Вводная картника

«Я пас коров, а теперь возглавляю Советский Союз»

Вышиванки, швейцарские часы и иномарки: как жил Хрущев

Ценности

«Лента.ру» продолжает цикл материалов о роскошной жизни правителей разных стран и эпох. В предыдущей статье мы рассказывали о первом российском президенте Борисе Ельцине. Он пересел из советских машин на Mercedes, носил импортные костюмы и ботинки, строил теннисные корты в президентских резиденциях, водил в баню зарубежных лидеров и полюбил зарубежные гастрономические изыски вместо традиционных котлет и блинов. На этот раз речь пойдет о советском генсеке Никите Хрущеве. Выходец из крестьянской семьи слыл человеком довольно скромным. Он любил заурядную советскую еду, носил мешковатый костюм-двойку, под который надевал вышиванку без галстука.

В сером костюме без галстука

«Я пас коров, работал на заводах, а теперь я возглавляю Советский Союз», — любил говорить о себе Никита Хрущев. Политик и правда был довольно неприхотлив в еде и выборе одежды. Никита Сергеевич любил простые блюда, без изысков: борщ, солянку, кровяную колбасу, пироги с картошкой и капустой, пельмени, черные сухари и простоквашу. Одним из самых любимых блюд на протяжении всей жизни оставались вареники: с картофелем, вишней, с творогом и сметаной.

Что касается одежды, то вначале он ходил в гимнастерке, брюках, носил пояс, кепку и косоворотку. «Не знаю, была ли у кого-нибудь из нас вторая пара ботинок», — рассказывал Хрущев. Все выше продвигаясь по карьерной лестнице, он стал носить костюмы. Одежду для генсека шили в специальном ателье Девятого управления КГБ из отечественных тканей. К Хрущеву приезжали на работу, делали необходимые замеры и привозили уже готовые изделия.

Костюмы в СССР вообще были одной из отличительных черт правящей верхушки. Предпочтение отдавали моделям серого цвета, отчего на Западе шутили, что советские делегации выглядят как армейский взвод или приютский класс. Не был исключением и Хрущев. Его любимый образ — мешковатый костюм с рубахой-вышиванкой и без галстука. По сравнению с безупречными костюмами зарубежных коллег, в частности, американского президента Джона Кеннеди, выглядели советские образцы довольно уныло.

В 1956 году Хрущев отправился в Англию, где должен был встретиться с британской королевой Елизаветой II. Для этого ему потребовался фрак. Кто-то из окружения генсека посоветовал сшить фрак за границей. Никиту Сергеевича предложение возмутило. В результате ему сшили простой черный костюм, в котором он и отправился на встречу к королеве. С этой поездкой связано много интересных историй. Одна из них — выбор подарка для британского монарха.

Действуй через жену

В 1955 году советское руководство получило приглашение от правительства Соединенного Королевства. В то время у англичан возникли серьезные трения с американцами — те активно выступали за ликвидацию колоний, в частности британских. Деколонизация обострила и без того тяжелую экономическую ситуацию в Великобритании.

Советский Союз мог прекрасно сыграть на противоречиях между ближайшими союзниками — Вашингтоном и Лондоном. Однако вместо этого Никита Хрущев и Николай Булганин отправились с визитами в Индию, Бирму и Афганистан, где стали активно поддерживать борьбу с британским колониализмом. Такие действия предсказуемо вызвали раздражение в Лондоне. Тогда в Москве решили сгладить ситуацию, задобрив дорогостоящими подарками членов королевской семьи, а также представителей британского кабинета министров и их жен. Всего в этом списке было свыше 20 человек.

Так, принц-консорт Филипп получил коня ахалтекинской породы, набор вин и шкатулку с портретом королевы. Елизавете II презентовали пелерину из соболей, бриллиантовую брошь с сапфиром, картину Айвазовского «Морской берег» и шкатулку с изображением семьи монарха. Королеве-матери досталась золотая брошь «Ландыш» с бриллиантами, ларец из уральских самоцветов и также пелерина из соболей. Сестре королевы, принцессе Маргарет, презентовали бриллиантовую брошь с сапфиром и палантин из соболей.

Кулон с сапфиром на золотой цепочке и палантин из соболей подарили супруге действующего премьер-министра Антони Идена. Особые подарки — картина Шишкина «Лес» и набор вин достались бывшему премьер-министру Уинстону Черчиллю, а также палантин из соболей и кулон с аквамарином на золотой цепочке — его супруге Клементине.

Также дорогими презентами советское руководство одарило супругу иранского шейха Резы Пехлеви в 1956 году, стремясь заручиться поддержкой Тегерана после того, как президент Египта Гамаль Абдель Насер национализировал Суэцкий канал.

Изначально планировалось передать ей пелерину из соболя, кулон из платины с бриллиантами и золотые серьги с бриллиантами и изумрудом, однако потом было решено сделать еще более роскошные презенты — набор шкурок натурального баргузинского соболя на манто в количестве шестидесяти штук и браслет из платины и белого золота с бриллиантами. Сумма этого подарка превышала 260 тысяч рублей. К слову, особого политического действия такие дары не возымели, а через полтора года пара и вовсе развелась.

Самому Никите Сергеевичу тоже дарили роскошные и ценные вещи. Как впоследствии рассказывал его сын, дома стоял целый шкаф, забитый ружьями. В нем также хранились три пистолета, которые Хрущеву подарило руководство КГБ. Помимо этого, ему преподносили книги с гравировкой по золоту, скульптуры, ковры ручной работы. Президент Франции Шарль Де Голль как-то презентовал Хрущеву коллекцию арманьяка столетней выдержки. Супруге Никиты Сергеевича из Чехословакии привезли сервиз из хрусталя.

Без лишней скромности

Хрущев слыл патриотом, который в работе сплошь и рядом использовал вещи, технику и транспорт отечественного производства. Однако это не мешало ему любить зарубежные аналоги. Так, уже в начале 1960-х он брился американским станком Gillette, который впоследствии сменила электробритва Braun.

На даче и дома генсека окружала западная аудио- и видеотехника. Особое место занимал радиотелекомбайн, который Хрущеву подарил президент Египта Насер. Черно-белый телевизор с хорошим изображением, перед которым стояло удобное кресло со скамейкой для ног, а также магнитофон и приемник. Хрущев любил магнитофоны. Свои мемуары он надиктовывал на немецкий Uher, также на его столе стоял английский проигрыватель в деревянном африканском ящике — его подарил президент Ганы Кваме Нкрума.

Однажды, находясь с официальным визитом в Женеве, генсек попросил начальника охраны узнать стоимость швейцарских часов. Они казались ему верхом роскоши. Выяснив, что стоят они «сущие копейки», он купил всем своим домашним и близким друзьям позолоченные наручные часы с автоматическим подзаводом.

Фотограф-любитель Хрущев вначале пользовался отечественным «Зенитом», потом у него появился шведский профессиональный Hasselblad.

Всем по машине

Никита Сергеевич питал слабость не только к хорошей технике, но и к роскошным автомобилям, особенно кабриолетам. Во время отдыха на Кавказе или в Крыму он обожал прокатиться без верха на ЗИС-110В или ЗИЛ-111В. Эти автомобили также использовались во время его визитов в южные регионы СССР, на них торжественно встречали гостей.

Первый автомобиль появился у Никиты Сергеевича еще в то время, когда он был секретарем ЦК КП Украины. Тогда он ездил на 12-цилиндровом Lincoln Zephyr. В зарубежных поездках Хрущев скупал машины либо получал импортные новинки в подарок. Осенью 1959 года он привез из США Cadillac Fleetwood 75. Об автомобиле представительского класса красного цвета, с кондиционером и бархатной обивкой салона советские граждане в то время не могли и мечтать.

У Хрущева иномарки долго не задерживались — он обычно дарил их родственникам и друзьям. Так, Mercedes-Benz 300 SL генсек отдал Ленинградскому НИИ топливной аппаратуры, чтобы они изучили его вдоль и поперек, Rolls-Royce Silver Cloud — презентовал дому-интернату пожилых большевиков. Кабриолет Renault Florida достался его дочери Раде, двухместный Fiat 2300 — сыну Сергею, а двухдверный Chevrolet Bel Air 1955 года выпуска — Брежневу. К слову, эта машина стала первым официальным автомобилем Леонида Ильича. Столь щедрый подарок он получил за поддержку Хрущева на ХХ съезде, а также за «поднятие целинных земель».

Что касается жилья в Москве, то и здесь у Никиты Сергеевича не было проблем. Вначале семья Хрущевых поселилась на Маросейке, чуть позже переехала в четырехкомнатную квартиру в Доме на набережной. Став лидером государства, первое, что он сделал — повысил себе оклад до тысячи рублей в месяц (в то время средняя зарплата по стране составляла сто рублей), второе — расположился в государственном особняке на Ленинских горах. В Кремле семья Хрущевых никогда не жила.

Отпуск Никита Сергеевич с женой и детьми любил проводить в Крыму. В 1956 году на полуострове построили Госдачу №1. Роскошная столовая, вмещавшая около 40 гостей, каминный зал, 14 комнат, зал для банкетов на 15-20 человек — интерьер особняка был отделан красным деревом, двери и окна выполнены из дуба. Через пять лет после завершения строительства госдачи на ее территории появился крытый бассейн с подогревом. До этого семья Хрущева купалась в море. К пляжу даже протянули линию спецсвязи, чтобы генсек мог в любую минуту поговорить по телефону.

После того как Никиту Сергеевича отстранили от власти, он отправился в подмосковное Петрово-Дальнее. На этой даче он фактически жил под домашним арестом. Его охраняли едва ли не больше, чем генерального секретаря. Дачный участок располагался на берегу Истры, неподалеку от ее впадения в Москву-реку. Одноэтажный бревенчатый дом, окруженный красивым садом, был обшит вагонкой и покрашен в зеленый цвет. Комната, в которой жил Хрущев, не превышала 15 квадратных метров. Обставлена она тоже была довольно скромно: кровать, трехстворчатый гардероб и сейф, на стене висела картина, изображавшая Ленина в ссылке.

Константин Дворецкий

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности