Голубоглазый ниндзя

Русский бейсболист вошел в историю японского спорта. Но на родине о нем даже не слышали

Спорт

Уроженец Нижнего Тагила Виктор Старухин — один из самых известных бейсболистов в Японии. Он восемь раз выигрывал чемпионат страны и столько же раз становился лучшим питчером лиги. Установленные им почти сто лет назад рекорды до сих пор не побиты. Старухин введен в национальный Зал славы бейсбола, в его честь даже назван 25-тысячный стадион. Как русский чемпион оказался в Японии и почему его жизнь трагически оборвалась в 40 лет— разбиралась «Лента.ру».

Русский японец

Жизнь Виктора Старухина — сплошное приключение. Родился он в Нижнем Тагиле за год до революции 1917-го. Родители — Константин и Евдокия — были зажиточными крестьянами и оставаться в стране после начала Гражданской войны не захотели. С тремя детьми они отправились в Китай по Транссибирской магистрали.

Поездка стала для них суровым испытанием. В итоге до Харбина — на тот момент одного из центров белой эмиграции — добрались только трое Старухиных. Все дети, кроме Виктора, погибли в дороге.

В то время в Харбине находилось более 100 тысяч белоэмигрантов из Российской империи. Для них работали театры, магазины с вывесками на кириллице, больницы, школы и другие учреждения. Константин Старухин открыл свое дело, но в 1920 году Китай отказался признавать паспорта беженцев из Российской империи, и семье пришлось планировать новый переезд. Вернуться домой им было уже не суждено.

Было решено перебраться в Японию. Для въезда в страну требовалось заплатить 4,5 тысячи иен, и Старухиным пришлось распродать почти все имущество. В 1925-м семья по временным визам отплыла на остров Хоккайдо.

В Японии Старухины поселились в городе Асахикава, и десятилетний Виктор пошел в местную школу. Мальчик быстро выучил японский и приспособился к новой культуре, однако до конца своим так и не стал. Его друг детства Ясаюки Такакува рассказывал, что Старухины были в числе немногих русских в городе. Голубоглазый и светлокожий Виктор выделялся среди сверстников. Кроме того, он был выше и крепче японских мальчиков. Его постоянно дразнили и прозвали «голубоглазым японцем».

Отдушину Виктор нашел в бейсболе — самом популярном виде спорта в стране, завезенном в 1870-х американцами. Старухин стал лучшим питчером («бросающим») в своей школе, но профессионально заниматься спортом не хотел и собирался поступить в университет Васэда.

Заставить передумать Старухина попытался Мацусаро Серики — политик и первый японский медиамагнат, основавший крупнейшую в стране газету «Ёмиури симбун». В 1930-х Мацусаро Серики стоял у истоков первой профессиональной бейсбольной лиги в Японии и основал команду «Гиганты Ёмиури»(Yomiuri Giants), в которую пригласил Старухина. Виктор отказался, объяснив, что учеба для него важнее.

Но поступить в университет ему не удалось. Отца будущего бейсболиста обвинили в убийстве русской эмигрантки. По одной из версий, Старухин-старший завел роман и расправился с возлюбленной, приревновав к сыну. По другой — убитая передавала информацию о белых эмигрантах в СССР, и в ее устранении была замешана советская разведка.

Константину Старухину грозил десятилетний тюремный срок, а его семье — депортация в СССР. Тогда Серики и сделал Виктору предложение: он помогает его отцу, а взамен спортсмен подписывает контракт с «Гигантами Ёмиури». Старухин-младший согласился.

В итоге наказание его отцу сократили до двух лет, а матери разрешили остаться в Японии. К тому же Старухин получил тысячу иен подъемных, зарплату в 120 иен в месяц (примерно 1,5 тысячи долларов) и место в команде.

Звезда под чужим именем

Первая популярность пришла к Виктору после выставочных матчей против сборной США, которые организовал его покровитель Серики. Старухину удалось затмить будущего мужа Мэрилин Монро, суперзвезду американского бейсбола Джо Ди Маджио и принести японцам победу. В трех матчах против русского питчера Ди Маджио удалось нанести лишь один точный удар.

Американцы, впечатленные талантливым русским, предложили ему контракт с одной из команд Главной лиги бейсбола (MLB). Виктор отказался, понимая, что тем самым нарушит договоренность с Серики. По словам другого мигранта, известного в Японии хирурга Евгения Аксенова, на фоне нараставшей неприязни между Японией и США решение Старухина вызвало особое одобрение.

«Имя этого человека навечно вписано в историю японского бейсбола. Даже в наши дни японские мальчишки знают это легендарное имя. Популярность Старухина особенно возросла, когда он отказался от предложения переехать в США. В результате Старухин стал национальным героем», — рассказывал Аксенов.

Оставшись в Японии, Старухин помог «Гигантам Ёмиури» стать главной командой страны. «Гигантов» часто сравнивали с непобедимыми нью-йоркскими «Янкис» — самой титулованной командой MLB. Начиная с 1936-го «Ёмиури» восемь раз подряд выигрывали чемпионат страны, а Виктор столько же раз становился лучшим питчером лиги. В сезоне 1939 года его команда одержала 42 победы, что по сей день является рекордом для Японии. В этом и следующем сезонах Старухин становился самым ценным игроком лиги. Залог успеха заключался в огромном по японским меркам росте (192 сантиметра при весе в 104 килограмма), выносливости и отсутствии местных соперников, призванных в армию для участия в японско-китайской войне, а затем и Второй мировой.

Виктор, не имея японского гражданства, воевать в войсках императора не мог, а с установлением в стране фашистского режима всех иностранцев стали рассматривать как потенциальных шпионов. Перед каждым выездным матчем бейсболист должен был получать от военных разрешение на выезд из Токио. В 1939 году в стране вышел закон, запрещавший заявлять иностранцев в спортивные клубы. Старухин дважды подавал прошение о получении японского гражданства, но его так и не приняли. Играть за свою команду он больше не мог.

Тогда владелец «Гигантов» Серики решил сменить имя главной звезды команды. По документам Старухин стал Хироши Суда. Виктор узнал об этом постфактум и посчитал поступок босса недопустимым, но пошел на компромисс ради продолжения карьеры. Ходили слухи, что под формой он носил футболку с надписью Victor, тайно выражая несогласие.

Но новое имя не помогло голубоглазому японцу. В 1943-м «Гиганты», опасаясь, что бейсбол признают вражеской игрой, окончательно перестали ставить Старухина в состав команды. А еще через год он вместе с женой и трехлетним ребенком попал в лагерь для подозреваемых в шпионаже иностранцев.

Виктор провел там год и подорвал там здоровье, заболев плевритом. В 1945-м война была окончена, а страна оккупирована. Старухин поменял имя на Виктор Старфин и устроился переводчиком в инженерный батальон Армии США (английский язык он выучил в лагере, где его соседями были австралийцы).

Новая работа считалась престижной и приносила Старухину доход, но он мечтал только о возвращении в спорт. Когда объявили о возобновлении бейсбольного чемпионата, Виктор первым делом пришел в старую команду, но бывшей звезде «Гигантов» отказали без объяснения причин.

В 1946-м Старухин нашел для себя новую команду Taiyo, затем присоединился к Daiei Stars и вскоре вернул статус суперзвезды. Русского питчера знал каждый японец. Его дважды признавали лучшим в национальном чемпионате и внесли в Сборную всех звезд 1952 года. Виктор выиграл 303 матча в карьере и стал первым игроком в японском бейсболе, которому удалось достичь этой отметки.

С рюмкой саке на столе

В 1955 году Старухин завершил спортивную карьеру. Он надеялся стать тренером, но ни одна команда не согласилась дать ему такую ​​возможность. Виктор подрабатывал на токийском радио и в кино. Со временем предложений поступало все меньше, и кормить семью пришлось жене.

К тому времени он женился второй раз, на японке. Первая супруга Старухина, тоже русская эмигрантка, во время Второй мировой войны встретила возлюбленного из Российской империи и, оставив бейсболисту сына, уехала в США.

Виктор страдал от депрессии и начал выпивать. В одном из интервью Старухина спросили, что он думает о своих многочисленных бейсбольных достижениях, он на мгновение задумался, а затем ответил: «Мне грустно... и одиноко».

Старухина мучили приступы паранойи. Он спал с бейсбольной битой для защиты от грабителей и установил лестницы на окнах квартиры, опасаясь пожаров. Говорили, что он не входил в общественные здания, не проверив возможные пути эвакуации.

Погиб бейсболист при трагических обстоятельствах: его машина столкнулась с поездом. Ходили слухи, что он управлял автомобилем в нетрезвом виде.

После смерти имя Старухина было увековечено в Зале бейсбольной славы Японии. Он стал первым иностранцем, удостоенным этой чести. Его именем назвали 25-тысячный стадион в Асахикаве, где открыли посвященный ему музей, а у входа установили ему двухметровый памятник.

***

В 2003 году японские журналисты приехали в Нижний Тагил для съемок фильма о бейсболисте. Удивительно, но в родном городе о спортсмене Викторе Старухине никогда не слышали. Японцы все же разыскали его родственников, показали им фотографии маленького Виктора с родителями и рассказали о его удивительной судьбе. Так российские Старухины впервые узнали о знаменитом предке.

Анастасия Борисова

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности