Наталья Галеева у сгоревшего дома

«На нас управу не найдете! Мы отдельное государство!»

Россиянка пожаловалась на чиновников. После этого она потеряла приемных детей, мужа и дом

Россия

Больничную санитарку из Челябинской области Наталью Галееву лишили опеки над племянницами — двумя девочками и их старшей сестрой Лизой, инвалидом с тяжелой формой ДЦП. Это случилось вскоре после того, как женщина победила местные власти в суде, и чиновников обязали выдать Лизе жилье. Но вместо квартиры девушка получила койку в интернате, где ее состояние серьезно ухудшилось. А когда Галеева пожаловалась в СМИ и правозащитникам, ее дом сгорел. В огне погиб муж Натальи. «Лента.ру» разбиралась, что происходит в уральском поселке и что будет дальше с женщиной и ее племянницами.

* * *

В 2015 году Наталья Галеева из челябинского поселка Полетаево оформила опекунство над племянницами — дочками родного брата. Тот попал в тюрьму, а мать девочек не занималась воспитанием и уходом за детьми из-за проблем с алкоголем. Ее лишили родительских прав.

«Лизу она забрала из больницы, а ее сестер — из детдома», — рассказала «Ленте.ру» правозащитница Оксана Труфанова. По ее словам, родная мать до сих пор не интересуется судьбой дочек. По крайней мере, не пытается их вернуть.

Наталья Галеева же к этому моменту вырастила родных дочь и сына. Теперь у них уже растут свои дети, и Галеева на днях в седьмой раз станет бабушкой. Она — женщина совсем небогатая. Работала в сетевом магазине «Лента» в Челябинске, а затем устроилась санитаркой в больницу. Однако бросить в беде родных племянниц она не могла.

«Эти девочки выросли у меня на руках. Я и до этого старалась о них заботиться, в особенности о Лизе. Столько мы по больницам с ней мотались», — рассказала Наталья «Ленте.ру».

В течение трех лет, пока племянницы жили с тетей, у навещавших и проверявших ее сотрудников опеки никаких претензий не возникало. Однако вскоре все изменилось.

По словам Оксаны Труфановой, недостатки и проблемы стали находить сразу после того, как Галеева выиграла судебный спор с администрацией района: весной 2018 года чиновников обязали выдать старшей из сестер, больной ДЦП Лизе, положенную как сироте жилплощадь.

В апелляции администрация добилась отсрочки исполнения этого решения, но в итоге никому ничего выдавать не пришлось. Выявленных недостатков чиновникам хватило, чтобы лишить Галееву опекунства над Лизой и ее несовершеннолетними сестрами. Младших отправили в детский дом, а Лизу — в психоневрологический интернат.

За 2019 год Наталья обошла все возможные инстанции с требованием вернуть ей племянниц, но ничего не добилась.

«Если бы я за Лизой не ухаживала, то она бы не дожила до 20 лет, — говорит Галеева. — К уполномоченному по правам ребенка обращалась четыре раза, в суд тоже, а теперь вот, говорят, что я не обращалась. Но ведь документы-то остались».

Только в январе этого года, когда Труфанова опубликовала в сети фото доведенной до истощения в интернате Лизы, к истории подключился депутат Госдумы Сергей Шаргунов, чей пост в Facebook вызвал широкий общественный резонанс: Лиза на опубликованных фотографиях была истощена, ее состояние описывали словами «как в концлагере».

Теперь уже глава Министерства соцотношений региона Ирина Буторина подтвердила каналу «Первый областной», что девушка действительно истощена, но в целом ее состояние удовлетворительное.

«Лиза находится в центре чуть больше года. Туда она поступила уже с дефицитом массы, — сказала чиновница. — Пока она находится там, ей проводятся медицинские обследования, социальные реабилитационные услуги предоставлялись. Состояние у нее, насколько возможно при ее диагнозе, удовлетворительное».

По словам Буториной, 11 января в интернат придет комиссия, в которую войдут как медицинские работники, так и представители общественности.

«Молчи, чтобы не забрали»

Галеева утверждает, что никаких оснований отбирать у нее приемных детей не было, однако именно этим чиновники угрожают всякий раз тем, кто пытается добиться от них того, что положено по закону.

«Пугают, в открытую говорят: "Вы на нас управу не найдете! Мы — отдельное государство!" — говорит Наталья. — Не буду называть фамилию, но одной знакомой, пытавшейся получить положенную выплату, в администрации сказали: "У тебя внук под опекой, так? Молчи, чтобы не забрали"».

При этом она утверждает, что вся история с квартирой для Лизы началась, как ни странно, именно с подачи сотрудников опеки.

«Когда ей исполнилось 17 лет, они мне сказали: "Вы чего молчите? Почему не подали документы на получение жилья? Давайте, шевелитесь!" Ну, я и подготовила, а потом больше года ждала ответа: пришло письмо из Москвы, что Лизу поставили на очередь. В администрации это письмо отксерили, так как им не пришло», — рассказывает женщина.

Затем, когда прошел положенный срок, именно в опеке для Галеевой подготовили документы, которые она отнесла в прокуратуру, а уже сотрудники надзорного органа обратились в суд, чтобы восстановить права Лизы на жилье.

Теперь младшие племянницы Лида и Таня (имена изменены — прим. «Ленты.ру») уже год живут в приемной семье. Одной из них 15 лет, а другой — 12.

«Их заставляют называть приемных родителей мамой и папой. Им запрещают общаться со мной. Теперь меня выставляют во всем виноватой, — жалуется Галеева. — Они, мол, вывезли их на курорт, а я не могла. Но ведь им выплатили подъемные — 300 тысяч рублей. Я бы за эти деньги их тоже вывезла».

Платят приемным родителям, по ее словам, тоже в разы больше, чем полагавшиеся Наталье семь тысяч рублей в месяц на ребенка.

Первое время, как говорит собеседница «Ленты.ру», девочки просились обратно к своей тете, но потом им объяснили, что если не замолчат, то попадут в детдом. Затем их и вовсе стали настраивать против родственницы, считает Наталья.

«Теперь Таня говорит, что я ее якобы закрывала в подпол, когда наказывала, но такого не было. Один раз там ее Лида закрыла: конфликт у них был между сестрами», — говорит Галеева.

Претензии органов опеки, по ее словам, были также связаны с тем, что сестры помогали ухаживать за Лизой, хотя не должны были. «Когда жили с родителями, они также заботились о ней, разве это не естественно? Девочки же в одной семье растут и помогают друг другу, чем могут», — удивляется Наталья.

«Вчера меня показали по телевизору, а сегодня дом сгорел»

К образу жизни Галеевой у чиновников до суда за квартиру претензий не было. Как она живет сейчас, и в каких условиях будут содержаться ее племянницы, если ей их вернут, женщина хотела лично показать журналистам в пятницу, 10 января.

Но именно в ночь перед этим дом Галеевой и ее супруга сгорел. Мужчина погиб в огне. Сама Наталья была на суточной смене в больнице.

«Вчера меня показали по телевизору, а сегодня дом сгорел. А ведь мы именно на сегодня договорились, что приедут телевизионщики и уполномоченный. И что получилось?» — говорит Галеева.

Последний разговор с мужем у нее состоялся около полуночи. «Он шутил, смеялся. Никаких подозрений не было, что что-то дурное произойдет, — продолжает собеседница "Ленты.ру". — Сосед видел, что уже в полпервого ночи в доме было темно, а во дворе все тихо и мирно».

Сигнал о пожаре в селе Полетаево поступил на пульт МЧС в половине третьего ночи. Полыхало так сильно, что соседи долго не могли подобраться к дому, чтобы помочь выбраться мужу Галеевой. Они заметили, что он стучался в окно изнутри. Затем кто-то из них разбил стекло, чтобы попытаться проникнуть в дом, но оттуда сразу повалил дым и огонь. Вероятно, мужчина отравился угарным газом.

Оказавшись на пепелище, Труфанова и Галеева стали опрашивать о произошедшем соседей, снимая их на видео. Правозащитница утверждает, что это видео опровергает озвученную с утра пожарными версию о неосторожном обращении с огнем кем-то, кто находился внутри дома.

«Сначала загорелись баня с курятником, а потом огонь перекинулся на дом, из-за чего муж Натальи оказался заблокирован», — говорит Труфанова.

Второй версией пожарных стала неисправность обогревателя, стоявшего в курятнике. «Но ведь он был выключен и просто там хранился, — продолжает она. — Да и все знают, что куры зиму спокойно переносят, без всяких обогревателей».

«Похоже на криворукую попытку запугать»

Рассматривается ли вообще вариант преднамеренного поджога — неизвестно. В региональном управлении Следственного комитета «Ленте.ру» сообщили, что этим занимается полиция.

В настоящее время предметом для проверки со стороны следственных органов стала только информация о ненадлежащем уходе за Лизой в том учреждении, куда ее увезли из дома Галеевой. В региональном Министерстве социальных отношений уже сообщили, что там выявили некоторые «дефекты».

Тем не менее глава ведомства Ирина Буторина сообщила «Znak.com», что о возвращении Лизы к тете речи быть не может.

Депутат Сергей Шаргунов написал запрос в Генпрокуратуру с требованием разобраться в ситуации. «Как только появилась новость о пожаре, местные чиновники сразу же заявили, что поджога не было, и детей возвращать они не станут», — сказал он «Ленте.ру». В данном случае, по словам депутата, необходимо провести всестороннее расследование, так как пожар похож на чью-то «криворукую попытку» запугать Наталью Галееву и тех, кто ей помогает.

Вечером после пожара у «Интерфакса» появились и другие подробности скандала. По словам «информированного источника» агентства, сотрудники опеки решили забрать у Галеевой девочек в 2018 году после того, как та стала проживать в доме сожителя, где часто собирались пьяные мужские компании. «Сотрудники опеки просто испугались, что с девочками может случиться что-то нехорошее. Сами дети потом рассказывали, что не могли спать по ночам, боялись», — сказал источник.

По поводу пожара этот же источник заявил, что «мужчина был в это время один и не сумел спастись. А ведь в доме могли быть дети».

При этом «Ленте.ру» известно, что супруг Натальи погиб ровно через день после того, как ее сын забрал из дома гостивших у нее внуков.

По словам Оксаны Труфановой, сгоревший дом принадлежал матери Натальи, и после ее смерти Галеева еще не успела до конца оформить наследство. Теперь же ее подзащитная перебралась к детям. «Наталья еще не понимает, что произошло. Ведь она лишилась всего, кроме того, в чем и с чем она уехала на смену в больницу», — отметила правозащитница.

В 2019 году в Челябинской области в очереди на получение жилья, по данным сайта «Первый областной», находилось 5659 детей, оставшихся без попечения родителей, а отдать под заселение ими планировалось только 802 квартиры. На это выделили 751 миллион рублей. Однако к 24 декабря фактически успели приобрести только 712 квартир на сумму 588 миллионов.

При этом, по словам Оксаны Труфановой, в 2019 году сразу несколько чиновников из разных муниципалитетов были осуждены по делам о махинациях с жильем для такой категории граждан.

***

Как рассказывает омбудсмен, младшие сестры Лизы однозначно высказались за то, чтобы остаться в нынешней приемной семье, однако Галеева сейчас больше думает о том, как спасти Лизу, которой теперь грозит провести в интернате всю оставшуюся жизнь.

«Лента.ру» уже опубликовала не одну статью о проблеме содержания людей с инвалидностью в подобных закрытых учреждениях, где их порой нарочно доводят до растительного состояния, чтобы они не доставляли проблем. Претензии экспертов, врачей, общественных организаций и СМИ привели к тому, что к решению этой проблемы подключились в правительстве страны. Однако в настоящее время одинокие или лишенные опекунов взрослые люди со сложными заболеваниями фактически не имеют шансов жить на свободе. Когда скандал уляжется, о нем забудут депутаты и журналисты, такая судьба, вероятно, ждет и Лизу.

Сергей Лютых

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности