Никол Пашинян

Бархатные полумеры

Революция в Армении должна была изменить страну. Почему чуда не произошло?

Бывший СССР

Никол Пашинян

Фото: Gleb Garanich / Reuters

Государственная машина Армении все больше сбоит, перерабатывая завоевания «бархатной революции». Все, чего страна достигла за последние полтора года, случилось не благодаря, а вопреки ей. Об этом заявил сам премьер Никол Пашинян, выступая перед правительством. Армянский лидер уверен, что кто-то ставит ему палки в колеса, но проблемы постреволюционной власти, судя по всему, куда серьезнее, чем козни недоброжелателей. «Лента.ру» разобралась, что пошло не так в новой Армении.

В кольце недоброжелателей

Смена власти в Армении так и не стала настоящей революцией. Общественно-политический строй сохранился, и только нелегитимное руководство страны под нажимом общественности уступило место у руля. Однако теперь становится ясно, что передача власти произошла лишь формально, и старая политическая элита, уходя, заложила в фундамент новой Армении бомбу замедленного действия.

До «бархатной революции» страной правил дуэт Республиканской партии Армении (РПА) и приближенного к ней корпуса олигархов. Политики обеспечивали большой бизнес прикрытием, а бизнес отвечал власти удовлетворением финансовых потребностей. Вместе они контролировали подавляющее большинство СМИ в стране и транслировали в массы нужную картинку. Сотрудничество было взаимовыгодным, и система выглядела относительно стабильной. Но она не была демократической и легитимной, что и стало главной причиной успеха Пашиняна.

После смены руководства страны ситуация изменилась с точностью до наоборот. Демократически избранная власть не испытывает дефицита легитимности — рейтинг Никола Пашиняна зашкаливает и по сей день и, по последним данным, составляет около 80 процентов. Но в наследство ему достался госаппарат, всецело заточенный на обслуживание интересов РПА. Таким образом, власть отрезана от ресурсов и источников финансирования, которыми управляет бизнес, и ограничена в применении административных рычагов.

С поиском союзников на политической арене у действующей власти тоже не сложилось. До революции реальной оппозицией, помимо блока Пашиняна «Елк» («Выход»), была только партия «Наследие», но она вышла в тираж после 2013 года, когда не сумела грамотно распорядиться солидной электоральной поддержкой и добиться хотя бы второго тура в президентской гонке с Сержем Саргсяном. Оппозиция вышла протестовать, но лидер «Наследия» Раффи Ованнисян вместо того, чтобы возглавить недовольных, удалился в церковь молиться. Люди разошлись.

Помимо них в Армении действуют еще две крупные политические силы — «Процветающая Армения» (ППА) и АРФ «Дашнакцутюн». Первая представляет собой скорее бизнес-конгломерат, сложившийся в начале нулевых. С момента основания ею руководит самый богатый человек Армении Гагик Царукян, до «бархатной революции» он был олигархом, сейчас его считают просто крупным собственником.

Изначально считалось, что ППА создали под нужды второго президента Роберта Кочаряна, который, готовясь уйти с поста в 2008 году, оставил себе место в политической системе государства. Но Кочарян со временем дистанцировался от политики, а партия прибилась к республиканцам, взяв на себя роль спойлера, «ручной оппозиции». Например, в 2013-м ППА поспособствовала переизбранию Саргсяна, в последний момент объявив бойкот выборам.

Националистическая АРФ «Дашнакцутюн» (АРФД), одна из трех старейших армянских партий, была образована еще в позапрошлом веке и на заре своего существования сыграла огромную роль в политической жизни страны. Она влияла как на ситуацию внутри Армении, так и на диаспору — бюро АРФД есть в каждой стране, где сформировалась армянская община. Противостояние с советской властью только укрепило влияние дашнаков за рубежом, когда многие партийные лидеры разъехались по миру. Но в самой Армении партия к концу XX века растеряла все позиции. Отчасти тому способствовали криминальные дела ее представителей — в начале 1990-х они попадались на наркоторговле, их обвиняли в терроризме и политических убийствах.

В итоге в 1994 году президент Левон Тер-Петросян запретил деятельность АРФД. Решение отменил Кочарян, но восстановление в правах не восстановило имидж партии. Она превратилась в еще один спойлер. Если на «фальшивых» оппозиционеров из ППА была возложена функция отвлечения внимания недовольного электората и направление его протестных настроений в безопасное русло, то дашнаки своим минимальным присутствием в парламенте обеспечивали формальное соблюдение демократических принципов. Кроме того, АРФД использовали как канал связи с диаспорой. Как и ППА, они то входили в коалицию с правящей Республиканской партией, то уходили в оппозицию, но в реальности всегда поддерживали выстроенную РПА систему.

Пашиняну вся эта сложная система спойлеров и манипуляций оказалась не нужна. Он самостоятельно прорубил себе путь во власть — напрямик. Скорее это партиям-спойлерам был нужен Пашинян, именно поэтому в 2018-м «Процветающая Армения» и АРФ «Дашнакцутюн» в последний момент успели заявить о поддержке революции. Но понимания с новой властью им достичь не удалось, и они ушли в оппозицию.

В результате команда премьера осталась одна в окружении многочисленных политических противников, борьба с которыми отнимает время и ресурсы.

Один против всех

Блок «Елк», который привел Пашиняна к власти, в итоге распался, и бывшие соратники премьера стали его оппонентами, образовав «Светлую Армению». Вместе с партией-спойлером «Процветающая Армения» они сейчас формируют парламентскую оппозицию. Дашнаки же в парламент не прошли и очень недовольны по этому поводу: их окончательно вымывают из политической жизни Армении. В ответ они пытаются использовать свой внешний ресурс и, по сообщениям источников, на закрытом съезде объявили партизанскую войну режиму Пашиняна.

Ситуацией пытаются воспользоваться отдельно взятые «политические зомби» — под оппозиционными лозунгами объединяются бывшие кандидаты в президенты и в депутаты, отошедшие от дел чиновники и прочие общественные деятели, давно растерявшие влияние.

Дополняют всю эту палитру недоброжелателей представители бывшей правящей Республиканской партии Армении, откровенно страдающие реваншизмом. Бывшие министры, депутаты, госчиновники, их родные и друзья через соцсети регулярно подбрасывают журналистам дискредитирующие власть новости. Несмотря на то что репутация самой РПА максимально испорчена обвинениями в разного рода злоупотреблениях, им это удается.

Дело в том, что большинство армянских телеканалов, печатных и электронных изданий контролируются людьми из прежней власти или их приближенными. Это десятки СМИ, которые в ежедневном режиме скоординировано, по делу и без атакуют команду Пашиняна. В ход идут как конструктивная критика, так и манипулятивные, дезинформирующие и просто фейковые новости по самым разным темам — от якобы намерения «сдать земли» Азербайджану до тайно готовящейся легализации марихуаны, однополых браков и прочих неприемлемых для армянского общества вещей. Для самых низкосортных вбросов вроде «Пашинян продвигает план Сороса по развалу Армении» используются боты в Facebook — самой популярной сети в Армении с полутора миллионами активных пользователей.

Четвертая власть

Одним из свежих примеров слаженной антиправительственной работы стал недавний вброс телеканала TV-5. Этот ресурс принадлежит Армену Тавадяну — одному из приближенных ныне судимого экс-президента Кочаряна. Канал использовал отрывок из выступления Пашиняна с трибуны парламента, в котором он сказал, что будущее Армении и Карабаха зависит исключительно от него. В этом виде новость широко растиражировалась антиправительственными СМИ.

В действительности премьер дословно сказал следующее: «Я призываю, чтобы граждане Республики Армения и все армянство в 2020-м году действовало по следующей формуле — и пусть это будет цитатой, чтобы иных интерпретаций не было. Формула, которую я предлагаю, чтобы каждый гражданин взял на вооружение, — и я сам, естественно, должен ею вооружиться — следующая: будущее Армении и Нагорного Карабаха зависит от одного человека, и этот человек — я».

Фактически журналисты обрезали его слова до последней фразы, исказив смысл всего заявления.

Еще один показательный скандал пресса раздула в ноябре вокруг спикера парламента Армении Арарата Мирзояна. Один из пользователей Facebook публично обвинил Мирзояна в жизни не по средствам и назвал «торчком», употребляющим марихуану. Поводом стал счет из ресторана на 600 долларов, который спикер закрыл накануне.

Автор публикации не упомянул, что официальная зарплата спикера вдвое больше этой суммы, а в ресторане Мирзоян праздновал день своего рождения в компании примерно 30 человек — родных и друзей. В таком контексте расходы парламентария не выглядят заоблачными, но новость, сдобренная оскорблениями и злословием в адрес второго лица государства, нашла своего читателя. Мирзоян выступил с опровержением, а за «торчка» собирался подать на автора в суд, но для бойцов антиправительственной пропаганды это стало еще одним поводом прокрутить скандал в медиа.

И такие скандалы в Армении в последние полтора года штампуются пачками. Их поводом становятся сатанисты, трансгендеры с Кубы, сексуальное просвещение, Сорос, трения власти с церковью и многое другое.

Все это подтачивает рейтинг команды Пашиняна, который в действительности все еще не стал реальным политическим весом, а является в большей степени антирейтингом прежних властей.

При этом нынешним руководителям Армении на нападки ответить нечем. Из серьезных СМИ под их контролем находятся только несколько государственных медиа и газета «Армянское время», главредом которой работает супруга Пашиняна Анна. Первые не пользуются особой популярностью, а силами одного издания репутацию не отстоишь. Иногда на помощь властям приходят независимые СМИ с зарубежным финансированием, но и они неподконтрольны и не всегда объективны. Более жесткое законодательное регулирование сферы в таких условиях тоже представляется не совсем реалистичным. Властям придется применять санкции почти ко всем СМИ в Армении, что немедленно будет расценено как давление на прессу и даст повод для более серьезной атаки.

Некапитальный ремонт

Политические проблемы руководства страны не заканчиваются войной со СМИ. Репутацию премьера подмочил кадровый вопрос — за полтора года с ним так и не удалось разобраться. Придя к власти, Пашинян возглавил аппарат, отобранный и подобранный прежними властями, где лояльность и способность работать по указке ставилась выше профессионализма и компетенции. Новые власти решили не идти путем кадровых чисток.

Но дело тут не в доброте премьера, а в том, что тысячи сотрудников самых разных ведомств, управлений, отделов, инспекций и структур просто невозможно заменить по щелчку пальцев. В Армении и без того почти в каждой сфере наблюдается дефицит квалифицированных кадров. В итоге сменились главы структур, их заместители, помощники заместителей, то есть обновился фасад власти, но несущие конструкции остались прежними. Кроме того, даже такое несущественное обновление госаппарата проводилось с ошибками.

В первую очередь речь идет о руководителях двух силовых ведомств — полиции и Службы нацбезопасности (СНБ). Обе структуры подчиняются премьеру. Полицию после революции возглавил Валерий Осипян, противник Пашиняна по уличным баталиям, но благодаря безупречной репутации пользовавшийся уважением у оппозиционеров. Во время протестов и митингов Осипян старался не доводить до силовых разгонов, найти общий язык с митингующими. Возможно, это единственный известный полицейский в Армении, который до 2018 года имел авторитет у народа. Директором СНБ стал Артур Ванецян, которого до его назначения практически никто не знал.

Осипян на пару с Ванецяном развернули активную антикоррупционную деятельность: посыпались разоблачения, последовали аресты, заводились уголовные дела, их личный рейтинг неуклонно рос. И еще в прошлом году Пашинян рапортовал: «Меня спрашивают — а можно, чтобы в воскресенье, хотя бы во вторую половину дня мы не боролись с коррупцией?» Казалось, все идет хорошо, но уже в сентябре 2019-го оба борца с коррупцией были уволены без ясных причин.

Молчание обычно открытого для дискуссий Пашиняна вызвало много вопросов, а Ванецян со своей стороны сделал все, чтобы как можно больше раздуть тему. Если бывший глава полиции устранился от государственной деятельности, то экс-глава СНБ, напротив, сделал несколько смутных заявлений, а затем дал пространное интервью, где намекнул, что нацбезопасность Армении под угрозой. Внимание общественности привлекли его фото в Instagram с Рамзаном Кадыровым и регистрация правозащитного фонда в Армении. Иными словами, Ванецян всячески намекает действующей власти, что уходить из политики без боя не намерен.

Подпортили репутацию действующей власти и некоторые члены команды Пашиняна, которые попались на коррупции, — и это на фоне заявлений премьера, что борьба со злоупотреблениями власть имущих является его главной целью. В первую очередь речь о друге Пашиняна, главе Контрольной службы Армении Давиде Санасаряне. Один из передовых бойцов антикоррупционного фронта теперь проходит по делу о нарушениях при закупках оборудования для гемодиализа и о превышении полномочий. А в начале декабря замминистра образования, науки, культуры и спорта Геворк Лорецян попался на получении взятки в особо крупных размерах.

На излете народной поддержки

Пока власти Армении худо-бедно справляются с неприятностями. У Пашиняна остается возможность продавливать нужные решения по нужным направлениям, хоть и в режиме ручного управления. «Борьба с коррупцией в Армении тоже ведется вопреки системе госуправления, так как у всей правоохранительной системы периодически приходится спрашивать: а что стало с этим, что произошло с тем? И отговорки всегда найдутся — кто-то не дает показаний, кто-то сбежал, кто-то не сбежал, кто-то хочет сбежать», — жаловался премьер в одном из своих выступлений.

Но на все эти интриги и отражения атак тратится ресурс легитимности, который не бесконечен. Народ в Армении политически подкован слабо — люди голосуют не за программы, партии или идеологии, а за других людей. Пока Никол Пашинян в их глазах герой, свергнувший узурпатора Сержа Саргсяна, это работает. Но массированная, хорошо организованная антиправительственная кампания вкупе с непопулярными реформами, которые нельзя надолго откладывать, сведет на нет все достижения «бархатной революции».

Минздрав Армении рассматривает ввод обязательной медицинской страховки, за которую работающие граждане должны будут ежемесячно отдавать до шести процентов зарплаты. В Ереване, где по сути живет половина населения всей Армении, уже долгое время муссируется тема с повышением цен на проезд — это необходимо, чтобы привести в порядок транспортную сеть. С января 2020 года по требованию Евразийского экономического союза поднимутся цены примерно на 900 наименований товаров, ввозимых в Армению из третьих стран. Весной, по некоторым данным, ожидается повышение цен на российский газ, поставляемый в Армению. Все это будет бить по карману граждан республики, и тогда им покажется, что именно при Пашиняне жить стало хуже.

Власти знают об этом и стараются заранее подготовить подушку безопасности: повышают зарплаты бюджетникам, максимально прозрачно ведут финансовые дела, ловят своих же коррупционеров. Достаточно ли будет этих мер в долгосрочной перспективе — вопрос открытый. Против Пашиняна работает вся государственная система, ведь он ее так и не сломал. И сторонники старого порядка вооружены несоизмеримо лучше, чем «революционеры».

Элен Бабаян (Ереван) , специально для «Ленты.ру»

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности