Станислав Морев

«Мы боремся до конца с этим абсурдом»

Россиянин справил нужду в центре Москвы. Его обвинили в педофилии и посадили

Силовые структуры

Станислав Морев

Фото: Из семейного архива

Москвич Станислав Морев попал в крутой переплет: однажды из-за болезни ему пришлось справить малую нужду неподалеку от здания Таганского суда. Свидетелем этого стала 12-летняя школьница — и вскоре Морева обвинили в педофилии. По версии следствия, он специально показал девочке свой половой орган, чем нанес ей психологическую травму. Защита Морева пыталась доказать, что он — бывший военный и примерный отец — никак не мог навредить школьнице. Да и эксперты подтвердили, что к педофилии обвиняемый не склонен. Однако Морев все равно получил 3,5 года лишения свободы, причем по решению того самого Таганского суда, рядом с которым справлял нужду. В подробностях запутанной истории, итогом которой стала сломанная жизнь, разбиралась «Лента.ру».

«Девочка остановилась и посмотрела на меня»

12 апреля 2019 года 56-летний москвич Станислав Морев шел из храма Святой Матроны Московской на Таганской улице. Страдающий урологическим заболеванием, он спрятался у машин возле Таганского суда, чтобы справить малую нужду, однако в неподходящий момент появилась школьница. Мужчина махнул ей рукой и сказал: «Проходи». Девочка ушла, а он, закончив свои дела, отправился дальше.

18 апреля Морева задержал полицейский при выходе со станции метро «Выхино». Его доставили в отдел УВД, где он узнал, что подозревается в совершении преступления половой направленности против несовершеннолетней. По версии следствия, 12-летняя школьница Катя Иванова (имя изменено) шла из школы домой. Обычно с занятий ее забирают мама или бабушка, но 12 апреля девочка отправилась одна. В безлюдном месте ей повстречался мужчина с расстегнутыми джинсами, который держал себя одной рукой за половой орган, а другую протягивал ей и улыбался.

Катя испугалась и убежала. Она рассказала о случившемся маме, а та обратилась с заявлением в полицию. Сразу же было возбуждено уголовное дело. По уличным камерам видеонаблюдения оперативники установили личность подозреваемого. На очной ставке девочка узнала в Станиславе Мореве мужчину, который показывал ей свой половой орган.

Из материалов уголовного дела — показания обвиняемого Станислава Морева:

«У меня имеется заболевание — пяточная шпора, поэтому я стараюсь как можно больше ходить пешком. Перед встречей я зашел в храм Святой Матроны, а оттуда пошел пешком до метро. Гуляя по улице, резко захотел в туалет по малой нужде. У меня имеется урологическое заболевание (...), которое проявляется в недержании мочи. Я не видел кафе по пути моего следования и, блуждая по улицам, оказался в тихом месте.

Там был расположен жилой дом, забор, гаражи и дорога. Мне показалось, что людей вокруг не было. На проезжей части было припарковано два автомобиля.

Я решил встать между ними и справить нужду. В этот момент я услышал шаги, обернулся и увидел приближающую девочку

Я стал ей говорить, чтобы она шла дальше. Говорил я это тихо, без агрессии. Девочка остановилась, посмотрела на меня, после чего развернулась и пошла в ту сторону, откуда шла изначально.

Я, застегнув штаны, пошел в противоположную сторону. Я не показывал ребенку свой половой член целенаправленно и не старался вызвать нездоровый сексуальный интерес. Все вышло случайно. Виновным себя не признаю, потерпевшую не преследовал, умысла на совершение развратных действий не было».

«Он действительно замечательный отец»

До инцидента вблизи Таганского суда у Станислава Морева была фактически безупречная репутация. Он закончил Военный краснознаменный институт Министерства обороны, служил в советских войсках, а в 1991 году ушел в бизнес. В 1995 году Морев женился, и в браке у него родилась дочь. Но спустя несколько лет его жена ушла к другому, оставив дочь с мужем. Станислав в последние годы жил с мамой и дочерью.

— Мой отец воспитывал меня один, — рассказывает «Ленте.ру» Анастасия Морева. — После развода он больше не женился, думал, что к другой женщине [у меня] будет ревность или какая-то антипатия. Он действительно замечательный отец, который дал мне отличное воспитание, я этим горжусь и уважаю его за все, что он делает ради семьи.

По словам 22-летней девушки, она училась в хорошей школе, у нее были репетиторы и различные дополнительные занятия. Отец Анастасии привил ей любовь к хорошей литературе и музыке.

Папа — мой лучший друг: с какой бы проблемой я к нему не пришла, я всегда знала, что с его стороны будет и помощь, и поддержка. Для меня и моих друзей папа — пример человека с отличным воспитанием и высокими моральными ценностями. Это, кстати, подтверждают экспертизы психологов. Именно поэтому мы боремся до конца с этим абсурдом

Анастасия Морева
Дочь осужденного Станислава Морева

Анастасия до сих пор не понимает, как ее отец мог попасть в такой переплет — ведь у него не было не только никаких сексуальных отклонений, но даже намеков на компрометирующее поведение по отношению к дочери или кому-то еще. Кроме того, Станислав Морев — сын полковника КГБ — получил хорошее воспитание, он бывший военный и награжден медалями.

Защита Морева предоставила суду выписку из медицинской карты, которая подтвердила у него наличие урологического заболевания. Кроме того, его обследовали эксперты-психиатры и не обнаружили сексуального влечения в форме педофилии. Как следует из их заключения, «Морев ориентирован в социальных нормах и правилах, у него развит самоконтроль, у него отмечается высокая ценность семейных отношений, стремление к избеганию конфликтных ситуаций».

«Следствие заранее подготовило ей ответы»

29 января Таганский суд Москвы приговорил Станислава Морева к 3,5 года лишения свободы в колонии общего режима, признав его виновным по статье 135 («Развратные действия в отношении лица, достигшего 12-летнего возраста, но не достигшего 14 лет») УК РФ.

Как указал в приговоре судья, у него нет оснований не доверять словам девочки, а позиция обвиняемого, настаивающего на своей невиновности, направлена на защиту самого себя в попытке уйти от уголовной ответственности за содеянное. Из приговора следует, что противоправные действия Морева причинили потерпевшей нравственные переживания и моральные страдания.

По данным экспертов, у девочки развилась «кратковременная депрессивная реакция, обусловленная расстройством адаптации»: появились нарушения сна, плаксивость, снижение аппетита и психосоциальные нарушения, выраженные в виде недоверия к мужчинам.

В материалах дела имеется несколько видео, на которых Морев и потерпевшая идут по улице в окружении других людей, попеременно обгоняя друг друга.

Описание самого «преступления» в приговоре выглядит так: мужчина останавливается возле припаркованной машины, затем появляется потерпевшая. Мужчина направляется к ней, при этом что-то делает в области половых органов — и девочка убегает

Защита Морева обжаловала его приговор как незаконный и необоснованный.

— Следует обратить особое внимание на обвинительный уклон следствия и суда, — заявил «Ленте.ру» адвокат Олег Колотушкин. — Розыск нашел 12 записей, а в суд дошли только пять. Самое интересное: сотрудники полиции поставили записи в таком порядке, что складывается впечатление слежки [осужденного за потерпевшей], но если поставить их по хронологии — Морев обогнал потерпевшую один раз практически сразу и больше ее не видел.

Запись с места преступления длится 4,5 минуты: мужчина стоит так, что его половых органов в кадре не видно, а затем на две секунды появляется девочка. Сам Морев в этот момент повернут к ней спиной, его действия не видны. Сторона защиты полагает, что к доводу суда о признании этой записи допустимым доказательством следует относиться критически: она не подтверждает и не опровергает предъявленное Мореву обвинение.

Адвокат также указывает на заключение экспертов, которые не обнаружили у Станислава склонности к педофилии — а значит, у него не было умысла на развратные действия в отношении потерпевшей

Защитник обращает внимание и на нарушения в ходе допроса девочки.

— На 12 минуте записи видно, как она [потерпевшая] читает с листа, — говорит Олег Колотушкин. — В ходе дачи показаний потерпевшая смотрит под стол, где виден лист бумаги, который она держит в руках и смотрит на него. Этот факт говорит о том, что органы следствия заранее подготовили потерпевшей ответы на вопросы, которые были озвучены в ходе ее допроса.

Когда адвокат хотел показать эту запись судье во время процесса, на диске оказалось видео совершенно другого преступления. Позже следователь предоставил суду диск с записью допроса потерпевшей, запечатанный в конверт без каких-либо пояснительных надписей, а также без подписей девочки, ее законного представителя и педагога, которые должны там быть согласно УПК.

«Терпеть больше не было сил»

Между тем история Станислава Морева — не единственная в своем роде. В 2011 году в похожей ситуации оказался многодетный отец из Ярославской области Руслан Вахапов, работавший водителем. Он остановился у деревни Кузнечиха, чтобы справить малую нужду.

Терпеть больше не было сил, я остановился, зашел в кусты — гляжу, вроде никого. Вдруг за спиной раздался смех, повернулся — сзади три девчонки стоят. Я тут же застегнул ширинку и пошел к пруду. Закончил, оборачиваюсь — а на меня мужик с кулаком несется

Руслан Вахапов
Бывший осужденный

После этого Вахапова обвинили в педофилии, предложили написать явку с повинной и условный срок за 200 тысяч рублей. Он обратился в отдел собственной безопасности МВД, дело против него закрыли, но через некоторое время возобновили, правда, уже с другой жертвой его развратных действий.

На суде вскрылись фальсификации подписей свидетелей и потерпевших — однако Вахапова все равно приговорили к 5,5 года в колонии строгого режима. Он сам считает, что попал под кампанию по борьбе с педофилами. Ему пришлось отсидеть срок в ярославской колонии, печально известной своими пытками. После освобождения Руслан Вахапов стал сотрудничать с правозащитной организацией «Русь сидящая», помогающей заключенным.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru


Владимир Шарапов

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности