Что мы там не видели

Неизвестные сериалы года: десять причин не выходить из дома на праздники

Кадр: сериал «А теперь — апокалипсис»

Третий сезон «Очень странных дел», продолжение «Рассказа служанки», заключительная часть «Игры престолов» — поклонникам уже зарекомендовавших себя телесериалов в 2019 году было чем занять свободное время. Но как быть с новыми шоу, выход которых не сопровождался взрывами информационных бомб, утечками сценариев и фанатскими теориями? «Лента.ру» представляет подборку из десяти лучших сериалов 2019 года — тех, о которых вы, возможно, не слышали, но которые обязательно стоит посмотреть.

«Торт» / Cake

Поначалу «Торт» напоминает дешевые шоу с комедийными скетчами, которые можно было встретить ночью на MTV и 2x2, только этот проект сделан на неожиданно высоком для этого формата уровне. Среди его конкурентов, вышедших за последнее время, можно отметить весенний альманах «Любовь, смерть и роботы» и мультсериал «Дрожащая правда» конца 2018 года. В первом упор делался на CGI-графику при весьма незатейливых сюжетах, представлявших собой переработку культовых фильмов, анимационных лент и видеоигр. В «Дрожащей правде» куда больше мрачного абсурда, но при этом весь мультсериал выдержан в одном «кукольном» стиле. «Торт» же не ограничивает себя ни по внешнему виду, ни по продолжительности отрывков. Наташа Лионн откусывает голову голубю, молодая американка впадает в музыкальную истерику на очень плохой пятничной тусовке, дед решается отключить автокоррект на телефоне, две гидры сплетничают о знакомом — и это только половина первого эпизода! Отрывки разбиты вставками из композиций SOPHIE и Джарины де Марко, в проекте приняли участие известные мультипликаторы и целые театральные группы. Постоянные гости «Торта» — клипы Quarter Life Poetry Саманты Джейн и мини-сериал «О, Джером, нет» Тэдди Блэнкса и Алекса Карповского, они встречаются в каждом эпизоде вперемешку с разнообразными скетчами и анимационными работами. Все это представляют зрителям в виде 30-минутных серий с адской, непредсказуемой динамикой.

«Когда они нас увидят» / When They See Us

Сериал Авы ДюВерней («Сельма», «Излом времени») посвящен реальной истории, произошедшей в 1989 году, когда пять темнокожих жителей Нью-Йорка — четверо из них были несовершеннолетними — задержали и осудили за избиение и изнасилование 28-летней женщины в Центральном парке Манхэттена. Их приговорили к разным срокам лишения свободы — от 5 до 13 лет. Два десятилетия спустя выяснилось, что ни один из них не был причастен к нападению. «Когда они нас увидят» — подробный рассказ о том, как малолетние темнокожие американцы попадают в расистские жернова сначала силовых структур, которые отказываются даже предположить, что они невиновны, а затем и жесткой судебной системы, после — тюрьмы, отсидка в которой остается клеймом на всю жизнь. При всем драматизме и нагнетании атмосферы сериал не превращается в пафосного обличителя расизма и привилегий белых — все-таки речь идет о реальной истории.

«Половое воспитание» / Sex Education

Один из самых смешных сериалов года — британское «Половое воспитание» — берет за основу избитые образы из культовых подростковых комедий и мелодрам. Сначала вообще кажется, что ключевых героев напрямую взяли из «Клуба "Завтрак"» — тут есть и неудачник-ботаник, и школьный задира, и школьная принцесса, и необщительная одиночка. Но современным детям на поверку оказывается слишком тесно в устаревших рамках. Главный герой Отис (Эйса Баттерфилд) — стеснительный девственник, который, однако, прекрасно осведомлен о сексе и всем, что его окружает, поскольку его не в меру заботливая и крайне раскрепощенная мать-сексолог (Джиллиан Андерсон) не стесняется обсуждать с сыном любые проблемы, связанные с половым воспитанием. Отис объединяется со школьницей-одиночкой Мэйв (Эмма Макки) и устраивает платные сеансы серотерапевтических консультаций для сверстников. По мере развития сюжета наряду с бесконечным потоком шуток зрителей также осыпают кучей весьма полезных (хоть и, казалось бы, лежащих на поверхности) советов в плане секса и отношений — таких, которые и вправду неплохо было бы давать в школах, да кто ж позволит.

«Жизни матрешки» / Russian Doll

Мини-сериал в качестве затравки использует клише о временной петле, наиболее известное зрителям благодаря фильмам «День сурка» и «Счастливого дня смерти». Однако в «Жизнях матрешки», где главная героиня постоянно умирает в результате несчастных случаев, чтобы вновь и вновь оказаться в туалете на богемной вечеринке в честь собственного дня рождения, такой формат удалось использовать для раскрытия абсолютно неожиданной истории — о том, что можно всю жизнь прожить, так и не познакомившись с самим собой как следует. То, что Надя Вулвокова (Наташа Лионн) не успела узнать о себе за 36 лет жизни, ей предстоит познать за один бесконечный день. Создательницы сериала — Лионн, Лесли Хэдланд и Джеми Бэбби — наполнили каждый эпизод таким количеством незаметных на первый взгляд деталей, что «Жизни матрешки» можно посмотреть не один раз.

«Как стать Богом в Центральной Флориде» / On Becoming a God in Central Florida

Кирстен Данст играет малообеспеченную, но амбициозную Кристал Гилл, муж которой погиб, оставив ее с ребенком на руках и невысокой позицией в МЛМ-компании. Фирма по продаже бесполезных косметических веществ и продуктов обещает сказочные богатства всем участникам, а на деле вытягивает из них деньги. У Кристал хоть и нет заблуждений по поводу бесперспективности этой работы, но и выбор у нее тоже небольшой — налоги все-таки платить надо, и потому она берется за работу скончавшегося супруга. «Как стать Богом в Центральной Флориде» по винтикам разбирает американскую мечту, предлагая посмотреть на нее с другой стороны — той, где дух свободного рынка разлагается на американских задворках, жителям которых не так-то просто выкарабкаться из дыры бедности, «просто поверив в себя и приложив усилия». При этом сериал не заставляет скатиться в уныние, и не столько из-за комедийной составляющей, сколько из-за энергичности главной героини в исполнении Данст.

«Хранители» / Watchmen

Серия комиксов «Хранители» Алана Мура, вышедшая в 1980-х, стала революционной в плане отказа от глорификации супергероев. Да и супергероев в общепринятом тогда смысле в них почти не было — Хранители не обладали сверхспособностями, были подвержены порокам, впутывались в дрязги между государствами. Полноценную экранизацию комиксов в 2009 году выпустил Зак Снайдер, однако фильм, недооцененный критиками, провалился в прокате. К выходу сериала от телеканала HBO публика уже наблюдала целый поток сериалов, где супергерои представали сломанными, совсем не положительными персонажами: «Академия “Амбрелла”», «Роковой патруль», «Пацаны», «Каратель» — однако новые «Хранители» пошли другим путем. Вместо того чтобы вновь обыгрывать события холодной войны и фильма Снайдера, шоураннер Дэймон Линделоф решил перенести время действия на 20 лет вперед, в США, раздираемые расово-политическими конфликтами (если не полноценной подпольной войной) — и в результате сериал неплохо срезонировал с новостными заголовками реальных американских СМИ.

«Эйфория» / Euphoria

Адаптация одноименного израильского сериала 2012-го и один из самых провокационных молодежных сериалов года, «Эйфория» рассказывает историю дружбы 17-летней Ру (Зендая) с трансдевушкой-одноклассницей Джулс (Хантер Шафер). Хоть после премьеры критики и принялись спорить, предназначены ли шокирующие элементы шоу (изнасилование и жесткий секс, вебкам-моделинг и дикпики, дизайнерские наркотики и ревендж-порн) для того, чтобы напугать родительскую аудиторию страшилками о том, «что вытворяют эти подростки», или чтобы завладеть вниманием молодых зрителей, главная ценность «Эйфории» все же заключается в истории странных, полуромантических отношений главных героинь. Дружба-любовь Ру и Джулс здесь передана настолько реалистично и жизненно, что можно подумать, будто шоураннер Сэм Левинсон просто поставил камеру в спальню двух несовершеннолетних школьниц, хотя, если подумать еще раз, аналогия получается куда более жуткой, нежели все вышеперечисленные шокирующие элементы «Эйфории».

«Чернобыль» / Chernobyl

Из всей подборки «Чернобыль», скорее всего, наиболее известен российской публике. Сериал сразу подкупил отечественных зрителей внимательностью к мелочам: от пледа с оленями до песни «Черный ворон, что ж ты вьешься…» и объявлений об эвакуации на русском языке. Роли советских ученых и чиновников тут исполняют голливудские звезды Джаред Харрис, Стеллан Скарсгард и Пол Риттер. Сериал раскрывает всю историю катастрофы на Чернобыльской АЭС, завершая повествование судебным процессом над людьми, признанными виновными в аварии. При этом «Чернобыль» незаметно подталкивает читателя к мысли о настоящем виновнике трагедии — тоталитарном государстве, чьи установки о перевыполнении плана, строжайшей секретности и международном имидже оказываются важнее спасения маленьких людей, которые готовы жертвовать собой ради общего блага.

«Дрянь» / Fleabag

«Это шоу — о сексе. Секс — это власть», — заявляют с экрана в первом сезоне «Дряни». Во второй части этот постулат несколько деформируется: да, секс — это власть, которая позволяет ненадолго спрятаться от реальности, но ни счастья в долгой перспективе, ни решения проблем она не приносит. Сериал вращается вокруг собственно Дряни — таково прозвище главной героини в исполнении Фиби Уоллер-Бридж, которая мечется между устроением личной жизни, поддержанием отношений с токсичными родственниками и ведением бизнеса (на нее после смерти подруги свалилось управление кафе, которое они открыли вместе). Дрянь не раскрывает свой внутренний мир окружающим, делая это, ломая «четвертую стену» — прием, который во втором сезоне тоже будет сломан.

«А теперь — апокалипсис» / Now Apocalypse

Грегг Араки, режиссер культовых фильмов 1990-х и 2000-х «Загадочная кожа», «Поколение игры Doom» и «Полный П», перенес образы своих маргинализированных и странноватых персонажей в 2019 год — и те вписались в современные реалии на удивление органично. Прокуривший мозги гей Улисс, его лучший друг плейбой Форд, желающий стать голливудским сценаристом, и вебкам-модель Карли, жаждущая актерской славы, живут в Лос-Анджелесе, жалуются друг другу на проблемы в отношениях, исследуют свою сексуальность и заходят за рамки дозволенного, пока на улицах города медленно, но неотвратимо наступает апокалипсис в виде инопланетных рептилоидов с повышенным либидо. Если вашу боль от разбитого сердца хоть раз пытались успокоить фразой «это же не конец света», то Араки своим сериалом заявляет: «Нет, это конец. Огромный и чешуйчатый».

Илья Кролевский

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности