Вводная картника

Со дна

Основательница «Даблби» обманывала партнеров на сотни миллионов. Теперь ее ждут в суде

Экономика

Фото: Александр Миридонов / «Коммерсантъ»

В России все чаще призывают людей заниматься бизнесом. Но тем, кто решается открыть собственное предприятие, приходится сталкиваться с массой трудностей. Помимо бесконечных бюрократических процедур это могут быть еще и недобросовестные партнеры. «Лента.ру» уже рассказывала о скандале в сети кофеен «Даблби», глава которой Анна Цфасман наживалась на доверчивости бизнесменов, приобретавших у нее франшизу, чтобы открыть собственное заведение под раскрученным брендом. История получила развитие: с жалобой на нечестную предпринимательницу в полицию обратились ее бывшие партнеры, в свое время обеспечивавшие финансирование ее бизнеса. Теперь они хотят восстановить подмоченную репутацию и поквитаться с бывшим партнером. Кофейная вендетта — в материале «Ленты.ру».

Мимо кассы

После увольнения Анны Цфасман в августе должность гендиректора компании «СДС-ББ» (ключевая структура в группе «Даблби») занял Сергей Дашков — один из сооснователей сети, семь лет назад вложивший в проект свои средства. «Анна пришла вместе с [партнерами и будущими топ-менеджерами] Ольгой Бабковой и Ольгой Мелик-Каракозовой. Они пришли к Глебу Смирнову, а он познакомил их со мной. Три девушки хотели делать хороший кофе, утверждали, что их никто не понимает», — говорит Дашков. К тому времени он уже имел доли более чем в 30 портфельных компаниях, а потому к выбору объекта для очередного вложения подошел не слишком внимательно, поверив в энтузиазм новых знакомых. Последним в итоге досталось 25 процентов в новом предприятии на троих, Дашкову с его давним напарником Глебом Смирновым — 75 процентов, в соответствии с размером инвестиций.

Львиная доля операционных расходов, по словам нового управляющего, тоже легла на него: «У меня не было задачи становиться управляющим кофейни, поэтому я передал управление Анне, которая утверждала, что отработает своими героическими усилиями». Спустя два года компания, уже имея несколько точек в Москве и регионах, решила продавать франшизы — Цфасман была уверена, что начинающие рестораторы захотят открывать кофейни под брендом «Даблби», и угадала. Однако вскоре многие из них начали сталкиваться с проблемами: непродуманный бизнес-план, отсутствие поддержки и помощи со стороны франчайзера (собственно «Даблби»).

В отдельных случаях ситуация усугублялась юридическими сложностями: например, точки работали без лицензии или права на товарный знак в конкретной стране. При этом формально предъявить претензии франчайзи не могли, поскольку зачастую не заключали письменных договоров с компанией и лично Цфасман, понадеявшись на честное слово. Как следствие, многие платежи (паушальные взносы при покупке франшизы и регулярные отчисления-роялти) производились наличными. Этим грешили как новички, так и опытные предприниматели, теперь винящие во всем молодую даму и ее природный дар убеждения.

Дашков признает, что не уделял проекту, в который вложил деньги и имя, должного внимания: «Контроль был малек ослаблен, и вот вследствие этого имели место странные бездумные действия госпожи Цфасман». Одним из таких последствий управления уже бывшего партнера он называет задолженность, образовавшуюся у «Даблби» непосредственно перед ней. «Часть [денежных] потоков девушки радостно клали себе в карман, а часть заносили в компанию под видом займов от себя любимых. Я увидел, что у компании есть какие-то долги перед ними. Мало того, что процедура корпоративная нарушена — как ты можешь заносить в компанию деньги, не получив одобрения акционеров, да еще и искусственно занижать выручку и создавать обязательства перед собой же», — объясняет совладелец сети. Цфасман, по его словам, объясняла свои действия тем, что компания остро нуждалась в финансировании.

Вопросы вызывала и попытка международной экспансии компании — «необоснованная, необеспеченная и неподготовленная». «Это было глупо, это было авантюрно, это было неправильно — и с точки зрения бизнес-логики, и с точки зрения здравого смысла», — говорит нынешний руководитель. «СДС-ББ» попросту не имела права открывать точки за рубежом, поскольку торговая марка «Даблби» принадлежала другой структуре группы — «СДС ЭКОМ».

Дорога в казенный дом

Когда махинации вскрылись, между акционерами возник конфликт. Разрешить его полюбовно не удалось, и тогда Дашков написал заявление в полицию. Теперь он готов разговаривать с бывшим партнером «только на очных ставках и заседаниях суда». При этом Дашков утверждает, что изначально готов был разойтись с Цфасман мирно, даже без возмещения понесенных по ее вине убытков (по данным Федеральной налоговой службы, суммарно на пять компаний группы в 2018 году они составили около 30 миллионов рублей) — при условии, что она урегулирует все юридические вопросы и избавит группу от искусственных долгов. «Мы же люди не кровожадные. Это предпринимательские риски, что уж тут сделаешь», — сетует он. В октябре, еще до обращения в правоохранительные органы, мажоритарные акционеры пополнили уставный капитал на 37,5 миллион рублей, тем самым размыв долю Цфасман, Бабковой и Мелик-Каракозовой до минимума — 0,06 процента.

О трудностях франчайзи основной акционер узнавал из Facebook: «Что, безусловно, неправильно — неправильно с точки зрения корпоративного управления, основ ведения бизнеса». Когда вскрылся реальный масштаб проблем, он решил самостоятельно возглавить сеть — из чувства личной ответственности за происходящее. В результате все зарубежные точки, за исключением единственной и самой первой — пражской, было решено закрыть.

Большинству пострадавших франчайзи (по крайне мере пока) пришлось смириться с убытками и утешать себя лишь приобретенным негативным опытом. Никита Рябинин, заплативший Цфасман два миллиона рублей наличными за 50-процентную долю в кофейне в Тбилиси и потративший еще миллион на операционные расходы, поначалу тоже было остался ни с чем. Реальные собственники заведения не подозревали о существовании бизнесмена из Москвы, а переговоры с тогдашней главой компании не приводили к результату: Цфасман ссылалась на различные форс-мажорные обстоятельства. После октябрьской публикации в «Ленте.ру» она все-таки пошла на попятную и вернула большую часть потраченного — два миллиона рублей.

Сергей Дашков объясняет такое поведение беспокойством за собственную безопасность: «Боюсь, что моралью и нравственностью там и не пахнет. Но хорошо, что хоть какое-то чувство есть». Рябинин в сознательности Цфасман сомневается — он убежден, что предпринимательница по-прежнему чувствует безнаказанность: «У человека до сих пор, даже сейчас, не произошло столкновение с реальностью». В апреле он обратился в полицию и пока остается единственным франчайзи, кто это сделал.

Дашков и Смирнов поначалу не спешили следовать его примеру, считая такой сценарий «экстремальным». Но к осени передумали и они. «Запоздалое, но верное решение, — комментирует Рябинин. — У них за годы сложилась репутация бизнесменов, которые никогда не устраивают разборки с конкурентами силовым путем. Видимо, и тут долго колебались, но в конце концов решили, что другого выхода нет».

Загадали

С российскими кофейнями «Даблби» дело, по заверению акционеров, обстоит куда лучше. «Сейчас у нас 75 точек в России. Существует некая динамика. Практически каждую неделю открывается новая. Споры с российскими франчайзи есть, но они нормальные», — говорит Дашков. Покупатели российских франшиз сталкивались с теми же проблемами, некоторые из них в итоге предпочли выйти из бизнеса, зафиксировав потери.

По его словам, самая большая трудность при прежнем руководстве заключалась в отсутствии достоверной информации о возможных рисках и доходности, из-за чего начинающие бизнесмены не могли принять взвешенное решение. «Компания сама очень плохо считала, и те франчайзи, которые считали хорошо, были в зеленой зоне. Те, кто считал плохо, были в желтой или красной зоне», — объясняет акционер.

Бывший франчайзи в разговоре с «Лентой.ру» рассказал, что закрыл свою точку после года работы и тут же открыл на ее месте заведение под другой вывеской, добавив в меню еду. Выручка после этого сразу начала расти. Еще двух кофеен сеть лишилась из-за Цфасман, которая оформила договоры аренды таким образом, что смогла завладеть ими и, судя по публикациям в Instagram, готовится запускать там некий новый проект.

Дашков утверждает, что нынешние партнеры в целом довольны условиями работы: «Те, кто не готов продолжать работать, выставляют точки на продажу. Это работа. Они пользуются спросом и даже не доходят до "Авито", как правило». Впрочем, сейчас на «Авито» можно найти пять объявлений о продаже кофеен «Даблби» — от 1,9 до 3,5 миллиона рублей. Среди них — заведение бюджетного формата «Даблби White» на Каширском шоссе. Несколько месяцев назад продавец выставлял цену в пять миллионов рублей, но за отсутствием покупателей снизил ее в 2,6 раза — до 1,9 миллиона.

Одним из главных достижений новое руководство считает взаимодействие, которое появилось между франчайзи (что было прямо запрещено при Цфасман), — для них устраивали специальные встречи. Помимо этого, в кофейнях теперь наконец-то подают еду (об этом прежде просили многие франчайзи, но всякий раз получали отказ) и фильтр-кофе за 100 рублей — на его приготовление уходит меньше времени, что важно в условиях интенсивного клиентского потока.

В будущем «Даблби» собирается открыть сразу несколько курсов под собственным брендом: бариста будут обучать гостеприимству (у компании уже есть академия, где их учат мастерству), а новых франчайзи — основам ведения бизнеса. Акционеры уверены, что подмоченную репутацию удастся восстановить, если люди увидят успехи и перемены к лучшему. Чтобы новым покупателям франшиз было легче выбирать, компания собирается создать для них специальную базу (или банк). На новых франчайзи больше не будут давить, как это было прежде, обещает Дашков: «Мы не будем ничего навязывать — будем просто следить за соблюдением корпоративного стиля. Если клиент сам найдет локацию, поможем оценить ее». В идеале новые точки будут запускаться вовсе без участия новых владельцев и доставаться им уже в готовом виде.

Никита Рябинин осторожен в оценках. «Я не понимаю, кто сейчас покупает франшизы, — говорит он. — Да, какие-то перемены есть, но я общаюсь с некоторыми владельцами франшиз и ничего кардинально нового пока не вижу. Пока есть только раздутый бренд, а операционно ничего нет — все завязано на одном человеке. "Даблби" всегда славилась хорошим кофе, но ведь можно запросто самому покупать тот же кофе у тех же поставщиков и самостоятельно вести бизнес не хуже». Бывший франчайзи признает опыт Дашкова и Смирнова и говорит, что дальнейший успех зависит от команды управленцев, которую только предстоит собрать. «У них сейчас горят глаза, поэтому я им искренне желаю удачи. Если они не устанут закидывать текущие проблемы деньгами, шанс есть», — считает Рябинин.

Еще один серьезный вопрос касается бизнес-плана, предлагаемого компанией новым франчайзи. При Анне Цфасман он был сырым и неправдоподобным: расходы занижались, а возможная выручка сильно завышалась, что приводило к убыткам владельцев точек. Новое руководство утверждает, что проблема осталась в прошлом, теперь каждому покупателю франшизы предлагается совсем другая, реалистичная бизнес-модель. «Некоторые сметы нам все равно удается сокращать на 20-30 процентов от изначальной стоимости», — говорит Сергей Дашков.

Есть вопросы

Проверить, так ли это, на деле пока невозможно. Сомнений добавляет то обстоятельство, что общая концепция развития компании еще находится в разработке. «Это то, чем мы сейчас занимаемся. Мы сейчас этому огромное внимание уделяем, — отмечает глава «Даблби». — У нас несколько фронтов работы. У нас целый большой план, как работать со своей себестоимостью не в ущерб качеству. Это все, безусловно, запас прочности бизнес-модели. Также мы работаем с форматом — пытаемся улучшать его, спрашиваем покупателей, наших гостей, что им надо».

Понимая сложность ситуации, акционеры предупреждают будущих партнеров о неизбежном риске: «Франшиза — это все равно риски. Без них не бывает доходов от бизнеса. Всегда есть совместная работа головной компании и партнера. Не бывает так, чтобы франчайзер гарантировал франчайзи прибыль при любых условиях и обстоятельствах».

Планы на международную экспансию «Даблби» выглядят куда скромнее. Для начала компания собирается заняться пражской точкой — «вовсе без франшиз». Если модель окажется успешной, ее будут распространять на другие страны. От американского филиала, которым любила хвастаться в интервью Цфасман, пока решено отказаться: сеть явно не готова к конкуренции со Starbucks и другими крупными игроками местного рынка.

Неясным остается и будущее Анны Цфасман. Судя по всему, перспектива уголовного преследования ее не смущает: девушка анонсирует новый проект и активно освещает свою жизнь в Instagram. «Она просто не верит, что у нее могут быть настоящие проблемы, — считает Никита Рябинин, — поэтому ведет себя настолько нагло, и до поры до времени это работает».

Построенную ею систему бывший франчайзи сравнивает с пирамидой и сетует, что некоторые бывшие владельцы кофеен навсегда останутся в «секте Цфасман»: «Видимо, это те, кто не прогорел и даже остался в некотором плюсе — за счет более низкой стоимости франшизы и выгодного расположения».

В начале декабря к заявлению в полицию добавился судебный иск к Цфасман от «СДС-ББ» на 13,6 миллиона рублей. Общий ущерб от действий Цфасман гораздо больше — по подсчетам «Ленты.ру», только владельцы иностранных точек потеряли около 220 миллионов рублей. Еще несколько исков от бывших франчайзи может быть подано после предварительного расследования. Однако для «Даблби» сейчас гораздо важнее наладить собственный производственный процесс — от этого зависит будущее компании, которая еще недавно называлась одной из лучших в России для желающих построить бизнес по франшизе. Пока планов и обещаний явно больше, чем результатов.

Алексей Афонский

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности