Кара Делевинь

Замкнутый круг

Как самое желанное украшение превратилось в символ богатства и власти

Ценности

Кара Делевинь

Фото: Dominique Charriau / WireImage

«Лента.ру» продолжает серию публикаций об истории разных видов одежды и аксессуаров. В предыдущих материалах цикла речь шла о шпильках, мини-юбке, мужском платье, галстуке, колготках, перчатках, браслетах и тиарах. В центре новой истории — кольцо: символ любви, власти и индивидуальности.

Искусство и практицизм

Кольцо — одно из самых «природно логичных» украшений. Достаточно посмотреть на то, как маленькие девочки всех национальностей из разных уголков мира, играя, наматывают на пальцы травинки или цветные нитки. Кольца удобно надевать и снимать без посторонней помощи (с браслетом-цепочкой, например, могут возникнуть сложности). Они всегда на виду, не требуют специальных фасонов одежды (открытых запястий, как браслет, или глубокого декольте, как колье). И по той же причине их можно использовать как опознавательный знак. Кольцо с печаткой или вырезанной из камня геммой служило в древности личной печатью и средством идентификации писем. Кольца легко комбинировать, их при желании носят по несколько штук одновременно на одном или на разных пальцах.

Невозможно определить, кто начал носить кольца раньше: мужчины или женщины. Эти украшения из золота, серебра, бронзы, меди и разных сплавов археологи находят в захоронениях и тех, и других. Состоятельные покойники отправлялись в лучший мир в золотых кольцах, мертвецы попроще — в медных и латунных. Одно из самых древних захоронений, где ученые обнаружили кольца, принадлежало фараону Псусеннесу I. Древнеегипетский монарх унес с собой в царство мертвых множество украшений, в числе которых было 36 колец, украшенных цветными камнями, включая синий лазурит (весьма любимый мастерами Древнего Египта) и карнелиан (красный сердолик).

Немало колец выкопал и Шлиман, когда искал легендарную древнегреческую Трою. Большая часть из них — обычные куски проволоки с бусинами или без них. Иногда в древности кольца вытачивали из цельного куска камня. Позже, во времена эллинизма, древние греки делали куда более затейливые украшения. А самые пышные и роскошно украшенные кольца изготавливали византийцы в период расцвета империи. Недаром немногие сохранившиеся с VI-XIII веков перстни византийской работы занимают почетное место в музеях.

Много внимания уделялось перстням в ювелирном искусстве Центральной Азии. Добывавшиеся в Индии, Бирме и на Шри-Ланке рубины, сапфиры, изумруды и бриллианты расходились по всему Востоку, украшая дорогие кольца шахов, султанов, визирей и просто очень богатых людей. Несмотря на то что ислам не приветствует слишком явную демонстрацию богатства, мужчины-мусульмане охотно носили кольца. Помимо демонстрации богатства, средневековые восточные (и не только восточные) владыки нередко дарили перстни с собственной руки особо отличившимся подданным или подчиненным.

Нельзя не упомянуть о том, что перстни играли огромную роль в политических интригах в Средние века. Подделанная печатка на кольце помогала фальсифицировать важные письма, а о яде, спрятанном в тайнике кольца, написано множество авантюрных романов. Особенно часто подобные уловки упоминают в связи с семейством Борджиа. У богатых отравителей в старину были собственные ювелиры, охотно выполнявшие такие сомнительные заказы.

Кольцо как знак

Мужчины и в старину, и в наши дни носили кольца не только как украшение или замену денежных средств «на всякий крайний случай». Мужские перстни особого образца были знаком принадлежности к самым разным сообществам, тайным и явным: от религиозных организаций до масонских братств. Свои кольца были у египетских жрецов и у последователей бога Митры. Пастырский перстень, который почтительно целуют католики, носят и епископы, и кардиналы, и Папы Римские. По сложившейся традиции в папский перстень оправляют бриллиант, в кардинальский — рубин, в епископский — аметист.

Перстни священников высокого ранга были символами духовной (а зачастую и вполне обычной, мирской) власти. Кольцо с печатью или гербом, врученное сюзереном вассалу или порученцу, означало передачу властных функций или право говорить от имени сюзерена. Это было более чем актуально в обществе, где большая часть населения была неграмотной совершенно или практически полностью и не могла прочесть рекомендательное письмо или подорожную.

Но самой очевидной «знаковой функцией» колец была и остается роль брачного символа. Обручение посредством кольца, надеваемого женихом невесте, берет начало в церемонии «хупы» — религиозного иудейского бракосочетания. В этом обряде фигурирует только одно кольцо, которое жених надевает невесте по благословению раввина. Раввин при этом обязан проверить, что кольцо золотое и «без порока», то есть в его шинке нет никаких отверстий (ни ажурного узора, ни вставок из драгоценных камней). Если кольцо не соответствует этому требованию, хупу проводить нельзя.

У христиан требования стали либеральнее. Плюс для венчания нужно два кольца: одно жених надевает невесте, а второе — невеста жениху. Обручальные кольца могут быть украшены бриллиантами: священник, в отличие от раввина, вряд ли будет возражать. В православной традиции особенно набожные люди венчаются кольцами, на которых выгравированы краткие молитвы. Люди не столь религиозные часто гравируют на кольцах с внутренней стороны свои инициалы и дату свадьбы.

Помолвочное кольцо — то самое, которое вручается женихом одновременно с предложением руки и сердца — вошло в обиход значительно позже, чем венчальное, а именно в конце XIX века. Можно сказать, что его появление и популярность на Западе стали большим маркетинговым успехом крупных производителей украшений: Tiffany & Co., Garrard, Harry Winston, Cartier, Graff. Именно они (а следом за ними и другие бренды), грамотно проводя рекламную политику, внушили западным (а позже и постсоветским) девушкам, что на помолвку нужно ждать кольца, а мужчинам — что это кольцо следует дарить.

При выборе камней для помолвочного кольца действует расхожее «правило четырех С» (carat weight (вес в каратах, 1 ct равен 0,2 грамма), color (цвет), clarity (чистота) и cut (огранка)). В США и странах Европы камни оценивают по системе Геммологического института Америки (GIA), в России — по ГОСТу ТУ 117-4.2099-2002. Опять же не без участия крупных производителей украшений практически за правило принято то, что вес камня в помолвочном кольце должен быть кратным целым числам. Поэтому каратник стоит существенно дороже, чем бриллиант весом 0,99999 карата.

Камни без какого-либо оттенка очень редки, поэтому и наличие оттенка оценивается по особой шкале (минимальный дополнительный тон — это D и E по системе GIA и 1 и 2 — по российской системе). Отсутствие или минимальное количество внутренних дефектов и включений — это чистота камня: IF (Internally Flawless, «внутренне безупречный») и VVS1 и VVS2 (Very, Very Small Inclusions — «очень, очень мелкие включения») по GIA, 1 и 2 — по российской системе.

Огранки тоже сильно разнятся. Хотя многие производители упирают на особую «аутентичность» круглых камней, многие девушки желают получить на помолвку кольцо с бриллиантом другой огранки, особенно если такие кольца выбирают звезды. Популярны огранки «груша», «сердце», «овал», «принцесса» (квадратная), «маркиза» (миндалевидная), «багет» (прямоугольная), «эмеральд» и «радиант» (восьмиугольная с разным числом граней), «кушон» (в форме подушки со скругленными углами и гранями).

Основатель компании Graff Лоренс Графф ввел в моду помолвочные кольца с цветными бриллиантами, которые зачастую более редкие и дорогие: желтыми, розовыми и голубыми. Также, следуя старой, еще «домаркетинговой» традиции XIX столетия, женихи дарят невестам помолвочные кольца и с другими драгоценными камнями: рубинами, сапфирами, изумрудами. Так, актер Ричард Бертон подарил на помолвку кинозвезде Элизабет Тейлор, большой ценительнице цветных камней, квадратный изумруд в платиновой оправе, обрамленный грушевидными бриллиантами. Кольцо с крупным изумрудом и таким же крупным бриллиантом получила от будущего президента США Джона Кеннеди его невеста Жаклин.

После свадьбы британского принца Чарльза и принцессы Дианы, а затем — их сына Уильяма и его невесты Кейт Миддлтон особенно популярными в Великобритании и других странах стали кольца с овальными сапфирами (натуральными или синтетическими), окруженными бриллиантами (тоже натуральными либо синтетическими). Причиной этой моды стало помолвочное кольцо марки Garrard, которое носила леди Ди. Затем оно по наследству досталось Уильяму, и он преподнес его на помолвку своей возлюбленной.

Кольцо и светская хроника

Личная жизнь, романы, свадьбы и разводы знаменитостей вызывают жадное любопытство читателей светской хроники во всех уголках мира. В центре внимания папарацци в первую очередь оказываются помолвочные кольца. Иногда звезды сами гордо демонстрируют драгоценности, полученные в знак любви. В других случаях фотографам приходится применять «дальнобойные» объективы, а фоторедакторам — максимально увеличивать картинку, чтобы показать публике безумно дорогие кольца.

Вот несколько примеров только за последние годы. Блейк Лайвли получила от своего жениха Райана Рейнольдса кольцо Lorraine Schwartz с овальным светло-розовым 12-каратным бриллиантом за два миллиона долларов. Бесцветный пятнадцатикаратник той же марки и в ту же цену получила телезвезда Ким Кардашьян от своего жениха, рэпера Канье Уэста.

Певица Мэрайя Кэри приняла вместе с предложением руки и сердца от своего ныне уже бывшего мужа Ника Кэннона кольцо на полмиллиона дороже: розовый бриллиант Jacob & Co, окруженный 58 мелкими камнями, создающими эффект ореола (так называемый «эффект гало»). Актриса Натали Портман, веганка и активистка, попросила у своего жениха, танцовщика Бенжамена Мильпье, «этичное» кольцо. И получила сделанное ювелиром Джейми Вольфом украшение из переработанной платины с винтажным бриллиантом, который прежде находился в другой оправе.

Бывший жених певицы Леди Гаги Тейлор Кини подарил невесте кольцо с 10-каратным бриллиантом в форме сердца. Однако Леди Гага расторгла помолвку и вернула Кини его символический дар. Та же участь постигла и гигантский голубой бриллиант огранки «эмеральд», полученный Пэрис Хилтон от одного из ее женихов, греческого миллионера Латиса. Камень, стоивший почти пять миллионов, вернулся к незадачливому дарителю. Вероятно, он будет ждать невесту, которая, как Натали Портман, любит вторичное использование и рациональное потребление.

Вероника Гудкова

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности