Вводная картника

Деды воевали

Грехи отцов и живые мертвецы: нужно ли смотреть новые «Звездные войны»

Культура

В прокат выходит, наверное, самый ожидаемый фильм второй половины года — финал диснеевской трилогии «Звездных войн», обошедшейся без Джорджа Лукаса, но продолжающей доить даже не придуманную им вселенную, но давно исчерпавший себя сюжет о противостоянии светлой и темной сторон силы в семействе Скайуокер.

Давным-давно в далекой-далекой галактике мертвецы никак не могут уйти на покой. И речь даже не о принцессе Лейе, как будто и не заметившей смерти исполнительницы ее роли Кэрри Фишер. Нет, с планеты на планету разносятся тревожные слухи: некогда сброшенный Дартом Вейдером в воздушную шахту «Звезды смерти 2» император Палпатин, он же могущественный владыка темной стороны силы, не только жив, но и готовит очередную месть ситхов. Узурпировавший власть в правящем галактикой прото-фашистском образовании Первый орден Кайло Рен (Адам Драйвер) обеспокоен больше прочих — делиться браздами правления не очень-то хочется — и потому он бороздит галактику в поисках воскресшего злодея, которому когда-то служил его дед Дарт Вейдер. Тем временем бывшая мусорщица Рэй (Дэйзи Ридли) под присмотром Лейи продолжает осваивать мастерство джедая и мучиться вопросами собственного таинственного происхождения, а Финн (Джон Бойега), По (Оскар Айзек), Чубакка и троица дроидов — бессмысленно болтаться по сюжету, формально иллюстрируя активность Сопротивления, но по факту, скорее, прикрывая собственную глубокую третьестепенность для этой истории.

Палпатин и Лейя, воскрешения посредством драматургии и посредством технологий, бесконечные возвращения лукасовских персонажей главных и второстепенных — правда, конечно, заключается в том, что больше всего обреченный на все новые и новые реанимации труп здесь напоминают сами «Звездные войны». Точнее — их магистральный сюжет (как доказывает сериал «Мандалорец», на периферии созданной Джорджем Лукасом вселенной все еще может разворачиваться нечто оригинальное и увлекательное), некогда оперная, а теперь скорее опереточная космическая квази-буддистская сага о противостоянии светлой и темной сторон человеческого естества на примере семейства Скайуокер и близких его представителей. Что ж, если предыдущие две серии франшизы еще хотя бы, пусть и не всегда по-настоящему успешно, сигнализировали о наличии хоть какой-то жизни за пределами этой центральной линии, то «Скайуокер» и вовсе оказывается связан ей по рукам и ногам, как цепями — так что присутствие в его названии слова «восход» кажется злой, грустной иронией: в плане убедительности происходящего на экране перед нами скорее закат.

Чтобы обстоятельно объяснить, почему, пришлось бы прибегать к спойлерам — и, в общем-то, уже этот факт говорит о новых «Звездных войнах» очень многое: как и подавляющее большинство современных блокбастеров, принадлежащих к той или иной многомиллиардной по сборам франшизе, сюжетом это кино более-менее и ограничивается, оказываясь не в состоянии удивлять даже минимальными новшествами или рисками по части формы или стиля, созданием экранных миров с нуля или экспериментами с идеями или темами, за историей стоящими. С какой-то стороны, Джей Джей Абрамс, этот самый проверенный постановщик голливудских сиквелов, действительно справляется в «Скайуокере» с незавидной задачей — увязать воедино разрозненные узелки сюжета, свести вместе в подобии развязки не только лукасовских героев вроде тех же Лейи, Чубакки и Палпатина, но и введенных два фильма назад в эту вселенную Кайло Рена и Рэй. Другое дело, что сама необходимость это делать — и зависимость этой трилогии от вполне законченной по своему устройству истории предыдущих фильмов — здесь оборачиваются совсем уж смехотворными, дурными в своей вторичности, псевдооткровениями.

В самом деле, зависимость возрожденных Disney «Звездных войн» от оригинальной трилогии Джорджа Лукаса и троицы снятых им в девяностых и нулевых приквелов, начиная с рассказывавшейся в них истории и заканчивая даже интонациями и маньеризмами лукасовской помпезной, но по крайней мере узнаваемой режиссуры, всегда была чрезмерной — но здесь она приобретает совсем уже рабские формы. Абрамс, как может, пытается имитировать достоинства лукасовских фильмов. Вот отчаянно кричит о своей предполагаемой грандиозности какой-нибудь широкоэкранный пейзаж очередного ландшафта прежде неизведанной планеты. Вот зеркальным отражением давней схватки Энакина Скайоукера и Оби-Вана Кеноби на фоне потоков лавы пытается смотреться битва на мечах Кайло и Рэй с биением гигантских волн Эндора в качестве бэкграунда. Вот единственным средством сбить пафос бесконечного сражения за судьбы галактики служат дроиды (к которым в отчаянном стремлении к балансу тона здесь добавлен еще один новый, похожий на робоулитку). И вот опять же даже судьбы придуманных специально для новой трилогии персонажей оказываются для их создателей неразрешимы и неинтересны в отсутствие привязки к истории Скайуокеров, джедаев и ситхов.

Чтобы увидеть посредственность получившейся у Disney трилогии в целом и фильма «Скайоукер. Восход» в частности, необязательно даже обращаться к классическим трем эпизодам «Звездных войн» — можно не отправляться так далеко и вспомнить, какими у Лукаса получились не то чтобы горячо любимые критиками и фанатами приквелы. И выяснится, что Лукас вообще-то не боялся ни рисковать, ни усложнять свое детище. «Атака клонов» так много времени проводила в политических спорах и стенах галактического сената, что создавала ощущение сложного, многофигурного устройства этой экранной вселенной (в диснеевских фильмах противостояние Сопротивления и Первого ордена уже выглядит пародией, инерционной войной, лишенной какого-либо фундамента). «Месть ситхов» экспериментировала с мизансценами временами так радикально, что Абрамс до сих пор выводит целый фильм на их копировании. «Скрытая угроза», да, вводила в реальность «Звездных войн» Джа-Джа Бинкса и муторную идею с мидихлорианами — но она, по крайней мере, вводила в нее что-то новое. «Скайоукер. Восход» же своим существованием только доказывает, каким визионером (при всей своей любви к коммерции) вообще-то был Лукас. О чем говорить, если даже и названием «Атака клонов» он, очевидно, в свое время предсказал все ближайшее будущее фильмов созданной им вселенной.

«Звездные войны: Скайуокер. Восход» выходит в прокат 19 декабря

Денис Рузаев

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности