Вводная картника

«Пока жив…»

Восьмимесячного Дениса спасет внутривенное питание. Ему нужна ваша помощь

Россия

Фото: Русфонд

С самого рождения Денис Якунин из города Горловка Донецкой области живет в больницах. Малыш родился раньше срока, крохотный, в тяжелейшем состоянии. В конце прошлого года ребенка с тромбозом верхней полой вены экстренно доставили в Москву, в Филатовскую детскую больницу. Московские врачи спасли Дениске жизнь, сейчас его поддерживает только внутривенное питание. В больнице малыш всем обеспечен, но после выписки его родители должны будут сами покупать дорогое питание, а такой возможности у них нет.

На 27-й неделе беременности у Кати, будущей мамы Дениса, открылось кровотечение. Малыш в животе так бился и толкался, будто задыхался и пытался спастись.

— Спасать будем маму, у ребенка шансы нулевые, — сказал доктор в роддоме.

Когда Катя очнулась, первым делом спросила, жив ли сын.

— Пока жив, — ответила медсестра.

Крошечный Дениска из Горловки чудом остался жив. Его спасли московские врачи. Но пока он не может есть самостоятельно. После выписки ребенку будет необходимо дорогое внутривенное питание, без которого он погибнет. Родители оплатить его не в силах, нужна помощь.

Стоимость внутривенного питания 1 161 843 рублей.

На 17:00 (22.04.2020) 180 читателей «Ленты.ру» собрали 297 341 рубль.
902 831 рубль собрали читатели vesti.ru, rbc.ru и rusfond.ru
Всего собрано 1 200 172 рубля.

Сбор средств успешно завершен.

Друзья, всем спасибо! Вместе мы сделали доброе дело.

На следующий день Екатерине рассказали, что из-за отслойки плаценты ребенку не хватало кислорода, он наглотался околоплодных вод, и когда появился на свет — не дышал.

Из родильного отделения Дениса отправили сразу в реанимацию и подключили к аппарату искусственной вентиляции легких. Состояние его было крайне тяжелым. Наряду с гипоксией у Дениса диагностировали сепсис и двустороннюю пневмонию.

Прогнозы были самые неблагоприятные, но через шесть недель интенсивного лечения состояние малыша улучшилось.

— Мы уже все подготовили к приезду Дениса домой, — вспоминает Катя, — как вдруг мне позвонили из роддома и сообщили, что его с подозрением на бронхолегочную дисплазию увезли в Донецкую областную больницу.

Катя бросилась туда — и своего сына просто не узнала. У него было крошечное тело и огромная голова:
— Глаза затекли и не открывались, шея раздулась, — врачи объяснили, что все это из-за скопления жидкости в голове.

Рентген грудной клетки показал затемнение в легком. Донецкие врачи предположили, что у ребенка опухоль, которая давит на полую вену и нарушает циркуляцию крови от головы к сердцу.

Более точный диагноз без специальной аппаратуры врачи поставить не могли.

Через три месяца отек удалось снять, но дышать самостоятельно Денис уже не мог. По результатам консилиума врачи приняли решение о переводе ребенка в Россию.

На машине скорой помощи Дениса с мамой доставили в Ростовский аэропорт и погрузили в самолет МЧС.

— Вы можете не довезти ребенка живым, — предупредил врач. — Но если останетесь здесь, он никогда не будет дышать сам.

Катя решила рискнуть.

В самолете у Дениса случилась остановка сердца. Командир корабля запросил посадку в Воронеже.

— Я стояла за шторкой и молилась, — рассказывает Катя. — В щелочку видела, как Дениску раздели и положили на пеленку на пол. У него была огромная, как шар, отекшая голова, вокруг суетились врачи, делали массаж сердца и искусственное дыхание. Сердце никак не заводилось.

Кате сообщили, что у сына клиническая смерть, но врачи продолжают бороться. И случилось чудо: сердце заработало, и самолет решили сажать все-таки в Москве. Из Домодедово Дениса на вертолете доставили в Филатовскую больницу, поместили в реанимацию. Кате ехать с сыном не разрешили. Ее приютил Дом милосердия доктора Лизы.

Состояние Дениса было крайне тяжелым. Его жизнь поддерживала целая мини-лаборатория, которая обеспечивала дыхание, питание, следила за давлением и сердцебиением. Лишняя жидкость ушла, вес ребенка нормализовался.

Малыша всесторонне обследовали и поставили диагноз: тромбоз верхней полой вены. Никакого новообразования в легких, к счастью, не оказалось. Через неделю Денис стал дышать самостоятельно. Отеки сошли, состояние мальчика врачи оценили как стабильное. Однако обычное детское питание малышу пока не подходит — оно вызывает тяжелые осложнения. Пока Денису вводят необходимые для поддержания жизни вещества внутривенно. Вот только после выписки из больницы обеспечивать сына дорогим питанием и устройствами для его введения должны сами родители.

— В самолете я думала, что если Дениски не станет, то и мне приземляться не стоит, — говорит Катя. — А теперь я молюсь, чтобы нам помогли. Сын уже учится держать голову — пока, правда, неуверенно. Но вместе мы победим, я знаю.

Заведующая отделением патологии новорожденных и детей грудного возраста Детской городской клинической больницы №13 имени Н.Ф. Филатова Оксана Монахова (Москва): «Денис в критическом состоянии был доставлен в нашу больницу, два месяца реаниматологи боролись за его жизнь. Ребенок находился на парентеральном (внутривенном) питании. После стабилизации состояния Денис был переведен в отделение патологии новорожденных и детей грудного возраста. Состояние ребенка значительно улучшилось, его можно готовить к выписке. Но из-за тромбоза верхней полой вены у мальчика нарушена гемодинамика, повышено давление в верхней части туловища. При попытках кормления через рот возникали отеки и удушье, что требовало искусственной вентиляции легких. Мы ожидаем, что постепенно у Дениса сформируется достаточное количество коллатералей (обходных путей кровотока), и пищеварительная система начнет функционировать. Уже сейчас мальчик может съедать по 5 миллилитров смеси восемь раз в день, постепенно объемы смеси будут увеличиваться. Но пока по жизненным показаниям ему необходимо получать питание внутривенно».

Стоимость внутривенного питания 1 161 843 рублей.

На 17:00 (22.04.2020) 180 читателей «Ленты.ру» собрали 297 341 рубль.

902 831 рубль собрали читатели vesti.ru, rbc.ru и rusfond.ru
Всего собрано 1 200 172 рубля.

Сбор средств успешно завершен.

Друзья, всем спасибо! Вместе мы сделали доброе дело.

Для тех, кто мало знаком с деятельностью Русфонда

Русфонд (Российский фонд помощи) создан осенью 1996 года для помощи авторам отчаянных писем в «Ъ». Проверив письма, мы размещаем их в «Ъ», на сайтах rusfond.ru, kommersant.ru, в эфире ВГТРК и радио «Вера», в социальных сетях, а также в 147 печатных, телевизионных и интернет-СМИ. Возможны переводы с банковских карт, электронной наличностью и SMS-сообщением, в том числе из-за рубежа (подробности на rusfond.ru). Мы просто помогаем вам помогать.

Всего собрано свыше 14 392 млрд рублей. В 2020 году (на 16 апреля) собрано 331 192 945 рублей, помощь получили 316 детей.

Русфонд — лауреат национальной премии «Серебряный лучник» за 2000 год, входит в реестр НКО — исполнителей общественно полезных услуг. В 2019 году Русфонд выиграл президентский грант на проект «Совпадение. Экспедиция доноров костного мозга», а его Национальный РДКМ — президентский грант на проект «Академия донорства костного мозга», грант мэра Москвы на проект «Спаси жизнь — стань донором костного мозга» и грант Департамента труда и соцзащиты населения Москвы на проект «Столица близнецов». Президент Русфонда Лев Амбиндер — лауреат Государственной премии РФ.

Дополнительная информация о Русфонде и отчет о пожертвованиях Русфонда.

Адрес фонда: 125315, Москва, а/я 110;
rusfond.ru; e-mail: rusfond@rusfond.ru
Приложения для iPhone и Android — rusfond.ru/app
Телефон: 8-800-250-75-25 (звонок по России бесплатный), 8 (495) 926-35-63 с 10:00 до 20:00

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности