Вводная картника

Иркутский монстр

Советский врач стал маньяком. В полнолуние он убивал женщин и детей

Силовые структуры

Кадр: телепередача «Следствие вели...»

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о маньяках, вписавших свое имя в криминальную историю СССР и новой России. В предыдущей статье речь шла о Сергее Головкине по кличке Фишер. Сегодня наш рассказ — о Василии Кулике, известном как Иркутский монстр. С 1984-го по 1985 год он расправился с 13 женщинами и детьми, младшему из которых было всего 2,5 года. Кулик вел двойную жизнь: жестокий маньяк в одной, в другой он был врачом и, несмотря на ненависть к пациентам, имел благодарности от руководства. Словно оборотень, Кулик проявлял свою темную сторону в зависимости от фаз Луны, совершая преступления в новолуние или полнолуние.

Вопреки советам

Василий Кулик родился 17 января 1956 года, став вторым ребенком в семье иркутских интеллигентов. Его отец был профессором, доктором биологических наук и писателем, а мать, педагог-психолог по образованию, — директором школы. Когда родился Василий, его матери уже исполнилось 40 лет.

О возможных последствиях поздней и проблемной беременности врачи предупреждали ее неоднократно. Медики настаивали на аборте, убеждая, что ребенок с большей вероятностью родится тяжелобольным, но мать Василия их не слушала. Схватки начались на два месяца раньше срока. Очень тяжелые роды длились три дня, и когда матери принесли новорожденного, она с ужасом увидела, что у малыша огромный живот, нет ногтей, а уши недоразвиты.

Первый месяц жизни Василий провел в больнице: у него не было сосательного и глотательного рефлексов, поэтому малышу ставили капельницы, чтобы его вес достиг хотя бы двух килограммов. Серьезные проблемы продолжались в течение полугода после выписки. Например, первое купание окончилось для родителей новым стрессом — кожа младенца от контакта с водой вдруг потемнела.

В год немного окрепшего мальчика отдали в ясли, где Василий тяжело переболел корью и перестал спать по ночам. Измученные родители безуспешно таскали сына по врачам, но те лишь разводили руками: мол, ждите — перерастет. Нервы матери от бессонницы начали сдавать, и она нередко бросалась на Васю с кулаками. От побоев мальчика защищал отец, который увозил его из дома на ночные прогулки.

К двум годам сон Василия наладился, а вместе с тем и состояние матери. Несмотря на жалость к вечно болеющему сыну — в школьном возрасте он перенес гепатит и ревматизм, страдал от бронхиальной астмы — родители старались не потакать капризам мальчика. Он одевался скромно, и лишних игрушек ему не покупали.

Кошачьи виселицы

Как бы то ни было, отношение к сыну в семье Куликов было куда лучше, чем к их старшей дочери, а потому Василий вел себя как избалованный ребенок. Сестру он недолюбливал, однажды даже попытался напасть на нее с ножом, но девочка успела закрыться в комнате. Кроме того, Кулик проявил склонность к насилию и в школе: ударил по зубам одноклассницу и повредил ей десны. За это Василия сильно избил отец.

Впрочем, Кулик все же нашел выход для своих садистских наклонностей. В младших классах он обзавелся другом, который был на несколько лет старше. Он-то и подговорил Василия ловить дворовых кошек и вешать их на деревьях. По некоторым данным, свое первое сексуальное удовлетворение Кулик испытал именно при виде бьющегося в предсмертных муках животного. При этом своих домашних питомцев — кота, собаку и черепашек — никогда не обижал.

Первые школьные годы Кулика оказались омрачены постоянными конфликтами с одноклассниками, которые шпыняли тщедушного ровесника. Устав от нападок, Василий записался в секцию бокса, где добился немалых успехов — получил первый разряд и занял первое место на областных соревнованиях. Однажды во время спарринга Кулика отправили в нокаут, и он попал в больницу с сотрясением мозга. После этого мальчик решил больше не рисковать и бросил секцию. Тем не менее своей цели он достиг — хулиганы от него отстали.

Заботливый врач

Василий Кулик с успехом закончил школу и, отслужив с 1974-го по 1976 год в рядах Советской армии, поступил в Иркутский мединститут на терапевтический факультет — так велела ему мать, которая рассчитывала на помощь сына в лечении ее диабета. Друг Василия уговаривал его идти в хирургию, но он отказался из-за панического страха резать живого человека. Зато во время учебы в вузе Кулик увлекся фармакологией — стал ради интереса составлять из доступных препаратов снотворные и одурманивающие средства.

Работать врачом после института Василию не понравилось: его раздражал большой поток больных, в основном пожилых людей. А их лечение вообще не было целью Кулика, он предпочитал либо выписывать всем пациентам одно и то же лекарство, либо направлял их к узким специалистам. В глубине души Василий всякий раз надеялся, что очередной пациент вскоре умрет и больше не появится у него в кабинете. Поэтому он был очень рад, когда его больные, почуяв неладное, стали ходить к другим терапевтам.

Через некоторое время Кулик сменил место работы — устроился на Ново-Ленинскую подстанцию скорой помощи, где неожиданно зарекомендовал себя как хороший специалист. Его пациенты были очень довольны тем, что Василий никогда не приступал к осмотру с холодными руками — мыл их в теплой воде, чтобы согреть. А однажды Кулик даже принял роды прямо в служебной машине, за что получил благодарность от начальства и родственников роженицы.

Во все тяжкие

Несмотря на заурядную внешность, Кулик пользовался успехом у женского пола. Но первый же его роман обернулся разочарованием: молодой человек узнал, что возлюбленная ему изменяет. Вскоре после этого Василий стал вступать в беспорядочные связи с девушками — и, по его собственным словам, быстро потерял к ним интерес. Однако это не помешало Кулику жениться. Марина была юристом родом из Северобайкальска. Она считала, что удачно устроила свою жизнь с Василием — он хорошо зарабатывал, сам строил дачу, был веселым и общительным. У Кулика было много друзей, каждого из которых он радовал персональным стихотворением на Новый год. Марине было невдомек, что ее идеальный муж во время секса представляет на ее месте маленьких девочек, к которым внезапно ощутил влечение. Не знала она и о связях мужа на стороне, которые он не порвал и после свадьбы.

К слову, одним из эпизодов, после которого у Василия проснулся сексуальный интерес к несовершеннолетним, было нападение, жертвой которого он стал в 24 года — малолетние хулиганы ударили Кулика по голове куском арматуры и ограбили. Очнувшись на больничной койке, он испытал лютую ненависть к детям — и одновременно желание совершить с ними половой акт. Нечто подобное произошло в свое время и с маньяком Сергеем Головкиным по кличке Фишер.

На активные действия молодой человек долго не решался, а потом стал ухаживать за девятилетней школьницей. Кулик дарил ей подарки и цветы, писал любовные записки, а потом позвал на свидание, которое решил устроить на чердаке многоэтажки. Но девочка рассказала обо всем матери, а та отнесла любовные записки от педофила в милицию. Стражи порядка ее выслушали, но дело заводить не стали. Кулик отделался легким испугом и решил отныне выбирать только случайных жертв и не тратить время на соблазнение.

Смертельный укол

В 1982 году Василий, воспользовавшись тем, что его жена находилась в роддоме, изнасиловал двух восьмилетних девочек и мальчика. Эти преступления позже удалось доказать, а с остальными у правоохранительных органов возникли сложности: на допросах следователи сбились со счета — о стольких изнасилованных детях рассказывал Кулик. Найти большинство жертв сыщикам не удалось: судя по всему, их родители стеснялись идти в милицию.

Смерть отца в конце 1983 года Василий перенес очень тяжело. После похорон он в один прием опустошил большой пузырек успокоительного средства и потерял сознание. Врачи спасли его лишь чудом, а Кулик, вернувшись на этот свет, понял: пришло время убивать. Причем он осознал, что его жертвами могут быть не только дети, но и беззащитные старики, к которым у него тоже возникло сексуальное влечение.

В конце марта 1984 года Василий повстречал на улице свою бывшую пациентку, к которой приезжал на скорой: 72-летняя женщина узнала врача и обратилась к нему с жалобами на здоровье. Вспомнив, что пенсионерка живет одна, Кулик предложил провести осмотр у нее дома. Под видом лекарства от давления он вколол жертве двойную дозу психотропного «коктейля» собственного производства, изнасиловал и задушил. Тело погибшей нашли несколько дней спустя, но из-за возраста ее смерть списали на сердечный приступ.

Дневник убийцы

Вновь избежав внимания правоохранительных органов, Кулик продолжил нападать на пожилых женщин — тех, к кому раньше ездил на вызовы. Фамилии и инициалы потенциальных жертв маньяк вписывал в специальную тетрадь, которую назвал «Полевым дневником», а потом вычеркивал оттуда тех, кого убил. Все преступления Кулик совершал по одной и той же схеме: делал одурманивающий укол, насиловал и душил. А правоохранительные органы смерти пожилых жертв маньяка раз за разом признавали естественными. Не смутило оперативников даже то, что во влагалище одной из погибших нашли столовый прибор: милиционеры решили, что пенсионерка занималась самоудовлетворением.

Тело другой женщины нашли в заполненной ванне — вот только вряд ли она залезла туда сама: в ее доме на месяц отключили горячую воду. Но сыщики не вникали в детали. И даже когда одна из жертв Кулика выжила и пришла с заявлением в милицию, ей просто не поверили: рассказ о нападении списали на старческие проблемы с головой. Не исключено, что маньяк и дальше оставался бы вне подозрений, убивая пенсионерок, но тут он вновь переключился на детей.

В мае 1984 года Кулик возвращался домой после свидания с любовницей и заметил девятилетнюю девочку, которая гуляла одна. Педофил быстро втерся в доверие к школьнице — и под предлогом игры в прятки увлек за собой в подвал пятиэтажки на бульваре Рябикова (ключи от помещения он заранее одолжил у знакомого сантехника). Когда девочка поняла, что попала в ловушку, она стала вырываться. Но маньяк избил ее, изнасиловал и задушил. Поиски убийцы результата не дали, зато под подозрение попал сосед погибшей: среди рисунков девочки нашли его «злое» изображение. Еще одним подозреваемым стал местный рецидивист. А Василий Кулик опять оказался вне подозрений.

Опасный отец

Пока следствие шло по ложному следу, Кулик убил еще нескольких пожилых женщин, а в декабре 1984 года продолжил охоту на детей. Причем, по признаниям маньяка, чаще всего он совершал преступления в тех местах Иркутска, которые ему нравились с детства. В одном из таких мест Кулик приметил семилетнего мальчика, который катался на санках. Доверчивый ребенок согласился пойти за добродушным незнакомцем в подвал, чтобы посмотреть «подземный зоопарк». Маньяк изнасиловал и задушил мальчика. Осматривая тело погибшего, сыщики заметили на его бедре отпечаток обуви, но эта зацепка следствию никак не помогла.

Иркутский монстр нападал даже на детей дошкольного возраста: в том же декабре 1984 года он похитил девочку, которой было всего 2,5 года, — бабушка неосмотрительно оставила ее на крыльце. Маньяк затащил малышку в подвал дома в Кооперативном переулке, избил, изнасиловал и задушил.

Очередной жертвой Кулика вполне мог стать его собственный сын — педофил строил такие планы. Но дома почти всегда находилась жена и часто заглядывала мать, что в итоге спасло мальчику жизнь. Правда, однажды он все же сорвался и стянул с сына штаны. Об этом тут же узнала Марина, которую Кулик успокоил отговорками про медицинский осмотр и больше к ребенку не прикасался. Между тем в зоне риска оказались дети многочисленных любовниц маньяка. Сын одной из них жаловался матери, что ее «друг» ложится к нему в постель и гладит его. Но та отмахивалась — мол, выдумки.

Наследник Мосгаза

Тем временем милиционерам удалось составить фоторобот маньяка — в этом помогли дети, которые не поддались на уговоры Кулика и убежали от него. Так оперативники узнали, что подозреваемый среднего роста, худой, картавит и носит очки. Преступника пытались поймать на живца: щуплого милиционера переодели в женщину и отправили бродить по улицам Иркутска в расчете, что маньяк нападет. Вот только женщины его совсем не интересовали, а о милицейской охоте он прекрасно знал. «Среди моих знакомых были сотрудники, видевшие материалы дела. И я знал все, что было известно прокуратуре», — рассказывал позже Кулик.

Тем не менее он понял, что подходить к детям на улицах опасно, и сменил тактику. Словно печально известный московский маньяк Владимир Ионесян (Мосгаз), Кулик начал обходить квартиры под видом врача, приехавшего на вызов. Если дверь открывали взрослые, маньяк спешил заявить, что ошибся адресом. Но если открывал ребенок, который был дома один, он нападал. Именно так случилось в августе 1985 года, когда Кулик пришел в многоэтажку, расположенную в переулке Восьмого марта. Дверь ему открыла девятилетняя девочка, мать которой ушла на работу. Педофил изнасиловал ее и повесил на скакалке в детской комнате.

Его страсть к убийствам росла: даже находясь в отпуске с семьей в Кировограде, Кулик изнасиловал и задушил маленькую девочку. А в марте 1985 года маньяк впервые взялся за нож. Он проник в квартиру 75-летней пенсионерки на улице Карла Либкнехта, прикинувшись врачом, обеспокоенным ее здоровьем, вколол жертве психотропный препарат, а после изнасилования внезапно решил не душить жертву, а зарезать ее. Маньяк понимал, что теперь смерть пенсионерки уж точно не признают естественной, но это его не пугало. Более того, Кулик стал подумывать о том, чтобы расчленить какую-нибудь из будущих жертв.

Тени на стройке

17 января 1986 года близкие Василия Кулика вовсю готовились к празднованию его 30-летия, а самого юбиляра отправили за хлебом. Неподалеку от магазина Кулик заметил мальчика, схватил его за руку и потащил в строящееся здание на улице Тимирязева. К счастью для ребенка, странную пару заметила сотрудница столовой рядом со стройкой, которая была наслышана об орудующем в Иркутске маньяке. Женщина не растерялась, позвала на помощь сослуживицу, вместе они не побоялись отправиться на стройку и наткнулись там на Кулика. Тот, стоя на коленях, уже склонился над своей жертвой, которая от удушья потеряла сознание... Женщины подняли шум.

Кулик попытался было заболтать свидетельниц: мол, он врач, случайно проходил мимо, увидел мальчика без чувств и оказывал помощь. Но женщины в эту легенду не поверили — и стали звать на помощь еще громче. Кулик побежал, но за ним бросились двое молодых мужчин, которые услышали крики. Они настигли маньяка в тот момент, когда он пытался перелезть через забор, избили и доставили в милицию.

Задержанный попытался было убедить стражей порядка в своей невиновности, повторяя версию о врачебной помощи. Но через некоторое время мальчик очнулся в больнице, рассказал, как было дело, и опознал нападавшего. После этого Кулик начал рассказывать о преступлениях — 30 изнасилований и 13 убийств. При этом никакого раскаяния маньяк не испытывал, рассказывая о преступлениях с неизменной ухмылкой и безошибочно указал все места, где расправился с жертвами.

Ход легендой

Казалось, после этого у маньяка не осталось никаких шансов выкрутиться. Но тут некоторые следователи продемонстрировали вопиющий непрофессионализм: допросы Кулика были проведены поверхностно, а экспертизы организованы с ошибками. Причем одну из важнейших улик, «Полевой дневник» маньяка, успела уничтожить его жена. Марина прочла записи и сожгла тетрадь, пояснив сыщикам, что такие вещи больше никому читать не надо. В итоге в суд ушло достаточно сырое дело, чем не преминула воспользоваться защита Иркутского монстра.

По совету адвоката Кулик заявил, что оговорил себя и является жертвой шантажа членов банды некого Чибиса. Согласно истории, придуманной маньяком, его отец, который сражался во время Великой Отечественной войны на Украине, сделал там схрон трофейных автоматов и боеприпасов, а Чибис и его бандиты обнаружили тайник и использовали оружие при нападении на инкассаторов.

Потом преступники каким-то невероятным образом нашли отца Кулика и принялись угрожать ему заявлением в милицию — ведь на автоматах остались его отпечатки пальцев. После смерти Кулика-старшего, который исправно платил шантажистам, они вышли на Василия и потребовали, чтобы тот взял на себя все убийства старушек и детей, которые совершили члены банды. А те подробности, которые обвиняемый рассказывал следователям, якобы были не чем иным, как пересказом его страшных сновидений.

Прижатый к стенке

Поверить в такую историю было сложно, но благодаря хорошей работе защиты и слабому обвинению дело Василия Кулика отправили на доследование. После этого в Иркутск срочно прибыл следователь Исса Костоев, который в то время вел дело Андрея Чикатило — самого известного маньяка СССР. Костоев и глава новой следственной группы Николай Китаев заново занялись делом Иркутского монстра. Они вновь провели очные ставки и следственные эксперименты, один из которых чуть было не окончился для обвиняемого судом Линча. Жители Иркутска узнали, кого привезли на место преступления, и взяли автозак в плотное кольцо, пытаясь добраться до маньяка и расправиться с ним.

Поскольку подобные ситуации были опасны не только для обвиняемого, но и для сопровождавших его милиционеров, дальнейшие следственные эксперименты по делу Кулика проходили только на кладбище и в обстановке строжайшей конспирации. Между тем следователи нашли еще троих детей, уцелевших после нападений маньяка, но этим страшным событиям было уже несколько лет, и сыщики боялись, что потерпевшие успели забыть своего мучителя.

Тогда было решено провести биомеханическую и судебно-логопедическую экспертизы, которые установили: Кулика отличает необычная походка и проблемы с произношением буквы «р». Именно эти приметы и помогли потерпевшим вспомнить и опознать того, кто напал на них. После этого обвиняемый изменил тактику, заявив, что его близорукость не позволяет ориентироваться в темноте, а значит, убивать детей в подвалах он не мог. Но обследование офтальмологов показало: Кулик врет. Да и его версию о пересказе сновидений очень быстро признали несостоятельной.

Обвинение разгромило и историю Кулика о «банде Чибиса». Стремясь убедить сыщиков, маньяк практически дословно пересказывал им свои и отцовские диалоги с шантажистами. Но экспертиза, которую организовали следователи, показала, что обвиняемый — так называемый «визуал», а значит, физически не может запоминать и воспроизводить по памяти большие объемы информации.

По зову Луны

Чтобы окончательно разгромить защиту Кулика, следователи заново провели еще две экспертизы. Первая касалась обнаруженных на платье одной из жертв следов крови преступника. Согласно первым выводам, эта кровь относилась к третьей группе, а у Кулика была вторая. Но повторное исследование показало, что эксперты допустили ошибку, и кровь на платье на самом деле принадлежит человеку со второй группой.

Ошиблись эксперты и при сопоставлении отпечатков обуви на теле погибшего в декабре 1984 года мальчика и сапог, принадлежавших Кулику. Они сравнивали образец на бумаге, абсолютно не учитывая, что поверхность тела выпуклая. Воссоздание идентичной структуры, на которую был поставлен новый отпечаток, выявила: образцы полностью совпадают.

Кроме того, сыщики выяснили, что биоритмы маньяка зависят от фаз Луны — все преступления Иркутский монстр совершал либо в новолуние, либо в полнолуние. Дату финального допроса им помогли определить эксперты — они абсолютно точно установили, что в середине июня 1987 года Кулик будет в наилучшем для следствия психологическом состоянии: эмоционально неустойчив, возбудим и не сможет противостоять атаке обвинения с мощной доказательной базой. Так и вышло — убийца полностью признал свою вину и даже сам настаивал на смертном приговоре.

К дате нового судебного заседания, состоявшегося в 1988 году, были собраны железные доказательства вины Кулика, которые не оставили маньяку никаких шансов. После того как суд приговорил его к высшей мере наказания, осужденный прожил всего год. Василий Кулик был расстрелян в июне (по другим данным в декабре) 1989 года.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru


Анна Комиссарова

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности