Териберка

«Если проедет машина, след будет несколько лет»

Полярный день, олени и просторы: зачем туристам ехать в Арктику

69-я параллель

Териберка

Фото: Мария Неласова

Несмотря на то что Арктика воспринимается как вечная мерзлота, снег и длинные полярные ночи, летом она преображается: появляются бесчисленные ягоды и мхи, а благодаря полярному дню можно гулять по арктическим просторам чуть ли не круглые сутки — пока не свалишься с ног от усталости. Путешественница и фотограф Мария Неласова рассказала «Ленте.ру», чем летняя Арктика отличается от зимней, зачем туда ехать, как туристы изменили ставшую знаменитой после «Левиафана» Териберку и почему китайцы массово едут на Север.

«Лента.ру»: Когда вы совершили свою первую поездку в Арктику?

Неласова: Мне повезло бывать в Арктике каждый год. В первый раз я объездила почти всю Мурманскую область, насколько это только возможно, ездила практически круглосуточно. Во второй раз я посещала Кольский полуостров. Добирались туда на внедорожниках и квадроциклах, потом путешествовали по всему региону и смотрели красоту, изучали историю. А в третий раз была прошлым летом на ежегодном блогерском мероприятии. В то время там были девушки из Travel Russia на машинах, они меня подхватили, и мы еще немного поколесили по региону.

Первые впечатления — я просто забывала дышать, так захватывало дух от восторга!

Во всех этих поездках мне удалось то, о чем я раньше даже не могла мечтать, — пожить на берегу Северного ледовитого океана, проехать на проходимом транспорте по самым отдаленным точкам региона.

Летняя Арктика впечатляет?

Все люди ждут от Арктики снега. Тем не менее в регионе серьезно развивается осенний, весенний и летний туризм, но популярней, конечно, конец лета и начало осени. Очень много приезжает иностранцев — именно они путешествуют в, условно говоря, теплое время года, а вот русских не так много, потому что никто не знает, чего от Арктики ожидать. А ожидать можно совершенно невероятную разноцветную тундру. Ты смотришь куда глаза глядят, и солнце не садится. Это у фотографов называется «золотой час». Только тут он длится не час, а шесть часов. Закатное время суток — самое красивое.

Еще там есть уникальные растения. О чем мы думаем, когда произносим слово «береза»? Белая с прожилочками черными. А в Арктике береза — это нечто похожее на плющ. Она ползет по земле, она маленькая, она стелется по камням, но у нее есть ствол и листики березы. И грибы выше березы.

Опять же, олени. Летом олень меняет рога, и у него они пушистые, молоденькие, их нельзя трогать, потому что, если оленю поранить молодой рог, он может умереть от потери крови.

Мхи и лишайники — их тысячи видов. Многообразие мха в тундре можно сравнить с коралловыми рифами в Египте — там всюду пустыня, а под водой какой-то удивительный разноцветный мир. В тундре то же самое. Несмотря на то что край земли, за эти несколько месяцев, что светит Солнце, она успевает отыграть всеми яркими красками, поцвести, ягодки завести. Кстати, там имеется самый северный заполярный сад, единственный за полярным кругом. Там выводят растения для городской среды. В Мурманске есть сирень, которая умудряется расти в Арктике и даже цвести.

Местные мох как-то используют?

Нет. Я знаю, что его иногда применяют для изготовления лекарств. Но его очень оберегают. Если по тундре проедет машина, ее след будет виден несколько лет, потому что мох долго растет и медленно восстанавливается. Собирают ягоды — морошку, чернику. Финны и норвежцы приезжают и у местных ее скупают, чтобы продать втридорога.

Когда вы в тундру ездили, вы проходили инструктаж по медведям. Вы с ними там сталкивались?

Нет, у меня на Кавказе было такое. Это большой всплеск адреналина, особенно когда он рычит. Мы несколько раз видели, например, как он ест малину — вроде забавно: ты проходишь мимо, он посмотрел, помахал лапой и продолжает есть. Когда ты идешь вечером, и он на твоем пути — да, страшно. У меня тогда был свисток с собой, я посвистела, и он такой — «ну ладно» — и пошел дальше.

Еще у вас в одном из блогов есть фотография с камнями, которые расставлены, как пирамиды, что это? Для туристов?

Условно говоря, собирая эти камни, надо загадывать желание. И ставить маленький алтарь для духов. По дороге в Териберку есть такое место, там очень красивый вид. Видимо, кто-то поставил там башенки, и теперь все останавливаются и так делают.

У вас это работает?

У меня — да, работает.

А какие-то еще поверья у местных есть? У горожан?

Если говорить про города, то нет — это промышленные и военные территории. Я думаю, что у оленеводов и у людей в маленьких деревнях много разных поверий. Есть такие фигурки — козули. Их лепят из хлеба с солью, а потом высушивают. И каждая из этих фигурок что-нибудь символизирует — благополучие, деньги, любовь. В самую первую поездку в Арктику одна женщина принесла нам сумочку, в которой были разные такие козули из хлеба. Мне достался олень-вожак стаи, он стоит у меня дома, я его не съела. Хотя изначально в древности фигурка должна была стоять год и привлекать хороших духов, а потом ее можно было съесть.

У шаманов есть свои ритуалы, но если к нему прийти и сказать: «Шаман, расскажи мне что-нибудь» — он тебе ответит: «Да ну, ты что, я там тысячелетиями от дедов получал свои знания». Они берегут свою историю, свои молитвы. Шаман может для тебя что-то сделать — прочитать молитву или дать амулет, но не больше.

Вы говорили, Мурманск сильно меняется. А за его пределами что-то происходит?

Териберку стали перестраивать, но мне не понравилось. Дороги там хорошие и так — многие туристы это тоже отмечают. Там всегда было чисто, если говорить про лес или обочины. Все всегда переживали, что города промышленные, и солнца мало, и все выглядит грустно, когда полярная ночь. Сейчас занимаются подсветкой, чтобы город светился, было приятно находиться на улицах, какой-то позитив был.

Териберку начали отстраивать бессистемно, и это выглядит плохо. Раньше приезжали смотреть на разруху, в этом было свое очарование. А теперь строят мини-отели, один загораживает вид другому, один — в одном стиле, другой — с каким-то куполом, третий — какой-то домик, пятый — квадратный домик. Единого стиля может не получиться. Мне кажется, об этом не думал никто.

Там ведь было интересно. Приходишь в эти [старые] дома — там лежат книги, сковорода стоит на плите, оставленные вещи, книжки, игрушки, записи людей, которые заходили в этот дом. Какая-то ветеринарная поликлиника, школа с учебниками — люди ушли и все оставили. Туристы едут за этим.

Вы бывали в Териберке до выхода фильма «Левиафан» в 2014 году или именно фильм стал поводом туда поехать?

Нет, я не была в Териберке до этого. И, конечно, фильм дал новый толчок в развитии этого места. Каждый знакомый спросил у меня, видела ли я знаменитые кости кита с обложки фильма. Костей нет. Это было специально для фильма.

Сейчас Териберка — уже бренд. Здесь проводят фестивали, строят экогостиницы. Ездят и организованные группы, заворачивают и самостоятельные туристы. Облик поселка меняется каждый год.

Говорят, после фильма «Левиафан» туда поехали китайцы, ведь у них существует поверье, что, если зачать ребенка под северным сиянием, он станет великим человеком...

Китайцы просто поехали. Да, я писала в своих блогах про это поверье. Так и есть. Именно поэтому в Мурманске, да и в Териберке, уже полно вывесок на китайском и гостиниц, принимающих такие группы. Экскурсоводы говорят, что бедняги часто приезжают легко одетые, не веря, что в августе может быть плюс три градуса.

Из этой же серии про зачатие детей — выкупленные билеты на поездку на ледоколе. Сходить на полюс стоит около 30 тысяч долларов, но свободных билетов часто нет. Китайцам надо рассказать, что северное сияние бывает и летом, просто из-за полярного дня его не видно.

Как, кстати, переносится полярная ночь? Организму было тяжело?

Я жила в Якутии и нормально переношу полярную ночь. Однако я бывала в Арктике и в полярный день. И это обратная сторона медали — как же спать, когда в 12 ночи светло? Но у этого есть огромный плюс — если ты турист, то можешь успеть гораздо больше. Гуляй и смотри, хоть до утра, если силы есть.

Но в сон-то клонит? Организм понимает, что ночь?

Вообще, если очень нужно поспать — можно ведь взять маску на глаза. Во всех отелях есть специальные непроницаемые шторы. Но когда мы ночевали в специальных прозрачных шатрах на Кольском полуострове, то у нас всегда было светло или полумрак, через который было видно северное сияние. Я думаю, что это просто дело привычки — я путешествую очень много и за неделю могу сменить несколько часовых поясов, поэтому у меня джетлага (синдрома смены часовых поясов) просто не бывает. Но я знаю друзей, которым было достаточно сложно — они принимали мелатонин, например. Но если ты приезжаешь на несколько дней в командировку или удалось купить недорогой билет на три дня — это как в Питер на белые ночи. До четырех утра погулял, до девяти поспал — и все заново, то есть световой день увеличивается часов на семь.

Чем местное население отличается, скажем, от южан, от вашего региона? Какие они вообще?

Я живу на Черноморском побережье. Я бы хотела сказать, что мы отличаемся загаром. Но часто это не так. Северный отпуск достаточно длинный, и я встречаю очень много северян на нашем море. Я бы сказала про местных — спокойное дружелюбие. Также иногда мне кажется, что я, южанка, слишком быстро говорю.

А если привести пример о дружелюбии, то однажды на берегу океана мы встретили рыбаков. Они позвали вечером к их костру и начали угощать традиционными северными деликатесами — крабами, рыбой, ежами. А потом, к концу застолья, они выкатили на стол самое дорогое, что у них было. Выкатили в прямом смысле слова. Это был арбуз. Арбуз в Арктике! Учитывая, что в этот самый момент у нас дома был сезон созревания арбузов... мы с бесконечной благодарностью приняли по кусочку.

А говорят, что люди на севере строже или злее, чем на юге.

Такое есть, но это не злость. У них более сложная климатическая жизнь, и они ждут от жизни чего-то сложного изначально. И сначала на тебя смотрят, а ты улыбаешься — и тебе улыбаются в ответ. Не сказать, что они осторожничают, просто это разные темпераменты — они более спокойные. Если итальянец бросится тебя целовать, а в Грузии начнут вином поить, то на севере сначала нужно обменяться характерами, стать друзьями.

А вы хотите отдельно съездить зимой?

Да, я хочу или зимой, или поздней осенью, или ранней весной, чтобы был снег, сдохли все насекомые. Чтобы увидеть Арктику полностью снежную — будет совершенно другой мир, я думаю.

Вы не опасаетесь после теплого южного региона окунуться в суперхолод?

Совершенно не боюсь. Моя специализация — фотограф приключений, и чем интереснее «приключенчески», тем для меня, наоборот, это кажется интереснее. Все мои путешествия связаны с чем-то неординарным или какими-то странными погодными условиями. Например, сейчас я в Азии, караулю здесь тайфуны очень сильные, чтобы поснимать их. Или мы ездили на Памир, были на полюсе холода и на большой высоте. Я снимаю экстремалов.

Майя Гавашели

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности