Вводная картника

Обошлось

Третья газовая война откладывается. Россия и Украина договорились о транзите в Европу

Экономика

Фото: Gleb Garanich / Reuters

Россия и Украина «на флажке» договорились о транзите газа в Европу. Контракт подпишут на пять лет, что можно считать разумным компромиссом, ведь Киев хотел десятилетнее соглашение, а Москва предпочитала договор на один год. При этом Россия выплачивает почти три миллиарда долларов по решению Стокгольмского арбитража и соглашается на повышение тарифа на прокачку. В ответ Украина отзывает все остальные иски и снимает претензии своего антимонопольного комитета. Кто остался в плюсе, а кому проводить работу над ошибками — в материале «Ленты.ру».

Праздник по-киевски

Впервые за десятки лет Россия и Украина успели в срок найти компромисс в вопросе транзита газа. В пятницу, 20 декабря, после двухдневных переговоров сначала в Берлине с участием представителей ЕС, а потом в Минске стороны объявили, что соглашение готово. Многие его детали и нюансы пока неизвестны, но основные положения позволяют говорить, что Киев может праздновать победу. Главное — транзит по украинскому маршруту сохранен на годы вперед, а объем поставок будет не символическим, а реальным и гарантированным. Министр энергетики Украины Алексей Оржель рассказал, что новый контракт, скорее всего, подпишут до 1 января, когда истекает действующее соглашение.

В будущем договоре укажут, что в 2020 году объем прокачки составит не менее 65 миллиардов кубометров, а в следующие четыре года — 40 миллиардов. Это меньше, чем Россия прокачивает сейчас (около 90 миллиардов кубометров за 2019 год), но гораздо больше, чем предлагали в Москве еще недавно — 10-15 миллиардов кубометров. Если Россия снизит объем поставок через украинскую газотранспортную систему (ГТС), то все равно заплатит по тарифу. Он будет выше, чем сейчас, но его размер останется коммерческой тайной. Глава «Газпрома» Алексей Миллер утверждает, что при условии конкурентных тарифов контракт может быть продлен до 2034 года.

Второй победой — возможно, даже более громкой — стало согласие России заплатить штраф в размере 2,9 миллиарда долларов с учетом пени, который назначен решением Стокгольмского арбитража. Ранее в Москве на всех уровнях заявляли о «нулевом варианте» как о главном условии транзитного соглашения. Это означало, что стороны взаимно снимают все финансовые претензии. Российским переговорщикам удалось добиться только того, чтобы Киев отозвал новый иск в Стокгольм почти на 12 миллиардов долларов и аннулировал решение своего антимонопольного комитета на 7,4 миллиарда. Таким образом, после уплаты долга у «Газпрома» и «Нафтогаза» не останется нерешенных денежных споров.

В ходе большой пресс-конференции, которая проходила в то же время, что и переговоры по газу в Берлине, президент России Владимир Путин напомнил о долге Киева по еврооблигациям на три миллиарда долларов. По нему идет разбирательство в Лондоне, причем уже через несколько месяцев Россия может окончательно выиграть дело. Тогда эксперты не исключили, что Москва предлагает взаимозачет долгов, но вице-премьер Дмитрий Козак опроверг эту информацию. По его словам, если бы стороны начали обсуждать этот вопрос, то точно не договорились бы.

«Решение выверено»

С точки зрения Москвы, нынешнее соглашение, мягко говоря, неидеально, но пойти на него пришлось из-за многочисленных проблем. Во-первых, это ограничение на использование газопровода OPAL, сухопутного продолжения «Северного потока». По решению Европейского суда «Газпром» вновь может бронировать не более 50 процентов его мощности. Германия оспорила вердикт, но разбирательства по нему затянутся надолго.

Второй проблемой стал «Северный поток-2», срок завершения которого уже окончательно неясен после вмешательства США, а именно новых санкций, направленных против газопровода. Они сформулированы таким образом, что швейцарской компании Allseas, которая занимается укладкой труб, пришлось немедленно остановить работы. И это решение ожидаемо, в противном случае ей грозит блокировка всех транзакций и наложение ареста на собственность, находящуюся в юрисдикции США.

У России есть и собственный трубоукладчик, но, как напомнил глава «Нафтогаза» Андрей Коболев, с его использованием могут возникнуть проблемы. Дело в том, что судно не пустят в территориальные воды без страховки, а согласятся ли европейские страховые компании таким образом содействовать строительству «Северного потока-2» — большой вопрос, ведь американские санкции могут распространиться и на них. Глава «Нафтогаза» назвал решение США «наилучшим подарком для Украины».

На фоне всех этих трудностей Козак, комментируя согласие заплатить 2,9 миллиарда долларов, назвал решение «выверенным», «взаимоприемлемым» и «выгодным всем». В пользу такого мнения действительно есть аргументы. Для начала, Россия подтверждает статус надежного поставщика газа в Европу и не срывает контракты не только с ЕС, но и с Молдавией, которая уже договорилась о закупках газа на стороне. Также «Газпрому» удалось в полтора раза снизить объем прокачиваемого газа с 2021 года, хотя Украина перед этим настаивала на 60 миллиардах кубометров каждый год. Отказ от финансовых претензий позволит «Газпрому» вернуться на европейские рынки заимствований и добиться отмены ареста своих активов, что положительно скажется на его финансовой ситуации.

Вероятно, улучшить общую картину могли бы прямые поставки газа на Украину, остановленные еще в 2015 году. Но по этому пункту никакой конкретики пока нет. В протоколе по итогам встречи в Минске сказано, что после решения транзитного вопроса стороны рассмотрят возможность прямых поставок. Цена будет основываться на европейской с учетом «обоснованной скидки», которая, в свою очередь, зависит от объемов поставок. Ранее Россия предлагала скидку в размере 25 процентов от европейской, но на Украине отказывались считать это уступкой, потому что в такую сумму обходится транзит газа до стран ЕС.

Новая реальность

Необычным в новом контракте является то, что управлять ГТС Украины будет не «Нафтогаз», а выделенный из него независимый оператор. Незадолго до переговоров в Берлине секретариат Энергетического сообщества ЕС признал, что теперь ГТС соответствует европейским нормам. Его сертификация должна состояться 26 декабря, а с 1 января оператору передадут все необходимые активы.

В практическом смысле это означает, что теперь «Газпром» может не волноваться по поводу возможного роста своих платежей. Дело в том, что все риски по тарифу, устанавливаемому оператором, обязался нести «Нафтогаз». Если тариф окажется ниже ожидаемого, то это его доход, а если выше — его потери. Впрочем, тут стоит вспомнить, что в решении Стокгольмского арбитража фигурировал аргумент о тяжелом экономическом положении на Украине, а Польша требовала ограничить OPAL именно для сохранения транзита. Так что означает ли независимый оператор новую тарифную политику и не решит ли Киев вновь вернуться к таким аргументам, говорить рано.

В настоящее время Украина получает около трех миллиардов долларов в год за прокачку газа. Падение объема прокачки должно привести к падению доходов, но компенсирует ли это рост тарифов, пока неизвестно.

По итогам переговоров стороны условились, что если нынешний вариант совместной работы всех устроит, то после 2024 года соглашение продлят на десять лет. Примером такого мирного взаимодействия может служить договор о транзите нефти, который российская «Транснефть» и «Укртранснафта», входящая в структуру «Нафтогаза», продлили на те же десять лет без каких-либо проблем.

Удастся ли таким же образом через пять лет договориться по газу, зависит от многих факторов. Первый из них — сможет ли «Газпром» достроить «Северный поток-2» и вернуть себе право на полноценное использование OPAL. И если получится достроить, сумеет ли Россия вместе с Германией обойти ужесточенные нормы Третьего энергопакета и загрузить магистраль на полную мощность. Далее остается проблема газового рынка Европы — какую долю в нем будет занимать российский трубопроводный газ на фоне стремительного роста поставок сжиженного природного газа (СПГ). Наконец, нельзя сбрасывать со счетов и политические отношения России и Украины, за состояние которых через пять лет никто не поручится. Поэтому будущий договор можно считать промежуточным худым миром, который в любом случае лучше доброй ссоры.

Максим Коннов

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности