Вводная картника

«Пора дать отпор постоянной дискриминации и мачизму»

Испанские феминистки — о борьбе против сексизма и отказе быть домашней прислугой

Мир

Фото: Pablo Blazquez Dominguez / Getty

В последние годы в Испании стремительно набрала обороты акция «Феминистская забастовка 8 марта». Активистки митингами и шествиями привлекают внимание к проблемам женщин — отмечают 8 марта так, как и завещала его основательница Клара Цеткин. Для них это не просто праздник, на который женщинам дарят цветы и подарки, напоминая, что «это их день». В этом году акция вообще превратилась в месяц «Феминистского мятежа». По просьбе «Ленты.ру» журналистка Дарья Федоринова поговорила с активистками и узнала, почему они до сих пор выходят на улицы и чего добиваются на самом деле.

«Достучаться до общества»

«Призыв к забастовке, как порох, распространился по всем поселениям, городам, местам работы, старшим школам и университетам. Это была демонстрации силы, радости от того, что наша идея вышла на улицы страны», — вспоминает первую масштабную феминистскую забастовку 2018 года Хуста Монтеро, активистка «Комиссии 8М» с 40-летним стажем.

По ее словам, акция поставила феминистское движение в качественно новое положение, поскольку вокруг идеи объединились все: и сотни тысяч женщин, и поддерживающие их идеи мужчины, и девочки 13-14 лет, и совсем дети с родителями, и пожилые люди. Это было доказательством того, что феминизму удалось «достучаться до общества», которое, наконец, сплотилось в поддержку требований достойной жизни для женщин и изменения социальных установок, считает Монтеро.

По подсчетам организаторов, в 2018 году в шествиях только в Мадриде и Барселоне приняли участие более миллиона женщин, а по официальным данным — менее полумиллиона. Однако, даже по данным правительства, годом позже эта цифра перевалила за полмиллиона.

Организовывать акции, которые проводят 8 марта, помогает «Комиссия 8М» — собрание различных феминистских ассамблей регионального уровня на национальном. Главная суть массовых демонстраций — отказ женщин от работы и отказ общества от эксплуатации женщин исключительно в роли домашней прислуги. По данным глобального исследования 2016 года по 217 странам, за всю жизнь у женщин накапливается 23 года «второй смены», от которой мужчины, в основном, избавлены.

«Предать гласности»

Испания, хоть и не самая богатая, но все же вполне благополучная европейская страна. Например, здесь один из самых низких в Европе уровней феминицида — убийств женщин из-за того, что они женщины. Но испанки продолжают выходить на акции.

«Масса несогласных, выходящих на улицы, всегда идет впереди официальных институтов и органов. Снизу многое виднее, и мы понимаем, что это — лучший способ заявить о наших правах. А в корне феминистского движения лежит понимание того, что общество только выигрывает от равенства», — объясняет Лина Ларреа Родригес, представительница мадридского отделения «Комиссии 8М».

Лине еще нет 30 лет. Она принадлежит к тому молодому поколению феминисток, которых многие считают одной из главных движущих сил: они родились в свободном обществе уже после диктатуры и чаще всего обладают высоким уровнем политической культуры. Женщина уверена: открытое заявление о своем несогласии — это проявление осознанности населения.

Так считает и Хуста Монтеро, которая начала свою борьбу за права женщин в 1975 году, с падением диктатуры. Тогда Хусте было немногим больше 20 лет, и она училась в университете. Участие молодых девушек прогрессивных взглядов в рядах феминисток она считает одной из причин такой масштабности акций. Другая же причина — рост гражданской осознанности женщин. «Они устали и поняли, что пора сказать "хватит" постоянной дискриминации и мачизму», — уверена она.

По словам Монтеро, одна из самых важных тем для беспокойства — это уровень жестокости по отношению к женщине со стороны партнеров и бывших партнеров, уровень сексуального насилия и убийств. В Испании всего за пару месяцев с начала 2020 года от рук мужчин погибло более 12 женщин (для сравнения, в России ежегодно убивают более 8,5 тысячи женщин: по данным центра «Анна», почти каждая десятая убитая в мире женщина — россиянка).

Но даже в этой проблеме есть прогресс, утверждает Хуста. «Нам удалось предать гласности факт существования гендерного насилия и добиться общественного порицания», — подчеркивает она. В частности, общество пересмотрело отношение к приговорам, вынесенным судом по делам о сексуальном и гендерном насилии.

Переломным в этом вопросе стало дело о групповом изнасиловании испанки на празднике Сан-Фермин в 2016 году. Тогда суду предоставили видео преступления, однако пятерых молодых людей, обвиняемых в изнасиловании, отпустили под залог в размере шесть тысяч евро

Ответом на это решение стали многотысячные протесты по всей стране. Более чем в 30 населенных пунктах люди вышли на улицы с требованием справедливого наказания для насильников. В конечном итоге дело дошло до Верховного суда, и все пятеро получили по 15 лет лишения свободы.

После этого прецедента испанское правительство решило поднять вопрос о пересмотре законодательства о сексуализированном и гендерном насилии. «В основе закона должен лежать принцип "да — это да". Если женщина говорит "да", она дает свое согласие на сексуальные действия. Все остальное должно расцениваться как "нет"», — поясняет Хуста. Она добавляет, что не последнюю роль в этих изменениях сыграли журналистки.

«Иногда напрямую подрывают права женщин»

Еще одно достижение, которым гордятся феминистки Испании, — отмена реформы закона об аборте, которая должна была ограничить права женщин распоряжаться своим телом и здоровьем. Поправки в 2013 году представила правящая «Народная партия» (Partido Popular).

Эту инициативу также встретили многотысячными протестами. Защищать свои права в Мадрид приехали женщины со всей Испании. Кроме того, им вызвались помочь женщины из других европейских стран. Они заполнили улицы города, участвуя в массовых акциях. В итоге законопроект реформы был отозван, а министр юстиции Альберто Руис-Гальярдон подал в отставку.

Женское тело — не предмет государственной политики

Лина Ларреа Родригес
активистка

Однако несмотря на прогрессивные достижения, в Испании в части общества происходит консервативный откат. Так, набирает силы ультраправая партия «Голос» (Vox): на парламентских выборах она даже победила в одной из автономных областей. Активистка «Комиссии 8М» Мария Лобо поясняет, что это угрожает благополучию сразу нескольких групп населения: «Иногда они напрямую подрывают права женщин, а иногда под эгидой защиты этих прав прибегают к расистской риторике: объектами ксенофобии и дискриминации становятся мигранты из стран Латинской Америки».

Как рассказала одна из участниц движения, переехавшая в Мадрид из Колумбии больше 20 лет назад, в последнее время она все чаще сталкивается с агрессией по признаку национальности. По ее словам, только за одну неделю ее несколько раз в лицо называли пренебрежительными выражениями, которые используют по отношению к латиноамериканцам в Испании. В последний раз такое с ней происходило во времена правления Хосе Луиса Родригеса Сапатеро, который возглавлял правительство в 2004-2011 годах. В те годы в стране также усиливались правые настроения.

Сейчас испанские ультраправые политические течения больше напоминают восточно-европейские, нежели французские или немецкие — их основное отличие как раз в антифеминистических настроениях, объясняет профессор антропологии Анхелес Рамирес. «Своим курсом Vox открыла темы для актуальной повестки темы, даже обсуждение которых казалось еще совсем недавно просто невозможным. Это все может привести к огромным шагам в обратном направлении», — предупреждает он.

В частности, партия «Голос» уже предложила ввести так называемый «родительский пин». Речь идет о том, чтобы обязать директоров школ заранее присылать родителям учеников планы уроков, мастер-классов и любых других образовательных мероприятий, затрагивающих темы гендерной идентичности, феминизма, прав ЛГБТ-сообщества. Сделать это предлагается якобы потому, что такие темы могут «неблагоприятно сказаться на психике и самосознании несовершеннолетних».

Реакцией феминистских коллективов на эту инициативу стала целая серия акций, также вошедших в предпраздничный месяц бунта. Под лозунгом «Если не в школе, то на улице» феминистки организовывают бесплатные уроки полового воспитания в райцентрах и разговаривают со школьниками на темы, которые Vox считает для них вредными: о контрацепции, правах ЛГБТ-людей, гендерных стереотипах, защите от насилия.

«Все четыре женщины вышли с плакатами»

В этом году 8 марта выпало на выходной день, и смысл предыдущей забастовки во многом пропал, поэтому «Комиссия 8М» решила качественно изменить подход к акции, рассказывает Хуста Монтеро. Под лозунгом «Мы хотим, чтобы каждый день был 8 марта» начался месяц «Феминистского мятежа». Первое открывающее мероприятие прошло в Мадриде 8 февраля: активистки создали в центре города цепь из восьми тысяч женщин. В нее входили 12 групп — каждая представляла собой один из блоков феминистского движения с определенными требованиями, в том числе против расизма, за право на самозащиту и феминизм в образовании.

Главная идея «Феминистского мятежа», пришедшего на замену забастовке, — децентрализация движения. Каждый региональный блок сам решает, когда и какие мероприятия он будет проводить

Во-первых, таким образом каждый регион сможет высказать свои конкретные требования, поэтому выше шансы, что местные власти их услышат. Во-вторых, движение само применяет на практике демократические принципы, которые поддерживает.

Еще один принцип движения и его отличие от предыдущих волн феминизма — интерсекциональность (учитывание пересечения различных форм или систем угнетения, доминирования или дискриминации). Мария Лобо уверена, что это не сложность, а сила, преимущество и единственный способ создать полноценную повестку. Например, в нее включают не только жительниц больших городов, но и самых маленьких селений.

Активистка вспоминает первое собрание в Мадриде сразу после феминистской забастовки 2018 года. Тогда еще никто не ожидал, что акция получится настолько успешной. Успех стал очевиден, когда стало известно о поселке в регионе Галисия, в котором живут всего четыре женщины. 8 марта все они впервые в своей жизни вышли с плакатами на местную площадь, чтобы заявить о своих правах. «У меня волосы на голове встали дыбом, когда я это услышала», — отметила Мария.

По ее словам, логично, что основные феминистские инициативы исходят из больших городов, которые более прогрессивны. В то же время, если сосредоточиться только на проблемах горожанок, то за бортом останется огромный пласт трудностей, с которыми ежедневно сталкиваются испанки.

«Только так можно привлечь внимание»

Несмотря на поддержку феминисток других европейских стран, сильнее всего испанское движение связано с латиноамериканским. Так, в Испании широко поддержали аргентинских феминисток с акцией Pañuelazo, символом которой стал зеленый платок (pañuelo — по-испански «платок»). Впервые они были организованы чилийской феминистской группой Las Tesis в 2019 году: женщины требовали легализации абортов и законодательной защиты от насилия. В феврале 2020-го чилийская группа помогла адаптировать акции и требования под аргентинские реалии, и тысячи женщин с зелеными платками вышли на улицы Буэнос-Айреса. В рамках месяца испанского феминистского бунта прошло также несколько акций поддержки требований аргентинок.

Лина Ларреа Родригес объясняет, что международное сотрудничество и поддержка сейчас важны как никогда. «Помимо Латинской Америки, с которой у Испании более крепкая связь благодаря культурным, историческим особенностям и языку, у нас есть коллеги в Нью-Йорке, Лондоне, Италии, Франции», — говорит она.

Все наше сотрудничество полностью горизонтальное и децентрализованное, никто никогда не скажет кому-то, что ему делать

Лина Ларреа Родригес
активистка

По ее мнению, новейшая история феминизма не может рассматриваться в отрыве от международного диалога. Например, формат человеческой цепи, с которого начались протесты месяца бунта, придумали в Индии, а скоро такую акцию проведут в Мексике. А саму идею масштабных женских забастовок переняли у феминисток Аргентины и Польши, которые провели такие акции в 2016 году. «Только так можно привлечь внимание к нашим проблемам», — убеждена Лина.

***

Россия и страны постсоветского пространства пока не так активны в международной борьбе, да и внутренняя повестка отрабатывается усилиями пока еще немногочисленных фемактивисток. Хуста Монтеро, которая лично прожила весь путь испанского феминизма от зарождения из пепла диктатуры в 75-м до сегодняшнего расцвета, признается: рецепта того, как женщинам России нужно отстаивать свои права, она не знает.

«Я не могу взять на себя смелость рекомендовать какой-то конкретный путь», — говорит она. Это связано с тем, что несмотря на схожесть проблем во всем мире, у разных стран свои особенности: культурные, социальные, политические. «Но что действительно важно — так это то, что любое продуктивное феминистическое движение начинается с четкого определения потребностей всех женщин и выявления того, как именно проявляется патриархат в этом обществе», — уверена Хуста.

Дарья Федоринова

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности