Вводная картника

Смена фарватера

Готова ли российская судоходная отрасль к новым требованиям MARPOL-2020?

Экономика

Фото: ПАО «Газпром нефть»

С 1 января 2020 года вступают в силу революционные для судовой отрасли ограничения по использованию высокосернистого топлива: согласно конвенции MARPOL, судам будет запрещено использовать топливо с содержанием серы более 0,5 процента. Если учесть, что в так называемой зоне контроля выбросов (Emissions Control Areas, ECA) еще с 2015 года действуют более серьезные ограничения — не более 0,1 процента содержания серы, то грядущие изменения коренным образом изменят судоходную и топливную отрасли страны. Некоторые нефтяные компании заблаговременно подготовились к новым требованиям и уже поставляют на российский рынок экологичные судовые топлива. Другие участники рынка находятся на разных этапах переходного периода. Какими могут быть последствия перехода на новые стандарты для России — в материале «Ленты.ру».

Два пути

Следует прежде всего учесть, что требования Международной морской организации (IMO) по ограничению использования высокосернистого топлива, вступающие в силу в январе 2020 года, касаются не вида топлива, а выбросов серы. «У судовладельцев есть два пути: использовать малосернистое топливо или установить на судно скруббер и использовать мазут с высокой серой», — говорит гендиректор «Газпромнефть Марин Бункер» Алексей Медведев.

По словам Алексея Медведева, какая-то часть мазута с высоким содержанием серы будет по-прежнему использоваться судовладельцами. Также сохранится давно существующий канал экспорта мазута в страны Западной Европы, где есть НПЗ, у которых большие мощности вторичных процессов переработки настроены на российский мазут.

Многие судовладельцы прибегают к использованию низкосернистых дистиллятов — таких как газойль (MGO, marinec gas oil) и судовое топливо с ультранизким содержанием серы, в производстве которых используются как легкие, так и тяжелые компоненты (ULSFO, ultra-low sulfur fuel oil), а также сжиженный природный газ (СПГ).

Ситуация в России

По словам заместителя генерального директора Института национальной энергетики Александра Фролова, российский рынок судовой бункеровки — это примерно 11 миллионов тонн топлива. Значительную долю этого рынка до настоящего времени занимает мазут с достаточно высоким содержанием серы. Это топливо не соответствует требованиям конвенции MARPOL, которые вводятся в 2020 году.

Последний год активно обсуждался вопрос о возможности российской нефтепереработки обеспечить отечественный рынок судовым топливом нового экологического стандарта. Отечественные компании, работающие на северо-западном направлении, уже реализуют топливо более высокого качества. Дело в том, что на Балтийском море с 2015 года действует еще более серьезное ограничение по содержанию серы — не более 0,1 процента. Но вопрос в количестве: способны ли российские НПЗ увеличить производство малосернистого судового топлива в пять раз от нынешних объемов?

«Ситуация неоднозначная. Некоторые компании благодаря высоким темпам модернизации производства с этой задачей справятся. К их числу относятся "Газпром нефть" и "Лукойл", — утверждает Александр Фролов. — У других крупных игроков могут возникнуть проблемы, которые приведут к сокращению их доли рынка бункеровки. И реализация дизельного топлива вместо мазута их вряд ли спасет. Ведь малосернистое топливо должно быть конкурентоспособным по цене. С другой стороны, модернизация российских заводов — непрерывный процесс, одним из следствий которого является снижение, а затем и фактическое исчезновение мазута из продуктовых линеек. Поэтому отстающие компании еще имеют шанс впоследствии наверстать упущенное в 2020 году. Кроме того, высокосернистое топливо могут закупать суда, оборудованные специальными очистными устройствами, так называемыми скрубберами».

Но вариант с установкой скрубберов несет довольно серьезные риски и требует от судовладельца значительных инвестиций, ведь стоимость скруббера доходит до 5 миллионов евро, его установка может негативно повлиять на устойчивость судна, а также наверняка снизит полезный объем его грузоподъемности.

Новое топливо

По словам главы дирекции нефтепереработки «Газпром нефти» Михаила Антонова, в компании были заранее запланированы инвестиции в глубину переработки, что в том числе позволило «Газпром нефти» наращивать выпуск средних дистиллятов — основы для производства бункерного топлива нового поколения.

«В дальнейшем мы почти полностью откажемся от мазута. На Омском НПЗ мы перестанем производить мазут к 2021-2022 годам, когда будет введена новая установка замедленного коксования, на Московском — к 2024 году. Сейчас в тестовом режиме мы производим топливо с серой 0,5 процента и уже несколько лет на Омском НПЗ выпускаем судовое топливо с серой 0,1 процента, — говорит Михаил Антонов. — В течение следующего года начнем выпуск топлива с серой менее 0,5 процента, основой для которого будут гидроочищенные газойли».

Новое топливо полностью соответствует требованиям международной конвенции MARPOL-2020. Благодаря развитой терминальной инфраструктуре бункерного бизнеса и технологической модернизации нефтеперерабатывающих заводов «Газпром нефть» обеспечит растущий спрос на экологичные виды судового топлива на российском рынке.

Рецептура гибридного топлива ТСУ-80 вид М (RMG-80) разработана специалистами «Газпром нефти». В качестве компонентов используются ультранизкосернистые и темные нефтепродукты, которые при смешении позволяют получить продукт с низким содержанием серы, соответствующий международным экологическим нормативам. По итогам проведенных испытаний топливо получило сертификаты соответствия требованиям Евразийского экономического союза.

На сегодняшний день «Газпром нефть» осуществляет поставки нового судового топлива в порты Северо-Западного региона — Санкт-Петербург, Приморск, Усть-Луга, Мурманск и Архангельск, а также в порты Новороссийска.

«С вводом в действие новых требований Международной морской организации произойдет диверсификация продуктового портфеля поставщиков бункерного топлива. При этом судовое топливо с содержанием серы не более 0,5 процента станет основным в структуре реализации с долей не менее 40 процентов. Качественные продукты, соответствующие новым требованиям, собственная инфраструктура и отраслевая экспертиза позволяют «Газпром нефти» обеспечить спрос на экологичные и высокоэффективные судовые топлива», — отметил генеральный директор «Газпромнефть Марин Бункер» Алексей Медведев.

В 2020 году благодаря масштабной модернизации Московского и Омского НПЗ будет обеспечено производство низкосернистого судового топлива (0,5 процента). Планируется, что в 2020 году объем поставок экологичного судового топлива «Газпром нефти» на российский внутренний рынок может превысить 1,5 миллиона тонн.

«Балтийский бассейн — а точнее, северо-западное направление морских перевозок — является самых интенсивным по показателю грузопотока для России. Это направление с точки зрения бункеровки судов высококонкурентно, так как на Балтике работают не только крупнейшие российские компании, но и зарубежные предприятия. Если бы отечественные игроки не разработали топливо, соответствующее стандартам ECA к 2015 году, сегодня российский сектор бункеровки существенно уменьшился бы, так как большинство зарубежных потребителей перешли бы к более расторопным заправщикам в иностранных портах, — говорит Александр Фролов. — Сегодня наиболее подготовленными к новым требованиям MARPOL российскими предприятиями являются "Газпром нефть" и "Лукойл". Эти российские компании предлагают топливо с содержанием серы менее 0,5 процента».

СПГ

В среднесрочной перспективе альтернативой традиционному судовому топливу станет сжиженный природный газ, уверен Александр Фролов. «Это общемировая тенденция: уже сейчас на СПГ переходят не только западные компании, но и азиатские фирмы. А крупнейшие верфи выпускают работающие на СПГ морские суда. Учитывая эти изменения на рынке, "Газпром нефть" в настоящее время реализует проект строительства СПГ-бункеровщика. Это верный шаг, так как с вводом новых требований по содержанию серы в топливе спрос на сжиженный природный газ будет расти», — подчеркнул эксперт.

«СПГ-бункеровка — формирующийся рынок. Мы внимательно следим за этим направлением и видим за этим рынком будущее. Планируем его развивать и за счет этого диверсифицировать бункеровку. В 2021 году мы планируем начать эксплуатацию в Балтийском регионе первого на российском рынке СПГ-бункеровщика», — объясняет Алексей Медведев.

Для России сжиженный природный газ — очень перспективное судовое топливо, считает заместитель начальника управления «Газпрома» по газификации и использованию газа Евгений Пронин: «Совершенно ясно, что его внедрение будет проходить в условиях жесточайшей конкуренции. Однако сомневаться в том, что СПГ найдет дорогу на суда, нет оснований — хотя бы уже только потому, что этот вопрос попал в поле зрения федеральных органов исполнительной власти и включен в проект государственной программы газомоторизации транспорта».

Природный газ как моторное топливо имеет достаточно высокие экологические характеристики по сравнению с большинством традиционных жидких видов топлива, уступая, наверное, только топливу ближайшего будущего — водороду, убежден руководитель направления «Газ и Арктика» энергоцентра «Сколково» Роман Самсонов. При этом Россия обладает крупнейшими из разведанных запасов природного газа в мире. Географически большинство этих запасов расположено в арктической зоне — в частности, на Ямале, и при создании там крупнейших производств сжиженного природного газа можно наладить доставку СПГ в большинство крупнейших мировых центров потребления и обеспечить фактически местным топливом большую часть судов, работающих в зоне СМП.

«По Баренцево-Евроарктическому транспортному коридору может транспортироваться от 15 до 30 миллионов тонн в год, по Азиатско-Тихоокеанскому коридору — от 15 до 50 миллионов тонн в год, и по самому СМП (Северному морскому пути) как коридору — от 15 до 50 миллионов тонн в год. Это колоссальный объем и перспективы. Правда, для этого необходимо развитие инфраструктуры бункеровки и перегрузки», — подчеркнул Роман Самсонов.

Пионером перехода на газомоторное топливо считается «Совкомфлот», специализирующийся на перевозке углеводородов, в том числе по Северному морскому пути. Сегодня в составе этого флота есть несколько новейших танкеров, работающих на голубом топливе. В ходе эксплуатации судов специалисты «Совкомфлота» выявили, что двигатели на СПГ работают на 20 процентов эффективнее, чем при использовании жидкого судового топлива.

Перспективы

Михаил Антонов, описывая перспективы, которые повлекут изменения, связанные с выполнением требований MARPOL-2020, полагает, что наступит некий момент истины — и произойдет увеличение разрыва между теми, кто инвестировал в углубление переработки, и теми, кто не инвестировал и выпускает много мазута в условиях падения цен на него; теми, кто развивал премиальные каналы сбыта и инфраструктуру, и теми, кто этого не делал. «Первые получат конкурентное преимущество в виде дополнительного канала реализации средних дистиллятов, вторые — ухудшение финансовых показателей своей нефтепереработки», — рассудил Михаил Антонов.

Что же произойдет с реализацией уже произведенного мазута, объемы которые довольно велики? Большинство экспертов сходятся в том, что такие страны, как Саудовская Аравия и Бангладеш, увеличат закупки мазута для своей энергетики, на нужды опреснения, уверен Алексей Медведев. «Часть объемов пойдет на суда со скрубберами. По экспертным оценкам, в начале 2020 года скрубберы будут установлены или заказаны примерно на 3,5 тысячи судов. Есть ожидания, что к 2025 году со скрубберами будет ходить примерно 15 процентов мирового флота», — подчеркнул Алексей Медведев.

Некоторые игроки рассматривают стратегию закупки мазута с серой 3,5 процентов (с учетом его низкой стоимости) и его хранения (в зависимости от структуры рынка) в надежде на то, что в будущем цена на это топливо вырастет за счет увеличения числа судов со скрубберами, считает Алексей Медведев. «Если сейчас взять весь флот, то примерно 17 процентов судов ходят на средних дистиллятах, 5-6 процентов — на топливе с серой 0,1 процента, 5-6 процентов — на топливе с серой 0,5 процента, а остальное — это суда на мазуте 3,5 процента», — разъяснил топ-менеджер.

Как это может измениться в 2020 году? По мнению Алексея Медведева, один из вариантов — то, что на средних дистиллятах будет ходить около 30 процентов судов, еще 10-15 процентов по-прежнему будут ходить на сернистом мазуте, причем эта доля имеет тенденцию к росту за счет ввода скрубберов, и 40-45 процентов перейдут на топливо с содержанием серы 0,5 процента.

Григорий Шугаев

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности