Вводная картника

Дикий Дальний

Бухты, косатки и необитаемый остров: куда россиянам ехать в отпуск в эпоху коронавируса?

Путешествия

Во время пандемии коронавируса большинство россиян и думать забыли об отпуске, тем более зарубежном. Сроки открытия границ и запуска международного авиасообщения по-прежнему неизвестны, поэтому любителям иностранных курортов ничего не остается, кроме как сидеть дома и гадать. Зато истинным патриотам повезло чуть больше — уже с 1 июня российский туризм постепенно планируют выводить из карантина. Понаблюдать за косатками, остаться наедине со скалами и бескрайним Японским морем, научиться серфингу и познакомиться с дикой природой можно и без загранпаспорта. Рассказы жителей Дальнего Востока о том, как отдохнуть, не выезжая из России, — в материале «Ленты.ру».

Без оглядки

Эдуард Рябкин, ресторатор

Представьте себе большой ковш — это и есть бухта Валентин. Она состоит из небольших бухточек: на одной стоит маяк, на другой — ныряют со скал, третья, Меляк, идеальна для отдыха с детьми — отходишь на 50 метров от берега, и все еще по колено.

Я впервые приехал сюда в 1990 году. Студент биофака, второй курс, будущий морской биолог — решил поработать летом на советско-американском предприятии, которое добывало серого и черного морского ежа.

Сначала впечатления были суровыми: 300 километров от Владивостока до бухты Валентин мы шли морем шесть суток — аккуратными перебежками из бухты в бухту, пережидая тайфуны и шторма. Первые две недели жизнь казалась адом: живешь на маленькой лодке с деревянным «скворечником» и буржуйкой, на берег не сходишь, в семь утра надел водолазный костюм — снял в 11 вечера. На берег не сойдешь, холодно, мокро, ветра. Многие тогда не выдержали и уехали. Я остался — и который десяток лет не жалею.

Я много путешествую, но любимое место здесь, на севере края. Районы Приморья сильно отличаются друг от друга. На юге, в Хасанском районе — мягкий климат, сосны, покатые сопки, теплые бухточки. С бухты Валентин начинается другое Приморье, суровое, холодноводное — с длинными дикими пляжами, высокими скалами, которые подходят прямо к берегу, труднодоступными мысами. Для меня эти места стали откровением.

Помню, как впервые исследовали то, что вокруг: бухту Водопада, Золотые пески, Среднюю. Покупали в магазине только появившиеся тогда «ножки Буша», набирали в лесу грибов-обабков и шли в самую дикую бухту, жарить мясо с грибами. Смотрели вокруг и не верили, что так бывает: вот пляж на два километра с крупным белым песком — и вы на нем одни.

Сезон для купания здесь короткий. Побережье обращено к океану, шторма — настоящие, а течение может измениться стремительно: вот сегодня вода 24 градуса, а через два-три дня — 18. Тайфуны прекращаются к концу июля, с 25 числа можно пару недель купаться, потом снова холодает из-за приходящих течений, но в конце августа наступает бархатный сезон — до первой декады сентября. Север Приморья — совсем не пляжная история, и лучше об этом знать. Зато здесь можно сидеть на берегу и видеть, как три косатки прыгают в двадцати метрах от тебя, белухи резвятся. В прошлом году их выпустили из бухты Средняя, и они переместились сюда, где холоднее.

Большинство бухт глубокие, поэтому здесь отличная рыбалка. Закидываешь с лодки спиннинг и вытаскиваешь трехкилограммового терпуга. На мысах ловят окуньков, в бухточках водится налим, нерестится корюшка — ночью можно ее даже сачком поймать. Очень много крабов и гребешка. Огромного! Чем холоднее вода, тем больше размеры моллюсков: пятак гребешка, например, бывает таким, что не помещается в граненый стакан.

Краба-волосатика надо готовить прямо на берегу: в панцирь добавить мясо из клешней и соленую морскую воду — больше никаких соусов или приправ не нужно. Перемешать и есть — вкусно и полезно для иммунитета так же, как женьшень

Сюда обязательно стоит ехать, если любите дайвинг: чистейшая вода дает обзор на десятки метров вокруг, большие валуны, много растительности. Много осьминогов, которые могут неожиданно появиться из зарослей ламинарии. Когда я впервые встретил такого, ростом с себя, под водой, было не по себе. На восьмиметровой глубине водится рыба со смешным названием мохнатоголовая собачка. Похожа на мурену — длинный хвост, большие зубы, а на лбу как будто растет дерево. Мы однажды решили раскрошить ей морского ежа — съела с такой скоростью, что решили к ней не приближаться и рук не протягивать.

Занятие по душе в этих местах найдется для любого: не хочется рыбачить или дайвить — можно сидеть на берегу, забираться на скалы, исследовать безлюдные бухты, добраться до Глазковских или Милоградовских водопадов, наблюдать, как идет на нерест по горному ручью пеструшка и мальма. Гулять по Национальному парку «Зов тигра» — он рядом с Валентином. Устроить пикник с семьей и друзьями — в домике с баней на берегу моря или в палатке: здесь по-прежнему можно почувствовать себя так же, как 30 лет назад — море, пляж, и никого вокруг.

Наедине с природой

Евгений Табалыкин, сотрудник отдела экологического просвещения Сихотэ-Алинского заповедника

Впервые я приехал в заповедник в 2012 году, принимал участие в проекте по изучению кабарги. Тогда мы работали на западном макрасклоне Сихотэ-Алинского хребта. Меня поразила тайга. Когда идешь среди огромных кедров, многим из которых не один век, не отпускает ощущение древней могучей силы этого леса. В эти места трудно не влюбиться, поэтому я еще несколько раз приезжал в заповедник и в конце концов стал его сотрудником — сейчас работаю в отделе экологического просвещения. Одно из направлений деятельности нашего отдела — туризм.

В заповеднике есть экотропы, по которым нужно ходить пешком. Тропа «Мыс Северный» начинается в урочище Благодатном, на ней можно познакомиться с флорой и фауной побережья Японского моря. Изюминка этого маршрута — лежбище ларг, расположенное на рифах у самого мыса. В пик миграции — в октябре и начале ноября — у мыса Северный можно увидеть до трехсот тюленей. За ними либо наблюдают через оптические приборы, либо принимают участие в научной деятельности заповедника — записывают свои наблюдения в специальный дневник, который находится на смотровой площадке: сведения о погоде, состоянии моря, количестве увиденных животных. Позже мы анализируем эти данные.

Если хочется побыть наедине с природой — нужно идти в бухту Голубичная. Выходить на экотропу лучше рано утром — маршрут довольно длинный, 14 километров, на него обычно уходит целый день. Путь лежит по высокому берегу моря, по дубняку. В июле там цветут лесные пионы, которые занесены в Красную книгу. Дойти до скалы Каланча — места обитания горалов. С Каланчи спуститься в песчаную бухту, мелкую и почти всегда теплую, устроить пикник, а на обратном пути подойти к берегу озера Благодатное.

Туда выходят кабаны и олени — озеро пресно-соленое, а природные солонцы важны для копытных, чтобы получить нужные минеральные вещества. Благодатное соединяется с морем неширокой протокой, в устье часто резвится пеленгас, а над рыбой кружат хищные птицы — белохвостые орланы. Здесь вообще рай для орнитологов и бердвотчеров: весной и осенью, в октябре, на озере останавливаются на пролете птицы — крохали, гуси, лебеди. Осень у нас теплая, а две недели начала октября — самые красивые: красные клены, желтые лиственницы, бронзовые дубы.

Туманный Аскольд

Павел Раилко, радиоведущий

Аскольд — один из ярких представителей необитаемых островов, расположенных в заливе Петра Великого. Он находится в 40 километрах от Владивостока и на морской карте похож на подкову. Когда подходишь к острову, сначала чувствуешь, как запах моря смешивается с запахом зелени, а потом видишь чаек над мысом Елагина в отступающем тумане, подсвеченном лучами солнца. Это очень красиво.

Бухт, пригодных для того, чтобы в них остановиться, на Аскольде две: Наездник и Юго-Восточная. К Наезднику удобнее подойти на катере, поэтому в ней больше туристов, в каждой бухте есть родник — это важно, когда собираешься отдыхать несколько дней. Жить можно только в палатках — остров дикий, никакой инфраструктуры тут нет. По этой же причине приезжать сюда лучше не в одиночестве и не вдвоем, а компанией из трех-пяти человек. На Аскольде есть достаточно крутые подъемы, сопки и скалы, тропы бывают скользкими, если что-то случится — важно, чтобы рядом были люди, которые окажут помощь.

Здесь обязательно стоит понаблюдать за птицами. На мысах Аскольд и Кошелева, которые находятся на самом острове, и на кекурах (так называются столбовидные или конусообразные скалы естественного происхождения. — прим. «Ленты.ру») «Пять пальцев», которые видны с берега, гнездятся тысячи бакланов. Близко лучше не подходить — во-первых, потому что нужно беречь экологию, во-вторых, для того чтобы не пугать пернатых — они могут атаковать.

На мысе Елагина между Наездником и Юго-Восточной стоят два маяка: старый и новый. Старый был построен еще в 1891 году на самом краю мыса. Он стал частью наблюдательного поста, с которого военные получили возможность следить за попытками японцев установить в проливе Босфор Восточный мины. В новом же маяке, который работает с 1950 года, обитает единственный постоянный житель острова, смотритель. Он не очень разговорчивый, но, если хотите, можете угостить его чем-нибудь — это местная традиция.

Погода на острове меняется стремительно: бывает, идешь к маяку, и светит яркое солнце, добираешься до мыса, а остров накрывает такой густой туман, что на два метра вперед ничего не видно. Смысл идти к маякам теряется — и это небезопасно: мостик к старой постройке разрушен, даже при хорошей видимости нужно быть очень осторожным

Во время пеших прогулок, если повезет, встретите пятнистого оленя. Они живут здесь с XIX века: оленей завез на остров еще Михаил Иванович Янковский, ученый, натуралист и управляющий золотым рудником Аскольда. Кстати, остатки карьера, в котором добывали породу, и руины паровой камнедробилки еще сохранились в бухте Наездник. Чтобы исследовать остров и отдохнуть, лучше закладывать на поездку четыре-пять дней. Особенно если поедете в августе, когда Японское море прогреется. Обязательно купайтесь ночью! На Аскольде нет освещения, зато есть планктон. Плывешь ночью — и как будто сверху и снизу звезды.

По разным берегам

Полина Панкратова, СММ-менеджер

Юг приморья неоднородный. Вот есть село Андреевка — это местный Сочи. Все как на Черноморском побережье: десяток баз отдыха на выбор, куча машин, где-то рядом обязательно жарят шашлык, танцуют под «Иванушек» и культурно выпивают под песни Лепса. Вот что-то строится, вот бегают дети, вот конь прошел. Но если сквозь все это аккуратно проехать, поскакать немного по кочкам и ухабам довольно опасного перевала: с одной стороны — скалы, с другой — обрыв и красивое море. А если продраться сквозь лианы и русско-тропический лес, попадешь в заветную бухту. Витязь — это бухта-хаб. Можно остановиться там в домике на туристической базе и уже оттуда начать строить свою карту приключений, гулять по окрестностям.

В бухте Астафьева рядом — белый песок, потрясающая бирюзовая вода, мелководье, по которому можно красиво идти, инстаграмно бежать или играть в «Спасателей Малибу». Соседняя бухта Орлинка — совсем другая. Если в Астафьева нужно побывать в солнечный день, то тут хорошо и в хмурую погоду. Лежать на камушках, долго смотреть на стальное море, а потом осторожно, чтобы не наступить на морского ежика, зайти в воду — и замереть. Над головой — серое небо, вокруг буйная дикая зелень. Магия!

Вечером, вернувшись в бухту Витязь, мы смотрим, как садится солнце — прямо за затопленную зверобойную шхуну «Лахтак» (в северных говорах это означает «тюлень», — прим. «Ленты.ру»). Темнеет быстро, и можно лечь на песок, включить себе Space Oddity Дэвида Боуи и увидеть звезды. О том, что они такие огромные, в городе почему-то забываешь. А вот теперь лежишь, и кажется, будто ты уже взрослым уехал в деревню к дедушке с бабушкой, а деревня эта у моря.

Лови волну

Ирина Чернолуцкая, иллюстратор

Я из Владивостока, но сейчас живу в Нидерландах. Когда рассказываю про Приморский серфинг друзьям, люди замирают, открыв рот. Серьезно? У вас там есть волны? Да! Именно. Весь берег Японского моря дышит красотой, запахом соли и морской травы. Скалы, рельефы, живые организмы, машущие плавниками или щупальцами в прозрачной воде, и, конечно, волны. Бухты Ахлестышева, Чернышева, Патрокл, — и это только в черте города.

Ахлестышева для меня место, где все началось. Ахла. Почти «Алоха», символично, не так ли? Серф-лагерь пять лет назад выглядел так: пара палаток, кухня-навес, флажки-удочки и качели, — все это на живописном мысе прямо у воды, куда приходят волны, заворачиваются рулончиком и с пенкой бегут к берегу. Но главное — там обитают «те самые люди». Тусовка. Все лето напролет как в пионерском лагере: костры, гитары, дружба, йога.

Быть здесь и не попробовать серфинг невозможно. Помню, как Данил, основатель серф-лагеря, крикнул: «Твоя волна, давай!» Это было похоже на прыжок с парашютом. Вытерла соль с глаз, сделала пару глубоких вдохов — и вот уже волна подхватила, борд несется по ней, я вроде стою, не падаю. Кажется, будто весь океан мой. А через несколько секунд — смузи под водой, в бок ударяет доска, выныриваю и тут же попадаю под душ из пены. Первые моменты знакомства с серфом ни с чем не сравнимы

Мост на Русский остров сделал доступными ранее недосягаемые споты: плюс-минус полчаса на машине из города — и на месте. Даже в маленький свелл здесь можно покататься на лонгборде, чего не скажешь о других спотах, более требовательных к размеру волн и навыкам катающихся. Вот почему именно Ахла стала визитной карточкой местного серфинга и тренировочной базой для начинающих.

Машина — обязательный атрибут серфера-локала: если ждешь прогноз, ты всегда готов. Доска, гидрокостюм и все необходимое в машине, пока ты на работе. Волны приходят не так часто, как хотелось бы, иногда хороший свелл можно дожидаться неделями. Но когда прогноз осуществился, нужно выяснить, какой спот «качает» лучше других, и мчать туда. Акулы серфинга быстренько стекутся в это место, рассчитывая первыми заполучить желанные волны. Можно приехать на Ахлестышева и без машины, налегке, арендовать доску с костюмом в серф-лагере, покататься и уехать обратно в город с кем-то из местных. Я так познакомилась с замечательной девчонкой, студенткой, которая однажды попросила подвезти. С тех пор дружим.

У всего прекрасного есть и обратная сторона. Помимо красоты, задушевности и романтики, есть мусор на пляжах, бюрократия, туалет в кустах, отсутствие питьевой воды и спасателей, медицинской помощи, — все это может отпугнуть неподготовленного человека. Особенно если посерфил в Европе, например, и получил совсем другой опыт.

Но мы любим наши споты за самобытность и свободу, а не за соответствие мировым стандартам. Наш менталитет помогает нам быстро адаптироваться к несовершенствам, а многие вещи ребята инициируют и улучшают сами: например, лагерь Swell следит за поддержанием Ахлестышева в чистоте, обустраивает кемпинг, делает доступными минимальные удобства. Лекции про безопасность на воде, правила серф-этикета — тоже инициатива серф-лагеря. И, конечно, можно рассчитывать на любую помощь ребят.

Анна Родина

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности