Вводная картника

«Султан хотел, чтобы она всегда была рядом»

Как рабыня превратилась в самую могущественную женщину Османской империи

Ценности

Кадр: сериал «Великолепный век. Империя Кёсем»

«Лента.ру» продолжает цикл материалов о роскошной жизни правителей разных стран и эпох, а также членов их семей. В предыдущей статье мы рассказывали об экс-президенте Габона Омаре Бонго Ондимбе, находившемся у власти 42 года. Он тратил деньги из бюджета страны на несколько десятков своих детей, а также на жен и любовниц. Во Франции он скупал роскошные дома и квартиры: один только особняк рядом с Елисейскими Полями обошелся ему в 18 миллионов евро. На этот раз речь пойдет о супруге султана Ахмеда I — Кёсем. Из простой рабыни она превратилась в одну из самых могущественных и влиятельных женщин Османской империи. Ее жизнь была полна тайн, заговоров, политических и внутрисемейных интриг.

«Голос девушки должен был звучать тише журчащих струек»

«Это красивая женщина с пронзительным взглядом. У нее множество талантов: она превосходно поет, ее по-прежнему очень сильно любит султан. Нельзя сказать, чтобы все ее уважали, но все к ней прислушиваются. Она фаворитка правителя, и он хочет, чтобы она постоянно была рядом с ним», — так в 1612 году венецианский посол Симон Контарини описывал Кесем-султан, супругу Ахмеда I.

Османская империя на протяжении веков была самым богатым государством мира. Со всех территорий, завоеванных султанами, сюда стекались сокровища и трофеи. Главным хранилищем богатств были дворцы султана. Основной его резиденцией стал Топкапы, расположенный на мысе между бухтой Золотой Рог и Мраморным морем и отличавшийся шикарными интерьерами и великолепным убранством.

Эта постройка — одна из самых старинных в Стамбуле — мало похожа на европейские дворцы. Стены Топкапы отделаны мрамором и знаменитой османской плиткой с орнаментами и узорами. Такой материал выбран не только для красоты, но и для удобства: он создает прохладу, столь необходимую в жаркую погоду. Изразцы, мебель и ткани в то время любили украшать цветочными мотивами. Над всеми дверьми были сделаны позолоченные надписи арабской вязью, потолки покрыты красивой росписью.

В интерьерах покоев много арок, сводов, мозаичных панно, фресок с изображением пейзажей. В каждом помещении был установлен камин и шкафы, инкрустированные перламутром и слоновой костью.

Территория дворца превышала 700 тысяч квадратных метров (это в два раза больше площади Ватикана — прим. «Ленты.ру»). Это был настоящий город в городе: здесь были гарем, зал собраний дивана, кухня, апартаменты султана, свои мечети, бани, зоопарк и оружейные палаты, бассейн, лечебница, кладовые, прачечная, гардеробная, а также многочисленные павильоны, которые использовали для отдыха, чтения, тайных встреч. Во дворце работали более 50 тысяч человек.

Во внутренних двориках Топкапы много фонтанов. Они не только дарили прохладу в жаркие дни, но и мешали подслушивать, о чем говорят люди в соседних комнатах, а также помогали наложницам готовиться к свиданию с падишахом — считалось, что голос девушки должен был звучать тише журчащих струек.

По золотому пути

В таком дворце и оказалась гречанка по имени Анастасия — дочь православного священника с острова Тинос. В гарем к султану Ахмеду она попала в возрасте 15 лет. После обращения в ислам ее назвали Махпекер, что означает Луноликая. Позже падишах дал ей имя Кесем, отметив лидерские качества возлюбленной — «овца, ведущая свое стадо», или же «любимая, желанная».

Первое, с чем столкнулась Кесем во дворце, — жесткая иерархия и строгие правила гарема, под которые ей, отличавшейся свободолюбивым нравом, пришлось подстраиваться. Вначале утренняя молитва, потом хаммам, после этого завтрак и учеба. Наложниц учили читать и писать, шить и танцевать, следовать правилам этикета. Помимо этого они изучали религию.

Наложницами Султана Ахмеда становились девушки со всего света. В гареме могли одновременно находиться до 1,2 тысячи женщин. Заправляла всем мать султана — валиде-султан. Она считалась вторым человеком в государстве, была не только влиятельной, но и очень богатой — получала доход с султанских земель, расположенных в разных частях империи, а также роскошные подарки от представителей иностранных государств.

Именно мать султана решала, какая из наложниц пройдет по так называемому золотому пути — в спальню ее сына-падишаха. Девушки, живущие в гареме, были обеспечены всем необходимым и с первого дня пребывания во дворце получали деньги. Но многие, как и Кесем, мечтали купаться в еще большей роскоши

После того как Кесем впервые оказалась в спальне султана Ахмеда, она переехала на этаж фавориток. Забеременев, она получила просторные и роскошные отдельные покои, прислугу и другие блага. Принадлежавшие ей комнаты возлюбленная падишаха обставила изящной и дорогой мебелью, наполнила предметами роскоши. В покоях Кесем был большой балкон с живописным видом.

Родив султану Ахмеду много сыновей и дочерей, возлюбленная обрела новый статус, к которому стремятся все наложницы гарема, — хасеки (женщина, получившая свободу и ставшая законной супругой султана). Помимо этого, она стала получать баснословные деньги — в день по тысяче аспер (мелкая турецкая серебряная монета того времени — прим. «Ленты.ру»).

Золотые колыбели и распашонки

В то время в Османской империи женщины носили роскошные платья, больше напоминавшие халат. Они не были приталенными, в них не было декольте, шнуровок и вырезов. Свой статус они обычно демонстрировали с помощью одежды и украшений.

Не стала исключением и Кесем: ее гардеробная ломилась от нарядов. После рождения первого ребенка Кесем, следуя правилам гарема, стала носить яркую одежду из еще более ценных материалов. Цветная ткань стоила дорого, позволить себе такие наряды могли только обеспеченные люди. В семье султана шили одежду из парчи, украшенной золотыми и серебряными нитями, использовали тафту, бархат, кашемир или хлопок высочайшего качества.

Ткани для возлюбленной султана и членов его семьи заказывали из Индии, Китая, Флоренции и Венеции. Шить одежду для падишаха и его родных доверяли только лучшим портным Османской империи.

Султан Ахмед часто преподносил возлюбленной дорогие подарки. Одними из самых ценных были украшения в форме тюльпана — символа дома Османов. Этим презентом он демонстрировал Кесем, что она действительно стала представительницей правящей династии, частью семьи.

Ахмед был окружен роскошью. Перстни и оружие, которые он носил, даже его трон были инкрустированы бриллиантами, рубинами, жемчугом, изумрудами. Султана окружали гребни, сабли, мечи и щиты, кальяны и чаши из золота, поражавшие изяществом и богатым декором. Из золота была сделана и колыбель, в которой спали новорожденные дети монарха. Сыновьям султана дарили рубашку-талисман с написанными на ней золотыми нитками молитвами и сурами из Корана.

К слову, детская одежда в то время не разделялась на ту, что носили девочки и мальчики, обычно она была красного, синего, зеленого или янтарного цветов. У падишаха и его детей должно было быть по тридцать разных нарядов на месяц — по одному на каждый день, а также по десять пар обуви.

Переворот, еще переворот

Кесем рано осталась вдовой: Ахмед I скоропостижно скончался от тифа в возрасте 27 лет. К власти пришел его младший брат Мустафа I, страдавший от психического заболевания. То, что Ахмед, в отличие от предыдущих правителей, пощадил своего брата (раньше новый правитель, взойдя на трон, отдавал приказ убить своих братьев, чтобы они не могли претендовать на трон), — заслуга Кесем. Опасаясь за жизнь сыновей, она в свое время убедила падишаха помиловать Мустафу.

После смерти Ахмеда Кесем со всем гаремом отправилась в Старый дворец. Там были хорошие апартаменты и красивый сад с фруктовыми деревьями и фонтанами, женщины по-прежнему жили на полном обеспечении нового наследника. Однако после жизни в Топкапы, наполненной интригами, приемами и торжествами, здесь все казалось заурядным и скучным. Помимо этого, Кесем теряла возможность влиять на политическую жизнь страны. Однако, успев обзавестись большим числом сторонников, в 1623 году она сумела устроить переворот.

К власти тогда пришел их с Ахмедом сын Мурад, которому исполнилось всего 11 лет. Самостоятельно править он не мог, поэтому Кесем стала не только валиде-султан, но и регентшей сына — первой правительницей Османской империи

У власти она находилась девять лет. После смерти Мурада в возрасте 28 лет на престол взошел еще один сын Кесем — Ибрагим I — и ее правление продолжилось. Постепенно отношения между матерью и сыном ухудшились, к тому же у Ибрагима начались проблемы с психикой. В результате вспыхнуло восстание, падишаха свергли янычары, и через несколько дней он был убит.

Считается, что Кесем не возражала против убийства сына, считая его правление опасным — в первую очередь для себя. Новым правителем стал малолетний сын Ибрагима Мехмед IV. Учитывая, что его матерью была 20-летняя неопытная девушка по имени Турхан, регентшей при молодом правителе стала бабушка Кесем. Но отстраненная Турхан не сидела сложа руки. За три года она смогла заручиться большой поддержкой при дворе и начать серьезную политическую борьбу со свекровью.

Кесем решила сместить Мехмеда, чтобы избавиться от его матери, а на место султана посадить другого внука — Сулеймана, на мать которого она имела огромное влияние. Одна из шпионок Турхан рассказала о планах Кесем убить внука, и мать решила действовать на опережение. В результате 20 воинов, верных Турхан, ворвались в покои Кесем и задушили ее.

Похоронили бывшую правительницу Османской империи рядом с Ахмедом. Несмотря на большие амбиции и жажду власти, она много помогала простым людям и прослыла щедрой правительницей. Благодаря ей в Стамбуле появилось много мест, где беднякам бесплатно раздавали еду.

Кесем посещала тюрьмы и оплачивала долги заключенных, помогала сиротам из бедных семей, отправляла их учиться или удачно выдавала замуж, давали деньги на строительство школ и мечетей. Тем, кто верно служил ей три года, она давала свободу. Когда подданные Османской империи узнали о смерти Кесем, многие не могли сдержать слез. Народный траур по ней продолжался трое суток.

Ксения Архипова

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности