Игорь Пашкевич

«Он давал силы»

Российский фигурист обыгрывал Ягудина и работал с Тутберидзе. Но уехал в США и погиб в 44 года

Спорт

Игорь Пашкевич — российский фигурист-одиночник, который в конце прошлого века был одним из лидеров национальной команды. Он выиграл юниорский чемпионат мира-1990, а на дебютном взрослом первенстве Европы завоевал серебряную медаль. В 1997 году он перешел в сборную Азербайджана и вскоре завершил карьеру. Почти сразу Пашкевич стал тренировать: сначала в России — помогал Юлии Липницкой и Евгении Медведевой, которые занимались в группе Этери Тутберидзе, потом — в США. На какое-то время бывший спортсмен пропал из поля зрения журналистов, а в 2016-м пришла новость о его гибели в Майами. Обстоятельства смерти родственники скрывают до сих пор, но самой популярной остается версия самоубийства. Трагическая история прославленного фигуриста — в материале «Ленты.ру».

***

26 марта 2016 года на сайте Федерации фигурного катания России (ФФКР) появилось сообщение о смерти Игоря Пашкевича — бывшего фигуриста и тренера. Уточнялось, что Пашкевич погиб в Майами на 45-м году жизни. Давалась также краткая справка о заслугах бывшего спортсмена: мастер спорта СССР международного класса, серебряный призер чемпионата Европы 1996 года, чемпион мира среди юниоров 1990 года. На этом все.

А ведь в жизни Пашкевича было еще очень много интересного, хотя найти информацию сложно даже сейчас. Кем он вообще был и почему его имя так мало кому известно?

Фигурист-новатор

Итак, в 1990 году Пашкевич победил на чемпионате мира среди юниоров, оставив позади Алексея Урманова, который спустя четыре года выиграл Олимпийские игры в норвежском Лиллехаммере. Игорь на эту Олимпиаду тоже ездил, но выступил неудачно, став только 15-м. Тем не менее после этого из обоймы национальной команды фигурист не выпал, а спустя два года на чемпионате Европы в болгарской Софии обыграл и Илью Кулика — будущего олимпийского чемпиона, и Алексея Ягудина, который стал позже настоящей легендой отечественного фигурного катания. Уступил Пашкевич только украинцу Вячеславу Загороднюку.

Эти достижения весьма парадоксальны — Пашкевич от природы не обладал талантом, а еще испытывал проблемы со здоровьем. У него был очень слабый голеностоп: тройные прыжки (а без них на международной арене уже тогда делать было нечего) давались ему тяжело. Зато фигурист был крайне трудолюбив. По воспоминаниям тренера Пашкевича Марины Кудрявцевой, Игорь был самым самоотверженным спортсменом, с которым ей приходилось когда-либо заниматься. Чтобы укрепить связки ученика, специалист придумала особый комплекс упражнений. Кроме занятий в зале и на льду, направленных на развитие суставов, пришлось пойти и на хитрость. Например, в дверные проемы комнат в квартире Пашкевича установили так называемые «приступочки». Каждый раз, когда спортсмен выходил в коридор, ему следовало наступать на возвышение и приподниматься.

Фигурист относился к этому со всей серьезностью и специально проделывал упражнение как можно чаще. Иногда за вечер набиралось несколько сотен повторений

В результате Игорь освоил все тройные прыжки, и сил стало хватать на то, чтобы перенести все их во вторую часть произвольной программы (это в 2018 году помогло Алине Загитовой победить на Олимпиаде в Пхенчхане). Впрочем, это того не стоило. Риск сорвать элемент многократно увеличивался, но никаких надбавок тогда за это не полагалось. Более того, судьи отнеслись к новаторству фигуриста с явным скепсисом. На соревнованиях они еще и снимали баллы за презентацию программы — по их мнению, она сильно теряла в зрелищности.

Удивительно, но в руководстве сборной России стремления Пашкевича также не оценили. Был ли явный конфликт между ним и федерацией — неизвестно. Возможно, спортсмен просто стал чувствовать, что его «задвигают». Момент спорный: кроме успеха на европейском первенстве, крупных достижений на взрослом уровне у него не было, хотя потенциал, конечно, оставался. Не воспринимали его всерьез и не давали шансов или не тянул он сам? Так или иначе, в 1997 году фигурист решил сменить спортивное гражданство и начал выступать за Азербайджан.

«Однажды он пришел на тренировку и предложил помочь»

Пашкевича отпустили сразу, так что ему не пришлось даже отбывать двухсезонный карантин, как это полагается в таких случаях. Но и после перехода под азербайджанский флаг фигуристу было не суждено добиться побед. На Чемпионате мира-1997, который прошел в Лозанне, Игорь впервые чисто прокатал произвольную программу со всеми прыжками во второй половине. Судьи поставили спортсмена только на восьмое место, с чем впору было не согласиться. Бывшие партнеры Пашкевича по сборной России Ягудин и Кулик оказались третьим и пятым соответственно, а победил опытный канадец Элвис Стойко.

Тренироваться Игорь продолжил еще на протяжении года, хотя и сам уже, похоже, не верил в успех. Тем не менее в Азербайджане у него конкурентов не было, поэтому отбор на Олимпиаду и чемпионат мира-1998 года он легко сумел преодолеть. На Играх он занял 16-е место, а до мирового первенства не доехал: завершил карьеру без объяснения причин. Решил сразу, что будет тренировать, причем не где-нибудь, а в США. В конце того же сезона спортсмен перебрался на Аляску, где устроился в небольшой клуб и взял начинающую группу. Тогда у него, кстати, уже появилась семья: жена и дочь.

Платили мало. Денег не хватало даже на то, чтобы снимать жилье. Тогда Пашкевич вернулся в Россию и стал помогать тем фигуристам, которые попросят. Просили все чаще в «Самбо-70», в отделении «Хрустальный». Там тренировалась группа Этери Тутберидзе: Полина Шелепень, Юлия Липницкая, Евгения Медведева, Дарья Паненкова. Пашкевич стал работать в связке со специалистами группы и отвечал за постановку техники прыжков. Паненкова позже вспоминала: «Однажды он пришел к нам на тренировку и предложил помочь. Через некоторое время я запрыгала все тройные. Игорь обращал внимание на детали: то руку подольше провести, то скорость побольше набрать, ногу именно так поставить, толкнуться именно в этом месте, а не другом. Показывал, как делать заходы. По деталям разбирал все мои прыжки».

Он всегда умел подбодрить, даже если у меня не сразу что-то получалось

Дарья Паненкова

Она рассказывала также, что советы Пашкевича долгое время не позволяли ей покончить со спортом. «Мама хотела, чтобы я ушла из фигурного катания. Я тогда сказала: "Если я в программах не сделаю чисто прыжки, то уйду". Ехала в метро и обдумывала каждый свой прыжок. Вспоминала Игоря, все его советы, подсказки, до деталей, до мелких штучек, как все надо сделать. И все получилось. Прокатала обе программы чисто».

Талантливый ученик

В штате какого-либо клуба или школы Пашкевич никогда не состоял. Не звали его консультировать и в сборную — по крайней мере, информации об этом нет. Он, будучи уникальным специалистом в области прыжков, в России никого не интересовал. В «Хрустальном» за него тоже не держались. Периодически, правда, он ездил в Майами на подработку: нужно было зарабатывать и растить дочь. Хотя с женой Игорь тогда уже был в разводе, и та ждала ребенка от другого мужчины. Одновременно с разрывом с супругой произошли подряд сразу две трагедии: от рака умерла его мать, а потом еще и сестра. Чтобы прийти в себя, в одной из поездок в США Игорь решил задержаться.

В Штатах жизнь Пашкевича стала налаживаться. В Палм-Бич его взяли тренировать в сильный клуб, а лед делить приходилось с соотечественниками Евгением Платовым, двукратным олимпийским чемпионом, и Ольгой Воложинской, призеркой чемпионата Европы, которые вели там группы. Тогда Пашкевичу дали тренировать маленького Даниэля Самохина — израильского фигуриста, который в 2016-м выиграл чемпионат мира среди юниоров.

На турнир Самохин ездил без тренера — в Федерации фигурного катания Израиля решили не везти Пашкевича в Венгрию из-за финансовых трудностей. Это очень расстроило Игоря. Переживаниями он делился с коллегами по цеху, и это их очень удивляло. Пашкевич в их глазах всегда был немного равнодушным, не способным, казалось, проявлять эмоции, а любые трудности воспринимал очень легко.

«Это был замечательный человек и тренер»

Новость о смерти Пашкевича сразила всех. При этом во всех сообщениях СМИ указывалось: обстоятельства произошедшего не выяснены. Детали, кстати, не прояснились до сих пор. Это стало поводом для многочисленных спекуляций. Самая популярная версия гибели спортсмена — самоубийство на фоне затяжной депрессии. Друзья Игоря и коллеги отказываются в это верить, хотя и признают, что свое психологическое состояние Пашкевич мог скрывать. Кроме того, появлялась информация об автомобильной катастрофе, в которую якобы попал бывший фигурист. При этом родственники бывшего спортсмена скрывают все подробности смерти, о чем говорят прямо.

27 марта 2016 года известный в прошлом фигурист, а ныне тренер Николай Морозов опубликовал в сети пост с просьбой открыть сбор средств для похорон Пашкевича. «В память об Игоре — прекрасном друге, талантливом спортсмене и тренере — собираются деньги, которые будут переданы его семье на погребение. Мы очень признательны вам за помощь», — написал он.

Отреагировали на трагедию и бывшие ученики Пашкевича. «Игорь Анатольевич... Всегда буду помнить», — написала в Instagram Липницкая. «Это был замечательный человек и тренер, я очень ему благодарна за все, что он для меня сделал. Он был очень хорошим человеком. Я буду помнить его всегда!» — замечала Алсу Каюмова, призерка юниорского первенства России, с которой Пашкевич некоторое время работал в Москве. А Самохин позже признавался, что катается ради любимого наставника. «И вот это была моя самая любимая программа — произвольная, потому что я делал ее для Игоря Пашкевича, такой тренер был! Он мне был как дядя, с папой дружил. Свою программу я сделал для него и для мамы моего друга, которая умерла. Как-то все накопилось, и эта программа была даже не для меня, а для них. То есть их не стало, но они мне дали силы», — говорил он.

Сейчас об Игоре Пашкевиче почти не вспоминают. Никто не пытается разобраться в истории его жизни и гибели. А ведь это был большой спортсмен и выдающийся тренер. И на тренерском поприще он успел сказать явно не все.

Ангелина Никитина

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности