Вводная картника

«Люди думают, что в интернете все уже оплачено»

Из-за коронавируса россияне массово смотрят пиратские фильмы. Почему это плохо?

Интернет и СМИ

В последние несколько месяцев практически вся жизнь переместилась в онлайн — от учебы и работы до преступных схем. Пользователи со всего мира рассказывают не только об особенностях удаленки, но и о новых опасностях — участившихся утечках данных и мошенничестве в интернете. Еще одна проблема, которая вновь накрыла мировую сеть, — волна интереса к пиратской продукции. Несколько лет назад казалось, что большинство стран навсегда победили нелегальный и опасный контент, однако эксперты отмечают, что новые реалии изменили правила игры. Пиратский рынок снова поднял голову и пытается расти на фоне карантина и тревожных новостей, распространяя влияние, вирусы и агрессивную рекламу. Каким образом боролись с пиратами до 2020 года, как и почему россияне полюбили легальный контент и какие опасности могут ждать пользователей в ближайшем будущем — в материале «Ленты.ру».

Впереди планеты всей

Весной 2020 года аналитики из британской компании MUSO заметили, что на фоне глобальной изоляции пользователи сети стали чаще интересоваться нелегальным контентом. Россия в составленном антирейтинге оказалась на втором месте, первыми в потреблении пиратской музыки и фильмов стали американцы: за март текущего года жители США посетили пиратские сайты более миллиарда раз. На третьем месте — Индия с 581 миллионом визитов на такие страницы. Россияне оказались статистически посередине с 727 миллионами кликов.

Согласно отчету, наибольшие потери понесли кинокомпании: спрос на пиратские фильмы резко вырос почти на треть. Рынок нелегального программного обеспечения также возрос — сразу на 25 процентов. Гендиректор Muso Энди Чаттерли предположил, что это может быть связано со всеобщей жаждой какого бы то ни было контента: невероятный прирост новых подписчиков наблюдается как на легальных стриминговых сервисах, так и на пиратских. Действительно, развлекательная платформа Netflix за первые месяцы 2020 года приросла намного значительнее, чем предполагалось: подписку оформили почти 16 миллионов новых юзеров (аналитики прогнозировали прирост всего в 7,2 миллиона). Общая передача видео существенно возросла — например, в возрастной группе от 25 до 54 лет скачок составил 100 процентов. При этом показатели потоковой передачи музыки на фоне пандемии уменьшились — вероятно, дома большинство юзеров предпочитают тишину, а музыку слушают в основном по дороге на работу или учебу.

Еще до карантина многие пользователи сети — в первую очередь те, кто готов платить за контент — сетовали: мол, и рады оплатить доступ онлайн, лишь бы посмотреть долгожданную премьеру, однако сервисы сильно запаздывают с релизами. Эксперты уверены, что именно пиратство препятствовало премьерным показам в сети, а в нынешней ситуации оно может и вовсе обескровить кинопроизводителей. «В нашей новой реальности, когда кинотеатры на какой-то период — будем надеяться, что не навсегда — перестали быть популярным местом времяпрепровождения, проблема защиты контента в интернете всерьез становится решающим вопросом для выживания целых отраслей, включая большое кинопроизводство. В 2019 году мировые потери правообладателей от интернет-пиратства оцениваются более чем в 9 миллиардов долларов, к 2024 году сумма может возрасти до 12 миллиардов. Эти убытки тормозят дальнейшее развитие отрасли, что в конечном итоге сказывается на пользовательском опыте», — считает президент «Медиа-коммуникационного союза» («МКС») Михаил Демин. С ним солидарен генеральный директор ассоциации «Интернет-видео» Алексей Бырдин: «Снижение уровня пиратства — это фактор роста экономики, а не наоборот. Индустрия контента не может развиваться в условиях массового пиратства».

51
процент
молодых европейцев 15-24 лет не смотрят пиратский контент, предпочитая легальный

Но пандемия лишь обострила вечную проблему: вопрос пиратского контента был актуальным уже давно, и степень его остроты часто не зависит от богатства страны или ее населения. По данным исследований Hadopi 2019 года, почти четверть пользователей во Франции регулярно пользуются пиратскими сайтами для просмотра видео. Некоторые признавались, что умышленно посещают такие площадки и даже используют специальное программы и приложения. При этом в стране уже десять лет действовал так называемый антипиратский закон (он был несколько изменен в 2013-м, так как, по мнению местного правительства, наказание было несоразмерно проступкам). Около года назад организация Motion Picture Association of America (MPAA, Американская ассоциация кинокомпаний) назвала блокировки достаточно эффективными в борьбе с интернет-пиратами и отчиталась: более чем в 30 странах мира провайдеры заблокировали восемь тысяч доменов и четыре тысячи сайтов, почти половина из них пришлась на Италию и Португалию.

Помимо известного рынка пиратских фильмов и сериалов существует огромный сегмент нелегального распространения программ, который, как стало известно благодаря исследованию MUSO, сильно вырос за время мировой пандемии. Пока неясно, на каком месте в этом году окажутся американцы, — ранее пальма первенства в этом вопросе принадлежала Ливии. Согласно отчету ассоциации Business Software Alliance, еще три года назад в рейтинге лидировали Венесуэла, Ливия и Зимбабве — там доля пиратского ПО достигала 90 процентов. России заняла скромное 48 место (62 процента), пропустив вперед ближайших соседей — Белоруссию (82 процента) и Украину (80).

Молодые европейцы в прошлом году разделились на два почти равных лагеря: 51 процент опрошенных в возрасте 15-24 лет заявляли, что не занимались пиратством в сети (исследование проводилось офисом Евросоюза по интеллектуальной собственности). При этом треть участвовавших в опросе открыто признавали, что используют нелегальные источники. Такие результаты можно считать большим прорывом: многие пользователи ранее отказывались платить за какой бы то ни было контент в сети. Европейские страны боролись с этим, как могли, в том числе с помощью больших штрафов для пользователей. Так, даже сейчас многие сайты для туристов или переехавших в Германию содержат мануалы, как ненароком не получить взыскание за скачивание нелегального контента. Подобными историями делятся и неудачливые путешественники, по привычке или по забывчивости скачавшие «экранку», чтобы скоротать вечер.

Однако в России такие методы борьбы вряд ли когда-то будут применены: представители Роскомнадзора в последние годы неоднократно напоминали, что наказание для пользователей нецелесообразно, и лучше сосредоточиться на борьбе с владельцами пиратских империй. Эксперты солидарны: «Если карать потребителя — наступят 2000-е, все будут на флешке передавать. Еще не хватало людей штрафовать за пиратку, и так много других проблем», — шутит руководитель департамента защиты интеллектуальной собственности Group-IB Андрей Бусаргин. По его словам, даже адепты легального потребления считают такие меры слишком жесткими. Бусаргин привел в пример успешную работу крупных музыкальных сервисов (таких как Apple Music или Яндекс.Музыка): если предлагать качественный контент на удобной платформе, большинству проще купить подписку, чем долго качать, заливать на телефон и адаптировать пиратскую музыку. «Качество сервиса победило пиратство. Усложнение техники позволило создать удобный сервис, победивший неудобные», — заключил он.

Старая рана

Пиратский вопрос в России не нов, и многие годы казалось, что россияне никогда не научатся смотреть кино и сериалы легально, особенно в век «Игры престолов» и «Карточного домика». По словам Алексея Бырдина, заработок пиратов в Рунете находился до 2019 года на уровне 80 миллионов долларов в год. Большую часть доходов приносила реклама. Рынок рос катастрофическими темпами: согласно оценкам компании Group-IB, наиболее важными факторами здесь стали мощнейшая рекламная поддержка платформ нелегальными букмекерами и онлайн-казино, базирование платформы на технологии CDN, а также рост трафика. Однако год назад многое изменилось: к концу 2019-го рынок интернет-пиратства резко упал сразу на 27 процентов и составил 63,5 миллиона долларов.

Большинство экспертов считают, что первое за последние пять лет сокращение стало возможным благодаря тому, что впервые за многие годы тактика работы была несколько изменена, а государственная борьба с пиратством совпала с отраслевой — в 2018 году был введен антипиратский меморандум. Так, пресловутый Azino777 уже уступил лидерство в рекламе конкурентам — из-за активной борьбы с гемблингом и букмекерами. Одновременно с этим вырос российский рынок легальных видеосервисов: президент МКС Михаил Демин напомнил, что объем этой отрасли, по данным J’son & Partners Consulting, за прошлый год увеличился на 65,7 процента — до 41,2 миллиарда рублей.

Да и россияне, судя по всему, изначально были не против платить за контент: Андрей Бусаргин из Group-IB вспоминает, что в доинтернетную эпоху соотечественники регулярно приобретали диски и кассеты на уличных развалах, и для многих это было нормой. С приходом интернета граждане будто разучились приобретать — более того, многие, скачивая что-либо из сети, даже не подозревали, что нарушают закон. «Многие до сих пор считают, что если они заплатили за доступ в интернет, то автоматически получают доступ ко всему. Люди не очень понимают, какой контент они потребляют. Раз есть доступ в интернет — там все уже оплачено», — поясняет Бусаргин. Это породило легион нелегальных площадок, часть из которых несет определенные опасности для пользователей: дело не только в качестве контента, но и во вредоносном ПО, которое может подстерегать незадачливых юзеров на подобных площадках.

Однако при этом нельзя винить рядового пользователя в том, что он отправился на пиратский сайт, — большинство россиян попадают на пиратские сайты с помощью поисковиков: когда кто-либо ищет фильм, он не должен разбираться, какой сайт легальный, а какой — нет. Безусловно, сомнительная реклама или порнобаннеры ранее могли вызвать сомнения даже у самого неискушенного юзера, однако в последнее время некоторые пиратские сайты выглядят как легальные. Немало порталов позиционируют себя на высоком уровне, предлагая, к примеру, оригинальный язык или разные озвучки. Раньше им было еще проще мимикрировать — даже легальные площадки использовали рекламную модель просмотра. Однако правообладатели стали от нее уходить, поскольку она не покрывала затрат на покупку прав.

В любом случае, по мнению Бусаргина, пользователь не виноват, а рынку стоит сосредоточиться на трех китах: маркетинговом продвижении легальных кинотеатров, защите контента и его недоступности для пользователя. В этом случае останется единственная проблема: зрителю, желающему следить за новинками, придется купить несколько разных подписок. «В России меняется менталитет, модель потребления. Люди готовы платить за качественный сервис и контент, — уверен Бусаргин. — Легально потреблять лучше, чем нелегально. Во-первых, это безопасно, во-вторых, так ты поощряешь создателя, в-третьих, это попросту удобно. Приходит век удобства — то есть не надо держать под рукой компьютер или хранить всю медиатеку на хард-диске, можно использовать телефон, планшет и Smart TV, переходить с одного устройства на другое».

Долгая несчастливая жизнь

До 2013 года борьбой с пиратскими сайтами по сути никто не занимался: была доступна только претензионная работа — то есть правообладатели могли бесконечно обращаться к пиратам с просьбами что-либо удалить. Семь лет назад в России вступил в силу первый антипиратский закон, но большинство исследователей и экспертов сходятся во мнении, что он был малоэффективным и почти бессмысленным. Правообладатель мог добиться блокировки страницы, где размещен нелицензионный контент, однако к тому времени, когда суд примет решение, можно было создать еще сотню таких же страниц. Тогда пользователи заметили только, что из «ВКонтакте» стали исчезать фильмы и музыка. 1 мая 2015 года вступила в силу вторая итерация закона. Отныне сайт можно заблокировать по решению суда навечно, если он во второй раз уличен в пиратстве. Именно тогда многие правообладатели стали активно защищать свой контент.

По словам представителя Group-IB, у сотрудников их компании была налажена система мониторинга сети. Как правило, многие крупные игроки идут навстречу и готовы сами удалять незаконный контент, некоторые даже предоставляют возможность загружать цифровые отпечатки, чтобы нелегальные видео не могли быть загружены вновь. Гендиректор ассоциации «Интернет-видео» Алексей Бырдин подтверждает, что система отпечатков работает: «Например, Content-ID на платформе YouTube. Крупнейшие хостинги вынуждены были внедрить их под угрозой многомиллионных исков. У нас Mail.ru Group уже лет шесть обещает их внедрить, но пока безуспешно. Наверняка работают и штрафы за скачивание пиратских копий, которые применяются в Западной Европе и ряде других стран. Но для России это пока точно не вариант». К тому же многие пираты лояльны и идут навстречу: сейчас им проще удалить что-то спорное, чем быть заблокированными, например, по IP.

2,8
миллиона ссылок
в антипиратском реестре по состоянию на май 2020 года

Позднее российское законодательства пополнил закон о «зеркалах» — в основном он был направлен на тех пиратов, которые ушли в тень после «пожизненной» блокировки и размножились на копиях сайтов. Но существенно тактическая защита не менялась до конца 2018 года — тогда появился антипиратский меморандум, который во многом изменил Рунет. Отныне борцы за легальный контент могут не только бороться с пиратскими платформами, но и работать с поисковиками и агрегаторами, которые будут удалять файлы и фильтровать выдачу. Оставшиеся после самостоятельной работы сложные случаи уже ложатся на государство. «Google и так это исключал по закону об авторском праве в цифровую эпоху (DMCA), "Яндекс" теперь убирает по меморандуму. Когда поисковики зачищены, работать проще. Пиратирование как бизнес становится непопулярным, у них сильно упал CPM (цена за тысячу просмотров) — те, кто получал прибыль через рекламу, сильно проиграли», — объясняет положение дел Бусаргин.

Дело в том, что поисковики сильно понижают в выдаче тех игроков, которые размещают на платформе агрессивную рекламу. И теперь перед пиратами встает дилемма: остаться в выдаче, понизив обороты, или все-таки запускать ту самую активную рекламу, чтобы получать больше денег за просмотры. Они сделали выбор в пользу места в поисковике, так как именно оттуда приходили зрители. Тем не менее трафик на площадках упал — люди перестали заходить на эти сайты. Из-за работы меморандума пользователи больше не находят пиратские ссылки. Впервые за многие годы Россия приблизилась к уровню рынка 2016 года, а раньше он постоянно рос. Сейчас, по мнению представителя Group-IB, небольшой всплеск все-таки произойдет из-за нынешней ситуации с пандемией. Вероятно, показатели откатятся к 2017-2018 годам.

«Сейчас такой идеальный рецепт: найти пиратские ссылки, заблокировать часть по претензионной работе, и это большая часть — порядка 80 процентов удаляют сами. Остальное — через Мосгорсуд и Роскомнадзор, тем, для кого работают только угрозы блокировки», — говорит руководитель департамента защиты интеллектуальной собственности Group-IB.

Таким образом российская схема работы по своей сути приблизилась к американской, где крупные игроки часто сами оберегают пользователей от нелегального контента. В мае 2020 года количество ссылок в антипиратском реестре достигло 2,8 миллиона, а в прошлом году в России впервые был осужден владелец сети подпольных онлайн-кинотеатров, в том числе известных ресурсов kinogb.guru, kinokot.biz и fosa.me, а также десятков «зеркал». Библиотека каждого сайта насчитывала более десяти тысяч фильмов и сериалов. Преступника обнаружили по цифровым следам, он признал вину и некоторое время сотрудничал со следствием, поэтому получил два года условно с испытательным сроком три года.

«Вирусы и прочие прелести»

Большинство экспертов сходятся во мнении, что россияне теряют интерес к бесплатному контенту, в первую очередь ставя это в заслугу развитию «белого» рынка. Насчет эффективности блокировок мнения разнятся. «Все антипиратские меры так или иначе работают. Блокировки придумали не в Роскомнадзоре. С конца прошлого века меры ограничения доступа на уровне операторов связи впервые начали применять в США, и пока это самый универсальный способ ограничить доступ к чему-либо», — считает Алексей Бырдин, напоминая, что именно законодательство в свое время помогло Голливуду сохранить свои позиции. Тем не менее на первом месте сейчас развитие легальных сервисов. Как и Бусаргин, Бырдин полагает, что обилие платформ, их ценовая доступность, объемные каталоги и простота использования укрепляют новые привычки россиян. «В то же время пиратство уже прочно ассоциируется с дискомфортом: обилие сомнительной рекламы, низкое качество изображения, вирусы и прочие прелести. В продуктовом плане легальные игроки пиратов точно обыграли», — заключает гендиректор ассоциации «Интернет-видео», напоминая, что распространение смартфонов и умных телевизоров тоже немало повлияло на привычки соотечественников.

Важной тенденцией последнего времени стало изменение отношения к пиратству: оно теперь воспринимается не как капризы кинодеятелей, а чаще как маргинальное явление. Некоторые эксперты рынка, в том числе и Бырдин, убеждены, что общество вполне созрело для перехода от блокировок со стороны государства на решения некоего независимого органа. Однако как повлияет на состояние отрасли пандемия — пока неясно, как и то, насколько выполнимыми окажутся предыдущие планы. Тем более что большинство считает сложившуюся в докарантинный период схему вполне жизнеспособной и рабочей.

Софья Кадочникова

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности