Вводная картника

«Наши больницы на грани. Мест в реанимации не хватит»

Италия бьет рекорды по смертям от коронавируса. Всеобщий карантин не помогает

Мир

Фото: Luca Bruno / AP

За последние несколько месяцев коронавирус убил 19 тысяч человек по всему миру. Инфицировано уже больше 423 тысяч. Сильнее других пострадала Италия, где каждый день регистрируются сотни смертей и тысячи новых носителей вируса. Система здравоохранения страны работает на пределе возможностей, и на помощь итальянским коллегам уже пришли медики из России, Китая и Кубы. Уже две недели Италия живет в условиях всеобщего карантина, и граждане искренне надеются на спад эпидемии. По просьбе «Ленты.ру» журналистка Татьяна Щербакова, вместе с итальянцами переживающая эпидемию в Риме, выяснила, насколько обоснованы их надежды и почему именно они оказались так уязвимы перед новым вирусом.

«Почему этот вирус выбрал именно нас?»

«Почему, ну почему Италия?» — обращается вслух ко всевышнему 70-летняя Донателла, в прошлом сотрудница местной администрации. Ее муж Сильвано лежит в больнице. «Почему этот вирус выбрал именно нас?» — взволнованно причитает она.

С тех пор как все церкви закрыли, женщина часто молится в одиночестве. Сильвано, на 10 лет старше Донателлы, попал в больницу из-за высокой температуры, которую не могли сбить целую неделю. Ему сразу же диагностировали пневмонию и начали лечение. Первый тест на коронавирус был отрицательным, так что родные вздохнули с облегчением. Однако результаты второго анализа подтвердили наличие инфекции, после чего Сильвано перевели в госпиталь Спалланцани, специализирующийся на инфекционных заболеваниях. Донателлу же посадили на жесткий карантин — она одна из тех, кому выходить на улицу запрещено в принципе.

Теперь продукты ей приносит двоюродный брат, однако женщина все-таки выходит гулять с собакой — вокруг дома и ближе к полуночи, чтобы ни с кем не пересечься.

Вопросом «Почему Италия?» озадачена не только Донателла, но и весь мир. По последним данным, в стране находятся более 69 тысяч зараженных коронавирусом. Без малого семь тысяч погибли, чуть больше восьми — вылечились. Власти при этом считают, что зараженных может быть в 10 раз больше.

Самым популярным ответом стало указание на то, что итальянцы — самая старая нация в Европе: почти четверть жителей страны старше 65 лет. Действительно, средний возраст погибших — 80 лет, а госпитализированных — 63 года.

42,2
процента умерших — люди в возрасте 80–89 лет, еще 32,4 процента — 70–79 лет

Но все же Италия — вторая в мире по числу пожилого населения, ее обгоняет Япония. Страна, граничащая с Китаем, даже приняла пассажиров круизного лайнера Diamond Princess, охваченного коронавирусом, — но там все равно зафиксировано значительно меньше заражений, чем в Италии. По последним данным, в Японии чуть больше 1100 заражений, умерли всего 43 человека. И это при том, что японцы живут весьма скученно, чего стоит переполненное токийское метро, где пассажиров буквально утрамбовывают в вагоны сотрудники подземки.

Наибольшую тревогу итальянцев вызывает самая высокая летальность от коронавируса в мире — почти 10 процентов. Для сравнения в Германии, Норвегии и Австрии летальность не превышает 0,4-0,6 процентов.

«Уже никто не шутит, что вирус запустил пенсионный фонд»

«Сохраняйте безопасное расстояние!» — шикают сотрудники итальянских супермаркетов на покупателей, которые ненароком подошли слишком близко друг к другу. Люди послушно кивают и отдаляются. Сейчас в моде беспрекословное соблюдение правил и смс-сообщения родным и друзьям с инструкциями о том, как уберечь себя от коронавируса. А ведь буквально пару недель назад итальянцы посмеивались над «паникерами», от худших сценариев отмахивались, как от бабушкиных нареканий, а в суровые карантинные меры на территории всей страны верили не больше чем в сценарий апокалипсиса из фантастических фильмов.

Только теперь, когда больницы на севере страны, в Ломбардии, не справляются с наплывом больных, а врачи все чаще сравнивают условия работы с войной, где приходится выбирать, кого спасать, итальянцы осознали масштаб бедствия. Уже никто не шутит, как в феврале, что «вирус запустил пенсионный фонд», — у каждого есть заболевшие знакомые или родственники. А видео, на котором армейские грузовики вывозят из Бергамо трупы умерших от COVID-19, повергло нацию в настоящий шок: местный крематорий просто не справляется с нагрузкой.

Едва ли кто-то мог представить что-то подобное 30 января, когда в Италии обнаружили двух заразившихся вирусом туристов из Китая. Впрочем, уже тогда итальянцы начали сторониться людей азиатской внешности (доходило и до погромов китайских магазинов и ресторанов).

В конце февраля был зафиксирован первый случай заражения среди итальянцев — 39-летний менеджер международной компании Маттиа из Кодоньо в Ломбардии заболел, по-видимому, после ужина с коллегой, только что вернувшимся из Китая. В ночь на 8 марта премьер-министр Италии Джузеппе Конте подписал декрет, по которому 14 северных провинций были закрыты на карантин. Спустя пару дней меры распространялись на всю страну.

Теперь итальянцы сидят по домам — кто-то каждый день аплодирует медикам с балконов, кто-то устраивает концерты на крышах. Выходить на улицу разрешено только со специальным сертификатом и только по уважительной причине — на работу, за продуктами, в аптеку или на прогулку с собакой. Сертификат можно скачать с сайта МВД и распечатать, а можно заполнить на месте, если остановит полиция. Врать представителям закона не советуют — за это грозит от года до 6 лет лишения свободы.

Все школы, университеты, бары, рестораны и магазины, не торгующие продуктами и предметами первой необходимости, закрыты как минимум до 3 апреля. Всех, кого могли, перевели на удаленный режим работы. Каждый день полиция и карабинеры ловят тысячи нарушителей режима изоляции и выписывает штрафы в 206 евро. На днях эту цифру увеличили — теперь придется платить от 400 до трех тысяч евро.

В Ломбардии — регионе, который пострадал сильнее других, — пошли дальше: там запрещены любые собрания больше двух человек — нарушителей ждет штраф 5 тысяч евро. Отменены свадьбы и похороны с гостями, при любых обстоятельствах люди должны соблюдать дистанцию хотя бы в один метр. Из-за этого у магазинов и аптек часто выстраивается очередь — чтобы соблюдать безопасное расстояние, приходится ждать снаружи.

Тем, кто прикрывался собакой или спортом, чтобы выходить из дома, до недавнего времени было уготовано лишь общественное осуждение. Однако после того как 21 марта страна установила новый печальный рекорд — за сутки умерли 793 человека, — доступ ко всем паркам, спортивным и детским площадкам был закрыт полностью. Теперь выгуливать собаку и заниматься спортом можно лишь в непосредственной близости от дома.

Кроме запретов власти ввели и меры экономической поддержки — население 11 северных регионов освободили от уплаты коммунальных услуг, разрешили замораживать выплаты по кредитам, а родителям, которые не могут оставаться дома, выплатят по 600 евро, которые можно потратить на няню.

«Мы, вероятно, переоцениваем смертность»

Уолтер Ричарди, член исполнительного комитета ВОЗ и советник итальянского министра здравоохранения, говорит, что причина такой страшной статистики — в разном подходе стран к работе с данными.

«Пока что мы, вероятно, переоцениваем смертность, потому что включаем в статистику всех умерших, если у них был определен коронавирус, не уделяя внимания выяснению истинных причин смерти, как это делают, например, французы и немцы. Они прежде всего проводят серию проверок и в ряде случаев удаляют умерших из списка погибших от COVID-19», — рассказал он.

В Италии же в этот список попадают все, у кого выявили это заболевание, даже если прямой причиной смерти стало обострение хронической болезни. Это подтверждает глава национального Департамента гражданской защиты Анджело Борелли.

При этом невысокая летальность за пределами Италии также может быть обусловлена тем, что другие страны находятся в начальной фазе эпидемии. «Италия на две недели опережает Великобританию и остальную Европу», — считает Франсуа Баллу, директор Института генетики Университетского колледжа Лондона.

Действительно, темпы заражения в соседней Испании уже можно сравнить с итальянскими: за одну ночь там выявили более 6,5 тысячи инфицированных. Всего в стране заразилось более 42 тысяч человек, из них более пяти тысяч — медики.

«Спасают тех, кто моложе»

Но одной из самых важных причин высокой смертности итальянцы считают нехватку финансирования в сфере здравоохранения. Может показаться, что госрасходы Италии на здравоохранение только и делали, что росли (от 71 миллиарда евро в 2001 году до 114, 5 миллиарда в 2019-м), однако речь идет об абсолютных значениях: если сравнить рост расходов с ростом инфляции, становится понятно, что на самом деле финансирование сократилось.

Если учесть, что доля пожилого населения, которому чаще всего требуется медицинская помощь, увеличилась почти на треть (с 10, 6 миллиона до 13, 7 миллиона), недостаточность финансирования становится очевидной. В частности, врачи давно предупреждали о том, что в Италии не хватает коек в палатах интенсивной терапии: именно туда помещают больных пневмонией COVID-19 в тяжелом состоянии.

800
коек в палатах интенсивной терапии на 10 миллионов жителей Ломбардии — региона, который пострадал сильнее других в Италии

Согласно данным Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), до эпидемии количество коек в отделениях интенсивной терапии в Италии было на уровне 26 на 10 тысяч человек. Для сравнения, в Германии ситуация гораздо лучше: 60 на 10 тысяч, а на днях сообщалось о намерении увеличить это количество почти вдвое.

С началом пандемии власти Италии экстренно увеличили число мест в реанимациях, однако страна остается на 26-м месте в мире по обеспеченности населения местами в больницах (первые три занимают Япония, Южная Корея и Россия).

«К сожалению, количество заражений не уменьшается, цифры все так же высоки. Через некоторое время мы уже не сможем принять всех, кто заболел, — констатировал губернатор Ломбардии Атиллио Фонтана. — Наши больницы на грани. Мест в реанимации не хватит, мы находимся в эпицентре эпидемии».

Нехватка коек в реанимации и аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ) для тяжелых пациентов поставили врачей перед ужасным выбором: кого спасать, а кого — нет. Спасают тех, кто моложе, у кого больше шансов на выздоровление. Возрастные пациенты с хроническими заболеваниями органов дыхания остаются без медицинского оборудования

Хуже всего ситуация в ломбардийском Бергамо — в первые две недели марта в городе умерло в четыре раза больше людей, чем за весь март прошлого года. Именно Бергамо стал печально известен на всю страну из-за того, что местный крематорий не справляется с возросшей нагрузкой: тела приходится вывозить для кремации в соседние провинции.

В числе других регионов, где места в реанимациях стремительно заканчиваются, — Марке и Лигурия, там больных не так много, как на севере, но гораздо меньше коек в интенсивной терапии.

В условиях настоящей войны с коронавирусом итальянцы мобилизовались и создали еще 2,8 тысячи мест в больницах. По мнению медицинских властей, пик нагрузки на госпитали придется на середину апреля. Тогда может потребоваться более четырех тысяч коек интенсивной терапии.

«Мы много раз звонили на горячую линию, но нам отвечали одно и то же»

Еще одна причина высокой летальности — нехватка медиков: по подсчетам местных профсоюзов, системе здравоохранения Италии не хватает 46 тысяч сотрудников, в том числе 8 тысяч младшего медперсонала. Укомплектованность этими специалистами в Италии почти на 40 процентов ниже средних показателей по миру.

Неудивительно, что итальянские медики — одни из самых старых в Европе: больше половины в возрасте 55 лет и старше. Почти четверть из них уже заразились коронавирусом, некоторые умерли.

Высокая нагрузка на медиков привела к тому, что огромное число заражений не смогли диагностировать вовремя. «У моего 80-летнего отца несколько дней держалась температура и болели суставы. Мы много раз звонили на горячую линию, но нам отвечали одно и то же: если не будет проблем с дыханием, ничего предпринимать не будут», — рассказывает 37-летний римский стюард Андреа. В конце концов его отец запаниковал и добился осмотра: ему диагностировали пневмонию и коронавирус. При этом самого Андреа и его мать тестировать не стали. «Нам сказали сидеть по домам, ведь "и так все ясно", а симптомов нет», — рассказал мужчина.

Еще в феврале в очаге эпидемии — в северных провинциях Италии — тест на коронавирус делали всем подряд. У 95 процентов людей результаты были отрицательными, и тогда в силу вступило новое правило — брать анализы только тех, кто жалуется на ярко выраженные симптомы (высокую температуру, кашель, затрудненное дыхание).

Но если бы продолжили тестировать всех бессимптомных, выявляя тех, кто уже инфицирован, но еще не заболел, то можно было своевременно их изолировать и прервать цепочку заражений, снизив в итоге процент летальности, уверен глава отдела инфекционных заболеваний Национального института здравоохранения Италии Джованни Рецца.

Пока же на коронавирус в Италии тестировали чуть более 200 тысяч жителей (0,3 процента населения).

«В последний раз обнять — это святое»

Причина, по которой именно Италия стала благодатной почвой для распространения вируса, отчасти кроется в итальянском стиле жизни. Так, он подразумевает тесное общение молодых людей с престарелыми родственниками. Мобильная молодежь, которая ездит в большие города и путешествует по миру, могла стать переносчиком заболевания, говорится в новом оксфордском исследовании. В странах, где пожилые люди в основном общаются с ровесниками, риски такого распространения гораздо меньше.

Согласно данным Евростата, две трети итальянцев от 18 до 34 лет живут с родителями. И если во Франции, Германии и Великобритании средний возраст, когда молодежь покидает отчий дом, — это 23-24 года, в Италии — 30 лет.

А если принять во внимание национальную привычку целоваться и обниматься при встрече и расставании и неписаное правило больших семейных обедов по воскресеньям, то причины столь стремительного распространения вируса становятся более понятными.

К тому же, разнести вирус по всей стране помогли и мигрирующие на юг жители севера. Когда в ночь с 7 на 8 марта правительство подписало указ о закрытии на карантин 14 северных провинций страны, итальянцы уже знали о предстоящей мере от журналистов. Началось настоящее бегство — поезда были переполнены теми, кто хотел уехать к семье на юг или просто выбраться из карантинного региона. Никого не волновал битком набитый транспорт — идеальная среда для распространения вируса — и никто не предполагал, что уже через пару дней карантин объявят на территории всей страны.

Еще одним фактором распространения вируса могла стать банальная коррупция: медперсонал брал взятки за посещение родственников в реанимации, рассказывает 30-летняя жительница Милана Джулия (ее свекор лежит в больнице). По словам женщины, за день медики пропускают в «закрытые» палаты по несколько десятков человек, чтобы выслушать последнюю волю умирающего и проститься.

Родственники умирающих устраивают шумные прощания со слезами и соплями. В последний раз обнять — это святое! Люди снимают маски, целуют близкого и рыдают на его груди. Врачи просто не успевают за всем уследить и остановить это

Джулия
жительница Милана

Хорошие новости

Сегодня в Италии закрыты все не жизненно важные производства, карантинные меры ужесточаются с каждым днем. Вряд ли кто-нибудь удивится, если их снова продлят.

Правда с 22 марта рост числа заболевших замедлился, и это дает надежду на то, что принятые меры начинают действовать. Однако говорить о том, что пик эпидемии пройден, пока рано, как и рано говорить о летальности COVID-19, отмечают эксперты. Точные данные можно получить лишь когда эпидемия закончится.

Но итальянцы радуются любым хорошим новостям. Например, на днях «нулевого» пациента Маттиа выписали из больницы — после долгих дней реанимации он все-таки смог вернуться домой. Скоро он впервые станет папой — его беременная жена легко перенесла заболевание и уже ждала его дома. К несчастью, пожилой отец Маттиа не увидит внучку — его коронавирус не пощадил.

Супруга госпитализированного 80-летнего Сильвано Донателла не теряет надежды, несмотря на неутешительную статистику для возрастных больных. Врачи говорят, что состояние Сильвано средней тяжести, но стабильное. Семью успокаивают тем, что Рим — это не север, и пока можно не бояться нехватки оборудования и медиков. Посещать мужа нельзя, так что Донателла радуется тому, что кормят его вполне сносно: вчера давали равиоли, а сегодня — макароны с томатным соусом.

Татьяна Щербакова

Лариса Жукова

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности