Вводная картника

Энергетика на перекрестке

О предложении реформировать систему перекрестного субсидирования в электроэнергетике

Экономика

Фото: Виталий Невар / ТАСС

Проблему перекрестного субсидирования пытаются решить уже не первый год. Представители среднего и малого бизнеса существующую ситуацию считают дискриминационной. А предложение распределить перекрестное субсидирование в электроэнергетике равномерно на всю промышленность обсуждалось еще семь лет назад. Но в этом случае увеличится плата за электроэнергию для крупных промышленных предприятий, которые всячески стараются подобных реформ избежать.

Вице-премьер нового правительства Юрий Борисов, курирующий промышленность и ТЭК, 10 февраля провел первое совещание по сетевым тарифам в электроэнергетике, где обсуждалось предложение Минэнерго о реформировании системы тарифообразования в электроэнергетике и, в частности, о дифференциации тарифов Федеральной сетевой компании (ФСК) для присоединенных напрямую к сетям ЕНЭС крупных промышленных потребителей. В результате предложение было отправлено на доработку специально созданной рабочей группе. О сути проблем российского электроэнергетического комплекса и причинах возмущения средних и мелких промышленных предприятий — в материале «Ленты.ру».

Перераспределение тарифов как средство социальной защиты

Перекрестное субсидирование в электроэнергетике появилось в России в 90-е годы прошлого века, в период острого экономического кризиса, для социальной поддержки обнищавшего населения, оказавшегося не в состоянии самостоятельно оплачивать коммунальные услуги в полном объеме. Тогда-то и было решено переложить эту проблему на промышленный бизнес, повысив тарифы на электроэнергию для промышленных предприятий. Таким образом поставщик энергоресурсов компенсирует недополученные от населения деньги за счет промышленности и бизнеса. И все промышленные предприятия-энергопотребители стали платить по одинаковым тарифам с учетом перекрестного субсидирования.

Но в 2011 году под давлением лоббистов крупной промышленности было принято решение о дифференциации оплаты. И тарифы для подключенных напрямую к ФСК, то есть к магистрали, — а это в основном крупные промышленные предприятия — стали минимальными, а все остальные, то есть предприятия среднего и малого бизнеса, начали платить по завышенным тарифам с учетом перекрестного субсидирования. По данным ФАС России, в 2019 году величина перекрестного субсидирования в электросетевом комплексе Российской Федерации составила около 238 миллиардов рублей в год. При этом, по информации пресс-службы Минэнерго, «весь объем перекрестного субсидирования учитывается только в тарифах на услуги по передаче электрической энергии территориальных сетевых организаций (распределительные сети) и не учитывается в тарифах на услуги по передаче электрической энергии по единой национальной (общероссийской) электрической сети (магистральные сети)». Поэтому в ведомстве считают, что «отсутствие учета перекрестного субсидирования в тарифах на услуги по передаче электрической энергии по единой национальной (общероссийской) электрической сети привело к тому, что крупные потребители, чьи энергопринимающие устройства присоединены к магистральным сетям ПАО "ФСК ЕЭС", не несут социальной нагрузки по перекрестному субсидированию, что создает для них дополнительные экономические преференции по отношению к потребителям, энергопринимающие устройства которых присоединены к территориальным сетевым организациям (распределительным сетям)».

Так, по оценке Минэнерго России, сегодня тариф для потребителей ФСК в 3,5 раза ниже тарифа для потребителей территориальных сетей, подключенных на высоком уровне напряжения, и в 9 раз ниже для потребителей, подключенных на низком уровне напряжения. Это привело к тому, что «в одном и том же регионе у промышленных потребителей со схожей отраслевой принадлежностью и имеющих близкие характеристики электропотребления, платеж за услуги по передаче электрической энергии существенно отличается», — сообщила пресс-служба Минэнерго.

По словам Сергея Пикина, директора Фонда энергетического развития, сложилась ситуация, когда «предприятия среднего и малого бизнеса получают энергию не по два-три рубля, как крупный бизнес, а по шесть, семь, восемь, девять и больше, в зависимости от региона, от котла и еще некоторых условий». Сергей Пикин подчеркнул, что, в отличие от крупного бизнеса, малый и средний экспортно не ориентированы, они работают на внутренний рынок: «У них нет, например, возможности получать дополнительную маржу за счет разницы курсов национальных валют, они, как правило, имеют худшие условия по финансированию, то есть условия ведения бизнеса другие».

В июле прошлого года Минэкономразвития выступило с идеей ликвидировать перекрестное субсидирование в электроэнергетике за счет бюджета. Для этого были необходимы 402 миллиарда рублей ежегодно. Был даже опубликован проект указа на сайте regulation.gov.ru, но уже на следующий день с сайта его удалили. Максим Орешкин сказал тогда, что для решения проблемы перекрестного субсидирования «сейчас источников нет». И проблема, которую представители среднего и малого промышленного бизнеса считают откровенно дискриминационной, осталась.

Справедливое распределение

В целях решения этой проблемы Минэнерго России предложило «установить возможность равномерного распределения величины перекрестного субсидирования на все категории потребителей, за исключением населения и приравненных к нему категорий потребителей, независимо от их присоединения к магистральным или распределительным электрическим сетям». По инициативе ведомства новое правительство решило вернуться к этой теме, и по поручению вице-премьера Юрия Борисова была создана рабочая комиссия по реформе перекрестного финансирования. Предложенная министерством новая схема предполагает повышение тарифа на передачу энергии по магистральным сетям и снижение затрат на получение электроэнергии малым и средним бизнесом через распределительные сети с 2021 года.

По словам Ильи Долматова, директора Института проблем ценообразования и регулирования естественных монополий ВШЭ, речь идет не о сокращении перекрестного субсидирования: «Дискуссия строится вокруг справедливого распределения расходов между всеми участниками, чтобы часть расходов перекрестного субсидирования переложить на плечи крупных энергопотребителей, чтобы бремя перекрестного субсидирования несли все. Идея в этой части разумная».

Наталья Готова, директор департамента по связям с органами власти Ассоциации НП ТСО, считает, что предложение по дифференциации тарифов устраняет перекос в сторону крупных промышленных потребителей, который сложился протяжении последних восьми лет, пока они получали преференции: «Минэнерго, а за ним и правительство пытаются вернуть ситуацию в состояние статус кво, как было восемь лет назад, до отмены "последней мили". Тогда ведь платили все более-менее одинаково — и крупная промышленность, и малый и средний бизнес».

Член правительственной комиссии по электроэнергетике, президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» Александр Калинин отмечает, что сегодня в рамках ценового регулирования сложилась очень опасная ситуация: «У нас для тех, кто подключен к ФСК, тариф 25 копеек за киловатт-час. А для этих же крупных предприятий, потребляющих значительные объемы электроэнергии, — речь не идет о малом бизнесе, но подключенных к сетям распределительного комплекса, а это часто одни и те же подстанции, — тариф и 1 рубль 25 копеек может быть».

Чтобы уйти от переплаты региональным сетевым компаниям, крупный промышленный бизнес либо ставит подстанцию высокого напряжения и переходит в Федеральную сетевую компанию, если разрешают это сделать, либо строит блок-станцию, как это недавно сделали, например, «Лукойл» и «Сургутнефтегаз» и перестает потреблять энергию из единой энергетической системы. По мнению Калинина, «после того, как крупные производители уходят из единой энергетической системы, остается все меньше потребителей у региональных сетевых компаний, и сетевые тарифы размазываются — у нас там галопирующие цены». Александр Калинин видит смысл инициативы Минэнерго не в том, чтобы отнять у кого-то и отдать другим: «Они хотят разницу между теми, кто подключен к ФСК, и теми, кто подключен по высокому напряжению к региональным сетевым компаниям, снизить, чтобы она не была такой драматичной. Таким образом прекратятся и уходы из единой энергетической системы».

По мнению Ильи Долматова, когда восемь лет назад появились преференции для подключенных напрямую к ФСК, были надежды, что сокращаться будет и сам объем перекрестного субсидирования: «Но мы живем в экономических реалиях, когда ожидать снижения перекрестного субсидирования не приходится, сейчас на повестке — вопрос его равномерного справедливого распределения».

Сергей Пикин считает, что здесь есть две справедливости — экономическая и социальная: «С точки зрения экономической, это решение не выглядит идеальным. Но с точки зрения социальной, а мы строим нашу политику в этом направлении, оно оправдано».

Принятию решения по реформированию, естественно, всячески препятствуют лоббисты промышленных гигантов, не желающих терять преференции. Причем, как отмечают эксперты, до смены правительства дискуссия по этому вопросу проходила в спокойном режиме, сейчас же, например, в профильных пабликах вырос градус агрессии. «Они что, думают, что новые руководители возьмут и отменят "перекрестку"? Но новое правительство тоже не с другой планеты прилетело и ситуацию понимает, — удивляется Наталья Готова. — Ситуация, когда средний и малый бизнес тянут на себе крупный, вечной быть не может. Над устранением перекосов надо работать, обсуждать, а не кричать о неэффективности. Риторика лоббистов бизнеса стала агрессивной».

В Минэнерго считают, что «принятие законопроекта в текущих социально-экономических условиях, с одной стороны, не приведет к дополнительному росту тарифов на электрическую энергию для населения, а с другой — создаст дополнительные условия для развития малого и среднего бизнеса, устранит имеющийся диспаритет цен между потребителями и существующую недобросовестную конкуренцию между промышленными потребителями, а также позволит компенсировать сложившиеся негативные экономические последствия в электросетевом комплексе Российской Федерации».

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности