Вводная картника

Эффект «бабочек»

Рядовой Шамсутдинов расстрелял восемь человек. Его сослуживцы впервые рассказали о дедовщине в части

Силовые структуры

Фото: Виктор Васенин / «Коммерсантъ»

В Читинском гарнизонном суде начался процесс по делу о дедовщине в войсковой части №54160, где в октябре прошлого года рядовой Рамиль Шамсутдинов расстрелял своих сослуживцев. Погибли восемь человек, еще двое получили ранения. Сразу после трагедии Шамсутдинов стал утверждать: на крайние меры его толкнули те, с кем он служил, — в подразделении практиковались неуставные отношения. Теперь взаимоотношения между срочниками и офицерами в войсковой части №54160 стали предметом судебного процесса, за которым последует суд над самим Шамсутдиновым. В том, что привело к массовому убийству в Забайкалье, разбиралась «Лента.ру».

Выстрелы в Горном

Войсковая часть №54160 находится в поселке Горный Улетовского района, в 65 километрах от Читы. Именно здесь 25 октября произошло одно из самых громких преступлений 2019 года. Все случилось на территории огороженного металлическим забором караульного городка. Здесь, на общем большом столе сдающая пост смена разряжает оружие и извлекает патроны из автоматных рожков. Позже их необходимо собрать в специальные деревянные подставки с просверленными под патроны отверстиями.

Рамиль Шамсутдинов стоял во главе стола и делал вид, что производит разрядку своего магазина, пока остальные действительно доставали патроны. Ближе всех к Шамсутдинову стояли офицеры. В 18:20 по местному времени он повернулся к ним — и открыл огонь. Первым погиб начальник расчета, а остальные бросились бежать, но стрелок продолжал посылать пулю за пулей. Позже комиссия выяснит: часть бойцов подняла руки, другие прятались, но не спасся никто.

Через минуту к месту ЧП прибыли поднятые по тревоге бойцы военной полиции: они окружили стрелка и потребовали сдаться. Шамсутдинов бросил оружие. Погибли восемь человек, еще двое в тяжелом состоянии были госпитализированы.

«Ядерные силы берегут Россию»

Поселок Горный, в котором располагается войсковая часть №54160, был основан 19 октября 1965 года для обслуживания военнослужащих и гражданского персонала войсковой части. Там расположился штаб Четвертой ракетной Харбинской дивизии Ракетных войск стратегического назначения. Это была часть ядерного щита СССР, прикрывавшая восток и юго-восток страны.

Ракетная дивизия базировалась в поселке вплоть до своего расформирования в 2002 году. Сейчас в Горном находятся 200-я отдельная артиллерийская бригада и Третья ракетная бригада 29-й общевойсковой армии Восточного военного округа, вооруженная знаменитыми оперативно-тактическими ракетными комплексами «Искандер-М».

Для обслуживания и ремонта как ядерных, так и других технических средств необходимы специалисты, которые как раз и несут службу в части №54160. Она напрямую подчиняется 12-му Главному управлению Министерства обороны (ГУМО), которое отвечает за все российское ядерное оружие. На его эмблеме надпись — «Ядерные силы берегут Россию». Рамиль Шамсутдинов и его сослуживцы занимались охраной ядерных сил страны.

«Рамик считал, что должен отслужить»

Уроженец тюменского села Вагай Рамиль Шамсутдинов был призван в армию 4 июля 2019 года и к моменту трагедии считался «молодым». По словам тех, кто его знал ранее, ни агрессивного, ни общественно опасного поведения у него никогда не было. В Вагае до сих пор не понимают, как подобное могло случиться с Рамиком, семью которого — двух старших братьев и отца Салимчана — там знают хорошо. Шамсутдиновы всегда были на хорошем счету и никогда не попадали в поле зрения правоохранительных органов.

— Я сам в армии семь лет служил — два года срочником, еще пять лет — контрактником, прапорщиком на Байконуре, — говорит в беседе с «Лентой.ру» Салимчан Шамсутдинов. — Потом уже попал под сокращение и оказался здесь, в Вагае. Служил в милиции, вышел на пенсию и еще одиннадцать лет отработал в пожарке, пока не случился инсульт. Если бы не он, я бы работал до сих пор. Конечно, Рамик считал, что тоже должен отслужить, и очень хотел этого.

В 13 лет Рамиль потерял мать. Мальчика в одиночку воспитывал отец и два старших брата. Рамиль много занимался спортом и особых успехов достиг в самбо: он выступал на районных соревнованиях и занимал призовые места. По словам Салимчана Шамсутдинова, его сын с отличием окончил местный техникум по специальности «Моторист-рулевой рыболовецкого судна».

Когда пришла пора идти в армию, Рамиль очень обрадовался, долго ждал этого, готовился. Когда его распределяли, у него была категория «А» — лучшая. Мы думали, его вообще куда-то в спецназ заберут

Салимчан Шамсутдинов
отец Рамиля Шамсутдинова

По словам отца, Рамиля быстро распределили и направили в войсковую часть №54160. Сначала там ему очень понравилось, он прислал отцу фотографию в синей форме и с гордостью написал, что служить будет в воздушно-космических войсках. С отцом Рамиль созванивался только в выходные (в будни запрещал устав части): настроение у него было радостное, «очень оптимистичное». Солдата хорошо кормили, у него были интересные занятия — в частности, много стрелковой подготовки. Казалось, впереди у Рамиля Шамсутдинова большие перспективы военной карьеры... Но тут он внезапно пропал на целый месяц.

«Она рассказала, что Рамиль убил людей»

— Весь сентябрь я сына не слышал, — рассказывает Салимчан Шамсутдинов. — И тут, в первые дни октября, в будни — звонок. Голос у Рамиля такой подавленный, неуверенно как-то говорит. Я спросил — все в порядке, сынок? Он говорит: да, все хорошо. И потом, вдруг, просит — папа, пришли мне денег на телефон.

По словам Шамсутдинова, в армию сын ушел со старым кнопочным телефоном, с которого и звонил. На вопрос отца, что со старым аппаратом, сын неуверенно пояснил — мол, случайно разбил его и нужно купить новый, но не хватает денег, 1,5 тысячи рублей. Перевести деньги быстро не вышло: оказалось, что Рамиль использует карту банка, отделение которого в тот день в поселке Вагай не работало. Но уже на следующий день Шамсутдинов-младший позвонил отцу и взволнованным голосом спросил, почему тот до сих пор не перевел деньги.

Такая спешка удивила Салимчана — и он объяснил сыну ситуацию. Тогда Рамиль дал отцу реквизиты некоего Николая, якобы своего товарища, и попросил перевести деньги на его счет. Вскоре Салимчан выполнил просьбу сына, и больше они не созванивались.

— Неделю спустя мне позвонила из Москвы некая женщина, — вспоминает Шамсутдинов-старший. — Я поначалу подумал, что какая-то реклама. А звонившая представилась журналистской и стала спрашивать про сына — проживает ли он со мной, отец ли я ему. А потом она рассказала, что Рамиль убил людей. Так наша семья и узнала о случившемся в воинской части.

По словам Салимчана Шамсутдинова, когда они с сыном встретились после трагедии, тот выглядел потерянным и сильно изменившимся. Кроме того, Рамиль был одет в белую футболку и объяснил, что всю его одежду забрали эксперты

— Помню, я сына не сразу узнал, — говорит Салимчан Шамсутдинов. — В нашем селе я привык видеть моего Рамика совсем иным. Он же красавец был: высокий, рослый, крепкий... А тут худенький, какой-то маленький, будто роста в нем стало меньше. Он сказал, что не выдержал издевательств и очень жалел ребят, которых убил случайно. Говорит, было темно, и поэтому не различил двух парней со своего призыва. Я, говорит, не хотел их убивать. Над ними также издевались. Особенно жалел он одного парня — нашего земляка.

«Упражнения, направленные на унижение»

Сразу после трагедии в части №54160 там началась проверка. Ситуацию изучали военные прокуроры, сотрудники Военно-следственного управления Следственного комитета России (СКР) и лично заместитель министра обороны Андрей Картаполов — главный замполит российской армии. Одновременно с изучением биографии и психики Рамиля Шамсутдинова военные следователи принялись изучать обстановку в воинской части, пытаясь выяснить, имелись ли там факты неуставных отношений.

В ноябре 2019 года Шамсутдинов и несколько его сослуживцев были признаны потерпевшими по статье 335 УК РФ («Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими»), это дело было выделено в отдельное производство из основного дела по обвинению Шамсутдинова в массовом расстреле.

Единственным обвиняемым в нем стал уроженец Оренбургской области Руслан Мухатов, действия которого — единственный выявленный случай неуставных отношений в части №54160

Согласно материалам этого дела, 15 сентября 2019 года (более чем за месяц до расстрела) рядовой Мухатов проводил спортивную тренировку с молодым призывом. Делал он это по распоряжению сержанта роты охраны Ковалева, который 25 октября погибнет при стрельбе. В распоряжении Мухатова оказались семь бойцов, включая Рамиля Шамсутдинова. Желая поиздеваться, Мухатов стал «перетренировывать» бойцов.

Из материалов уголовного дела:

«Мухатов потребовал от данных лиц выполнять не предусмотренные наставлением по физической подготовке в Вооруженных силах России упражнения, явно направленные не на развитие физических качеств, а на издевательство и унижение чести и достоинства».

Руслан Мухатов вначале заставил бойцов подтягиваться. Но двое — рядовые Крюков и Чирко — справлялись с задачей плохо. Тогда бойцам поступил приказ отжиматься, при этом упражнения чередовались без перерыва. После Мухатов велел всем перейти к тяжелому упражнению «ловля бабочек»: выпрыгивание из положения «присед» с хлопком рук над головой. Следом пошло упражнение «морская пехота» — выбрасывание ног, сидя на корточках. От напряжения у одного из бойцов, рядового Муркина, свело ногу: парень упал и скорчился на плацу. Тогда рядовые Чирко и Крюков попросили дать им перерыв — но Руслана Мухатова это не устроило: его возмутила «слабость» бойцов. Экзекуция продолжалась как минимум 40 минут.

В плену бессонницы

Мухатов стал пробивать бойцам «лося». Это армейское наказание, во время которого провинившемуся велят закрыть лоб скрещенными предплечьями, а потом по ним наносят прямой удар рукой в боксерской перчатке. Единственным, кто возмутился происходящим, стал рядовой Владимир Беланов. Он был одного призыва с Мухатовым и в тот день был дневальным по роте.

Беланов видел, как Мухатов нанес удары трем рядовым, в том числе и Шамсутдинову. После команды «разойтись» Беланов подошел к Мухатову и спросил, почему он наказывает бойцов. После этого «лося» пробили и Беланову

Удивительно, на судебном заседании, состоявшемся 20 февраля, обвиненный в издевательствах над сослуживцами Мухатов объяснил насилие просьбами самих срочников «пробить им лося». Что до упражнений «морская пехота» и «ловля бабочек», то Мухатов объясняет их собственной некомпетентностью, а совсем не злым умыслом. Ему якобы поручили заниматься с солдатами, но не рассказали, какие упражнения они должны выполнять. Второй случай неуставных отношений, в котором обвиняют Мухатова, произошел 18 октября — за неделю до расстрела.

Согласно показаниям рядового Суслова, около 12:00 Рамиль Шамсутдинов предложил ему выйти из казармы на свежий воздух и покурить. Разговор солдат услышал выходивший на улицу Руслан Мухатов — и, когда те вышли, приказал им вернуться в казарму. Суслов подчинился, но Шамсутдинов возмутился и остался на улице. Спустя 10 минут в умывальной комнате Суслов увидел у товарища на правой голени кровавые ссадины. Рассказывать, что произошло, Шамсутдинов не стал, но рядовой догадался, что к этому причастен Мухатов.

Адвокат Рамиля Шамсутдинова Руслан Нагиев рассказал «Ленте.ру», что незадолго до трагедии его подзащитный подвергался издевательствам. По словам Шамсутдинова, у него и других молодых солдат отбирали деньги, заставляли мыть туалеты вне наряда, а в казарме были установлены каторжные порядки, на которые офицеры закрывали глаза.

В частности, один из офицеров издевался над Рамилем незадолго до расстрела, не давая спать. Если солдат засыпал, то его выгоняли на плац и заставляли делать физические упражнения, порой в костюме химзащиты. Делалось это все якобы для того, чтобы заставить солдата выучить устав. По словам адвоката, за трое суток Рамиль спал не больше четырех часов, а за два часа до расстрела все для него было как в тумане и ему сложно было воспринимать реальность происходящего.

«Могли ударить для мотивации»

«Ленте.ру» удалось пообщаться с несколькими людьми, которые служили в части №54160 в разные годы. Как выяснилось, некоторые элементы дедовщины и неуставных отношений там были задолго до «дела Шамсутдинова». Однако отслужившие воспринимают это как условие необходимой усиленной воинской подготовки, ведь сама по себе военная часть №54160 — отнюдь не из простых.

— Я попал в призыв 2009-2010 года, — говорит Александр (имя изменено). — Часть №54160 была небольшой (срочников там было максимум человек 100), но образцовой и в постоянной боевой готовности. Она относилась к 12 ГУМО, поэтому к нам часто приезжали проверки из военной прокуратуры и ФСБ. Внутри был отличный ремонт, всюду камеры наблюдения — большая редкость по тем временам.

По словам Александра, 100 из 365 дней года он провел в карауле. При этом перед каждым заступлением в караул бойцы беседовали с психологом, который и определял конкретный пост, а порой проверял их на постах.

— Дедовщины как таковой не было, — продолжает собеседник «Ленты.ру». — Могли в профилактических целях несильно ударить, если солдат накосячил или отказывался что-то делать, если не выучил устав. Но это было не со зла, а скорее для мотивации — чтобы лучше учил, чтобы собрался, был внимательнее. Такие удары были без последствий, так как каждое утро мы проходили осмотр. В целом у меня никаких проблем на службе не было — но я быстро выучил устав. А многие ребята из моего призыва так не могли — и потому учили устав вместо того, чтобы спать, или в свободное время, в упоре лежа или даже в химзащите.

Те, кто служил в части №54160 в 2015 и 2017 годах, также рассказали «Ленте.ру» о погибших 25 октября 2019 года офицерах Евсееве и Пьянове. По словам бывших военнослужащих, оба офицера были веселые и с чувством юмора. «Нормальные, разумные офицеры, знающие свою работу, понимающие. Ни про кого из части плохого сказать не могу, о всех хорошее мнение за год службы сложилось», — отметил один из собеседников.

Сам Рамиль Шамсутдинов после бойни попросил прощения у семей погибших. «Я сожалею о том, что не смог сдержаться и пошел на крайний шаг, но у меня не было другого выхода. Терпеть и дальше над собой издевательства я не мог», — написал он. По его словам, он не уклонялся от призыва и планировал в дальнейшем связать свою жизнь с вооруженными силами, но «не ожидал попасть в такой ад, бежать из которого некуда и жаловаться некому». В какой-то момент, объясняет Шамсутдинов, у него сработал инстинкт самосохранения — и он «сорвался».

***

26 февраля по делу Руслана Мухатова должны пройти прения, а затем огласят приговор. Какое наказание понесет обвиняемый, не так важно. Важно — будет ли юридически доказан факт дедовщины в войсковой части №54160. Потерпевшие «духи» (солдаты молодого призыва) в беседах с адвокатом без протокола говорили, что подвергались избиениям неоднократно, но на допросах упоминали единичный факт. Примечательно, что всех потерпевших отправили дослуживать в Хабаровск — кроме Шамсутдинова, который в Москве проходит стационарную психолого-психиатрическую экспертизу (его интересы представляют известные адвокаты Равиль Тугушев и Руслан Нагиев), и Евгения Графова — он был ранен во время трагедии 25 октября и впал в кому.

Остальные письменно просили суд не применять к Мухатову наказание, связанное с лишением свободы, поскольку физического ущерба для их здоровья не было, а материальный он уже возместил, заплатив каждому по 500 рублей. Именно это звучало на заседании Читинского гарнизонного военного суда 20 февраля.

Если суд докажет факт неуставных отношений в части №54160, то это может повлиять на приговор по уголовному делу о расстреле, совершенном Рамилем Шамсутдиновым.

Что происходит в России и в мире? Объясняем на нашем YouTube-канале. Подпишись!
Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru


Игорь Надеждин

Владимир Седов

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности