуации власти отменили запланированные на апрель марафон и фестиваль искусств, посвященные Дню Солнца, а затем и прочие массовые мероприятия

Сколько людей из-за принятых мер попало в карантин? В марте издание NK News писало про 7000 человек «под медицинским наблюдением», а северокорейское агентство ЦТАК упоминало, что в карантин поместили около 10 тысяч человек, из которых 405 уже выпустили. В изоляции около 30 дней находились и северокорейские военные. На 27 марта в карантине оставались 2280 человек по всей стране, в том числе два иностранца, а к 3 апреля всего около 500 человек. ЦТАК специально отметило, что «карантинные меры были сняты строго под руководством Государственного комитета по чрезвычайному контролю заболеваний».

На этом фоне стали открывать парки, а студенты высших учебных заведений и ученики старших школ КНДР приступили к занятиям после длительных вынужденных каникул. Правда, в масках и с обязательным измерением температуры. Ограничения для дипломатов тоже стали ослабевать. 2 апреля посольство России в КНДР сообщало, что иностранным гражданам вновь разрешено посещение магазинов, ресторанов, предприятий бытового обслуживания и рынка на улице Тхониль. При этом обязательно использовать медицинские маски, избегать массовых скоплений людей, исключить пользование общественным транспортом.

Количество заболевших в стране так и остается на нуле, о чем постоянно объявлялось и объявляется СМИ. А в середине февраля информацию подтверждал и представитель ВОЗ Тарик Язаревич. По его словам, Минздрав КНДР сообщил организации, что с 30 декабря 2019 года по 9 февраля 2020 года в страну прибыл 7281 человек. Из них у 141 была обнаружена повышенная температура, но все они прошли тест на коронавирус с отрицательным результатом.

Борьба на местах

Кроме карантина как такового, страна активно занялась подготовкой врачей и изготовлением лекарств и расходных материалов типа масок из подручных средств. Швейные предприятия перевели на режим военного времени, а затем по всей стране начали производство дезинфицирующих растворов и средств. По сути на каждом предприятии химпрома или в релевантном НИИ стали делать хотя бы хлорку или жидкое мыло. Общий объем составляет десятки тонн в день, обеззараживающим раствором каждый день проводят стерилизацию пассажирских вагонов, общественных зданий и автобусов. Все это активно освещалось прессой.

Вообще, нельзя не отметить роль СМИ как в политической индоктринации (призывах к «абсолютному повиновению» государственным указаниям), так и в собственно санитарно-просветительской работе. Северокорейские газеты и ТВ постоянно разъясняют необходимость ношения масок, мытья рук и дезинфекции, говорят о необходимости избегать длинных очередей в магазинах или людных мест.

Первая посвященная коронавирусу статья в местных СМИ вышла 21 января, и с самого начала был взят алармистский тон: на страну идет опасная эпидемия. Постоянно подчеркивается, что нынешние проблемы не уникальны для КНДР, а затронули весь мир; что карантин может повлечь за собой проблемы в экономике, но лучше затянуть пояса, чем пропустить вирус.

21 марта в центральной газете КНДР «Нодон синмун» вышла статья под названием «Давайте извлечем урок из самодовольных, праздных и ищущих привилегий действий чиновников округа Чхоннэ». Суть — некий чиновник из числа провинциальных кадров был понижен в должности и исключен из партии за пьянство, «разврат» и нарушение строгих правил профилактики коронавируса.

Утверждается, что мужчина не просто нарушал правила самоизоляции, но устроил массовую пьянку с девочками в сауне, что стало достоянием общественности и было квалифицировано как «неподчинение сверхспециальным карантинным мерам»

Строгое соблюдение порядка в рамках государственной чрезвычайной противоэпидемической системы — важный политический вопрос. В этой связи «Нодон синмун» неоднократно подчеркивала: успех и «работа для полноценного выявления превосходства и жизненности социализма нашего образца» возможен, только если правила и законы соблюдаются без исключений. Периодически газета продолжает напоминать населению: отсутствие зараженных — не причина расслабляться и не следовать рекомендациям властей. «От чего мы должны держаться подальше, так это от самодовольства по поводу достижений», — писала «Нодон синмун».

Отдельно газеты объясняли необходимость носить маски даже крестьянам во время полевых работ. При этом российский ученый Андрей Ланьков отмечает, что к началу апреля фотографии людей в масках заполнили газеты, и во многих (но не во всех) случаях средства защиты были «прифотошоплены». Единственный, кто постоянно не носит маску на публике, — сам Ким Чен Ын.

СМИ также активно сообщают гражданам об опасности и заразности коронавируса, а также новых зарубежных открытиях по профилактике инфекции. Так, они передавали инструкции не употреблять алкоголь, который ослабляет иммунную систему, и не принимать лекарства без разрешения врача. Через прессу населению предложили не носить одну и ту же маску для лица в течение длительного периода времени, а также употреблять чеснок, лук и мед, которые, как считается, помогают улучшить иммунную систему организма.

Ведется просветительская деятельность и в интранете. Для его пользователей выпустили сборник ответов «по вопросам здравого смысла, касающимся новой коронавирусной инфекции». В ней говорится, как граждане могут предотвратить заражение и самостоятельно диагностировать коронавирус.

Кроме того, в апреле Северная Корея запустила сайт Министерства здравоохранения, который предоставляет информацию о здоровье населения и коронавирусе, о политике страны в области здравоохранения и санитарии, а также пропагандирует различные достижения в области науки и техники. Материалы предлагаются на корейском и английском языках. Это подразумевает, что портал также может быть предназначен для пропагандистских целей.

Помощь против бойкота

Надо отметить, что если карантинные меры можно организовать своими силами, то для проведения тестов на коронавирус нужны вещи, производимые за рубежом. При этом любая попытка отправить что-то на Север сталкивается с горой проблем: КНДР находится под санкциями Совета Безопасности ООН, а потому купить необходимое напрямую у фирм-поставщиков по безналичному расчету у страны не получается. Поставки в Северную Корею требуют дополнительного разрешения и оформления через специальный комитет Совбеза, да и многие компании в условиях политики «вторичного бойкота» сами не хотят светиться прямыми поставками в КНДР. В итоге и в докоронавирусное время в стране наблюдался острый дефицит даже реактивов для проведения анализа крови.

В этом контексте необходимое оборудование и расходники стали пробовать добыть как по официальным, так и по неофициальным каналам. В конце февраля Москва в рамках помощи пограничным странам одной из первых передала Пхеньяну 1500 тест-систем быстрой лабораторной диагностики коронавируса. В апреле из Китая через Международный комитет Красного Креста пришло еще 10 тысяч комплектов для тестирования. Стоит отметить, что многие негосударственные организации готовы помогать Северной Корее, но у них просто-напросто нет средств.

Появились также сведения, что власти КНДР частным образом обращались за помощью к «международным контактам», чтобы расширить в стране проведение тестов на наличие коронавируса. Как писала газета Financial Times, запросы якобы поступали в течение нескольких недель, и один из документов с просьбой о помощи источники газеты даже видели.

Антипхеньянские СМИ живописали это как униженные просьбы на фоне охватившей страну эпидемии, но ажиотаж быстро стих после указания на то, что в случае вспышки вируса просили бы не тесты, а лекарства и медицинское оборудование

Менее скандальной стала новость о том, что на фото из КНДР на дезинфекторах замечены защитные костюмы производства американских компаний 3M и DuPont Tyvek, которые формально поставлять запрещено как продукцию двойного назначения. Похожая ситуация произошла и с южнокорейской компанией Yuhan Kimberly: 1 марта ее маска была замечена на видеозаписи с Севера. После этого поползли слухи, что Южная Корея тайно отправила помощь в КНДР во время пика коронавируса на своей территории.

В итоге самой компании и Министерству объединения пришлось опровергать эти данные. В частности, уточнялось, что ни власти, ни негосударственные организации на тот момент не запрашивали разрешения поставлять маски на Север. Ведомство даже призвало общественность сохранять бдительность в отношении дезинформации и пригрозило судом тем, кто несет ответственность за ее распространение. Теперь принято считать, что маска могла попасть в КНДР через Китай.

Затем Сеулу пришлось опровергать и ряд других сообщений о том, что Пхеньян обращался за помощью в связи с эпидемией коронавируса. В частности, японская газета Yomiuri Shimbun написала, что Северу предложили направить медикаменты и диагностические реагенты, но КНДР попросила маски, и ее просьба была отклонена. Власти отметили, что неоднократно предлагали Северной Корее сотрудничество в борьбе с вирусом, но никакого ответа не последовало.

В конце марта стало известно, что связанный с коронавирусом проект помощи Северной Корее, запланированный правительством провинции Кенгидо еще в феврале, был приостановлен, поскольку не соответствовал требованиям, необходимым для утверждения правительством. А там КНДР собирались предоставить медицинские принадлежности на сумму 1,2 миллиарда вон (980 тысяч долларов).

И только 2 апреля Южная Корея впервые в 2020 году одобрила план местной некоммерческой организации по предоставлению Северной Корее дезинфицирующих средств для рук на сумму около 100 миллионов вон (81 тысяча долларов). 21 апреля был согласован второй запрос — на поставку защитных костюмов на 162 тысячи долларов. Официальной помощи так и не было.

Интересна и позиция США. Известно, что американский лидер Дональд Трамп направил письмо председателю КНДР. Как писало ЦТАК, в нем он предложил помощь в борьбе против распространения вируса, поскольку на него произвели впечатление уже предпринятые усилия для защиты народа, а само послание демонстрирует прочные отношения между лидерами стран. Позднее Трамп официально заявил, что США готовы оказать помощь в борьбе с вирусом многим странам, в том числе Ирану и КНДР.

Госсекретарь Майк Помпео в свою очередь отмечал, что Вашингтон обратился к Пхеньяну, однако ответа не последовало. 26 марта он предположил, Северная Корея не ответила на предложение, так как ее лидеры «заботятся о руководстве, но не о своих людях» и «выполняют коррумпированные планы».

Кстати, в тот же день США вновь выступили против очередной попытки семи государств, включая Россию, внести на рассмотрение СБ ООН вопрос о смягчении санкций против КНДР. И это при том, что накануне Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет призвала снять часть ограничений на фоне пандемии из-за вероятных пагубных последствий для системы здравоохранения и прав человека. Аналогичную позицию она заняла в отношении Венесуэлы и Ирана.

В итоге пока речь идет только об исключениях из санкционных списков для поставок медицинского оборудования или тестов. Такие разрешения от ООН получили в том числе ВОЗ, организация «Врачи без границ» и Международный комитет Красного Креста. При этом смотровые перчатки, хирургические маски и медицинские халаты для Северной Кореи решили не облагать налогом.

В США же подчеркнули, что поддерживают северокорейское население, а Минфин даже делает исключения для КНДР, Ирана, Венесуэлы и Сирии. «Санкции США не направлены против законной гуманитарной помощи, такой как лекарства, медицинские приборы, оборудование и сельскохозяйственные продукты», — указывалось в заявлении Совета национальной безопасности при Белом доме. В льготный американский список включены тест-системы, респираторные устройства, средства индивидуальной защиты и лекарства для профилактики, диагностики и лечения вируса. А направлять указанную помощь Пхеньяну могут неправительственные организации. В то же время США четко подчеркивают: доступ КНДР к международной финансовой системе по-прежнему ограничен.

***

На фоне происходящего понятно, что в определенных кругах есть надежды, что КНДР надорвется. Либо вирус все-таки проникнет в страну, либо карантин существенно ударит по экономике, и все это вызовет народное возмущение, демократическую революцию и итоговое поглощение Севера Югом. Но пока Пхеньян справляется с проблемой, и то, как он это делает, стоит изучать.

Можно также обратить внимание, что слухи о тоталитарном и клептократическом режиме сильно преувеличены. Массовые мероприятия на идеологическую тему на фоне эпидемии проводят в иных странах, а Ким Чен Ыну здоровье нации оказалось важнее, чем стотысячный митинг в честь деда. Кроме того, за предполагаемое потворство приграничной контрабанде потеряли посты люди в ранге зампредов ЦК. А они, согласно антипхеньянским мифам, наоборот, должны наживаться на горе с благословения вождя.

Конечно, особенности режима были одним из факторов, которые позволили эффективно вести противоэпидемическую политику. Однако вопрос «почему авторитарные режимы (не только КНДР, но и Китай или Вьетнам) справляются с эпидемией лучше демократических» — все же отдельная тема. Потому пока стоит порадоваться стране, в которой, похоже, «ковидло» и впрямь отогнали от повидла.

Константин Асмолов ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований ИДВ РАН

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности