Ким за Кимом

Вожди правят Северной Кореей даже после смерти. Их боятся и почитают уже 80 лет

Мир

Фото: KCNA / Reuters

Северная Корея — одна из самых труднодоступных и притягательных стран мира. Ее часто представляют как государство с непредсказуемым руководством, агрессивной идеологией и нищим населением, но те немногие, кому удалось там побывать, нередко делятся иными, пусть и противоречивыми впечатлениями. Преподаватель исторического факультета МГУ Андрей Абрамов съездил на несколько дней в КНДР и составил свое представление о социалистической Корее и ее жителях. В предыдущем материале он рассказал, как встречают в Пхеньяне иностранцев. В этой статье речь пойдет о культе Кимов, чья династия правит страной уже 80 лет.

Социалистический абсолютизм

Особенность северокорейской жизни, которая всегда привлекала иностранцев, — тщательно проработанный государственный культ КНДР. Фактически он стал аналогом религии, которую должен истово исповедовать каждый гражданин. Главная составляющая этого культа — обожествление вождей, поклонение которым достигает трудно представимых современному человеку вершин.

Формально Северная Корея является республикой. На деле же с 1948 года ею управляет династия Кимов, так что о стране можно говорить как о единственном в своем роде феномене социалистической абсолютной монархии.

В 1948-1994 годах КНДР руководил Ким Ир Сен — сначала в качестве премьер-министра, а затем президента. В 1994-2011 годах правил его сын Ким Чен Ир: как председатель Государственного комитета обороны (название явно позаимствовано из сталинского времени). С 2011 года скончавшегося отца сменил Ким Чен Ын, преобразовавший ГКО в орган с более «мирным» названием — Государственный совет.

Удивительно, но официально и государством, и правящей Трудовой партией Кореи сейчас руководят все три Кима. В 1998-м в преамбуле к конституции страны Ким Ир Сен был объявлен «вечным президентом» КНДР — то есть формально он продолжает возглавлять государство до сих пор. Похожая история произошла и с Ким Чен Иром: в 2012-м он был объявлен «вечным генеральным секретарем» партии и «вечным председателем» ГКО соответственно. То есть два скончавшихся лидера КНДР до сих пор воспринимаются как «вечно живые». В этом можно увидеть не только наследие советской традиции, но и параллель с европейским монархическим обычаем, когда «государственное тело» короля считалось «живым» даже после его физической смерти.

Преобразование ГКО в Госсовет, возможно, было связано не только с желанием Ким Чен Ына перевести управление на более «мирные» рельсы, но и со стремлением возглавить собственный, не связанный с памятью отца орган. Кроме того, в партии Ким Чен Ын тоже создал для себя новый высший пост — председателя ТПК.

Своеобразная иерархия трех Кимов проявляется и в их воинских званиях. И Ким Ир Сен, и Ким Чен Ир носят звание генералиссимуса КНДР. Правда, если первому это звание было присвоено еще при жизни, то второму — уже посмертно. Ким Чен Ын, как и его отец до своей кончины, носит звание маршала.

Разнится у вождей и официальная титулатура. Ким Ир Сен — «великий вождь», Ким Чен Ир — «великий руководитель», Ким Чен Ын — «уважаемый высший руководитель». При каждом упоминании Кимов эти титулы произносятся полностью.

Всех северокорейских вождей официально именуют еще и «полководцами». По-корейски это слово звучит как «чангун», что очень напоминает японское «сегун». Таким образом, как отмечает российский кореевед Константин Асмолов, «полководец» в КНДР — это даже не столько военный, сколько военно-административный деятель, что вполне понятно, учитывая международное положение страны.

Как и в Советском Союзе, в честь вождей в КНДР называют ордена и премии: ордена Ким Ир Сена и Ким Чен Ира, Кимирсенская и Кимченирская премии. В их честь также названы сорта орхидеи и бегонии, которые почитаются на государственном уровне.

Вообще, культ Ким Ир Сена начал разрабатывать еще в 1970-е Ким Чен Ир, отвечавший в то время за вопросы пропаганды. Возвеличивая основателя КНДР, он возвеличивал и себя, укрепляя таким путем свое положение как преемника отца. Надо сказать, что развивал он и почитание своей матери — Ким Чен Сук, скончавшейся при родах в 1949 году. У нее тоже есть официальный титул — «героиня антияпонской войны». Можно сказать, что таким образом в государственном культе Северной Кореи сформировался свой аналог «святого семейства».

Дни рождения Ким Ир Сена (15 апреля), Ким Чен Ира (16 февраля) и Ким Чен Сук (24 декабря) являются государственными праздниками. При этом 15 апреля отмечается как День Солнца, 16 февраля — как День Сияющей Звезды.

По сути, вся жизнь в Северной Корее построена вокруг почитания вождей. Три Кима являются той осью, вокруг которой выстроено не только существование всего государства, но и каждодневная жизнь любого гражданина страны.

Нет жизни без вождя

Почитание проявляется в повсеместном распространении изображений и памятников. Смотря на эти масштабные проявления государственного культа, начинаешь понимать, что из себя представляли языческие государства Древнего мира по типу Египта и Рима.

Уличные панно с изображениями вождей являются совершенно обыденной частью пейзажа и в столице, и в регионах. В основном на них изображены вместе Ким Ир Сен и Ким Чен Ир в окружении рабочих, детей, солдат или же на фоне красивых природных видов. Кроме того, я видел панно и картины с изображением одного только Ким Ир Сена, в то время как с Ким Чен Иром мне такого рода культовые объекты не попадались. Впрочем, в сети можно найти их фотографии.

Некоторые панно были аккуратно закрыты тентами. Может быть, они испортились от времени, может быть, их переделывают из-за изменения официальной трактовки изображения вождей. Интересно, что, проезжая мимо памятников вождям и панно с их изображениями, водитель замедлял движение автомобиля.

Если говорить об особом почитании в КНДР основателя государства, то нельзя не сказать о такой пхеньянской достопримечательности, как триумфальная арка у холма Моранбон. Открыта она была в честь 70-летия Ким Ир Сена в 1982 году. Арка прославляет первого северокорейского лидера как освободителя страны от японской оккупации, о чем говорят выбитые на воротах даты революционной деятельности первого Кима — «1925» и «1945», а также текст «Песни о полководце Ким Ир Сене». Гиды обычно утверждают, что триумфальные ворота в столице КНДР — самые высокие в мире. Но на деле они все-таки ниже памятника Революции в Мехико, также построенного в виде арки.

Обычным делом в Северной Корее являются плиты из белого камня с выбитыми на них цитатами Кимов. В основном они стоят около монументов и панно. Существуют в Северной Корее и так называемые «башни бессмертия» — обелиски с высеченными на них памятными надписями в честь лидеров страны. Самая известная из них расположена в Пхеньяне на улице Кымсон. Башня высотой 82 метра была открыта в 1997 году в честь покойного Ким Ир Сена. Сейчас же надпись на ней гласит: «Великий товарищ Ким Ир Сен и товарищ Ким Чен Ир навечно останутся с нами». Такого рода обелиски установлены во многих других северокорейских городах и поселках. Они существовали даже в трудовых лагерях северокорейских рабочих в России.

По наличию на фасаде здания портретов Ким Ир Сена и Ким Чен Ира можно определить государственное или партийное учреждение. В каждом внутреннем помещении также обычно висят портреты вождей, которые иногда могут дополняться их совместной фотографией. Интересно, что сейчас покойные лидеры страны обычно представлены на портретах улыбающимися, в то время как до 2010-х годов их лица чаще изображались строгими. Видимо, таким образом смещаются акценты в официальном восприятии действительности как властями, так и рядовыми гражданами.

Кроме портретов на фасадах рядом с крупными партийно-государственными учреждениями устанавливаются панно с изображением вождей и плиты с их цитатами. Территории вокруг них идеально убирают каждый день, а местные сотрудники возлагают к ним цветы и венки. Такое оформление внешнего вида здания и территорий я видел у НИИ кино и центрального комитета местного аналога комсомола — Кимирсенско-кимченирского союза молодежи. Кроме того, если то или иное здание удостаивает своим посещением лидер страны, то на нем устанавливается соответствующая красная табличка с датой визита. В крупных учреждениях часто висят фотографии визитов вождей, иногда дополненные их цитатами.

Нужно сказать, что не то что портретов, а даже фото Ким Чен Ына лично я видел очень мало. Исключением было ведущее детское учреждение столицы и всей страны — Мангендэский дворец пионеров и школьников. Там нынешний лидер неоднократно был представлен на фото в окружении детей. Впрочем, если найти в сети репортажи из Северной Кореи, то можно увидеть, что своеобразные красные уголки в учреждениях с фотографиями визитов Ким Чен Ына и даже вещами, к которым он прикасался, — обычное явление. Так что, видимо, я просто мало посещал такие места.

Где я действительно наблюдал высокую концентрацию фотопортретов «уважаемого высшего руководителя», так это в картинной галерее, находящейся около монумента основания ТПК. Кроме собственно картин в музее представлены фотографии всех трех вождей, повествующие об их внутри- и внешнеполитической деятельности. Если говорить о Ким Чен Ыне, то там можно увидеть его официальные фотопортреты, снимки из его инспекционных поездок по стране (иногда даже в сопровождении жены) и международных визитов, в том числе в Россию в 2019 году.

Кстати, инспекционные поездки на места — один из основных способов управления страной северокорейскими правителями. Метод этот заложил еще Ким Ир Сен, который верил, что присутствие лидера страны на предприятии или в учреждении напрямую влияет на эффективность работы. По стилю одежды и даже во внешности Ким Чен Ын, по словам специалистов-корееведов, ориентируется на деда. Таким образом он якобы делает отсылку к «старым добрым» временам до кризиса 1990-х годов.

Память о покойных лидерах страны каждый северокореец буквально носит в сердце. Точнее, на груди: речь идет о значках. Они сделаны в форме красного флага, на котором изображены лица «вечного президента» и «вечного генерального секретаря». Однако у моего водителя значок был только с изображением Ким Чен Ира. Говорят ли эти комбинации что-то о статусе конкретного человека, сказать нельзя.

Носят значки северокорейцы всегда. К примеру, моя гид перенесла его на спортивный костюм, когда переоделась для похода в горы. В то же время во владивостокском аэропорту у некоторых северокорейцев явно обеспеченного вида значков я не заметил. Мне как иностранцу удалось приобрести только значок с флагом КНДР: значки с портретами вождей не продаются.

Идолы социализма

Самое известное на весь мир «святилище» культа Кимов — это так называемый «великий монумент» на холме Мансудэ в Пхеньяне. В 1972 году в честь 60-летия основателя КНДР Ким Ир Сена на холме Мансудэ перед зданием музея Корейской революции была открыта 20-метровая бронзовая статуя «великого вождя». Он был представлен в характерном френче и со строгим выражением лица, как и на официальных портретах того времени.

В 2012 году рядом с памятником Ким Ир Сену была установлена статуя его сына, второго правителя Северной Кореи. Интересно, что изначально на Ким Чен Ира было «надето» бронзовое пальто, которое быстро заменили на так называемую «сонгунскую куртку», в которой «великий руководитель» ходил при жизни. Была заменена и статуя Ким Ир Сена. Теперь он изображен менее молодым, в костюме и с улыбкой, что соответствует его новой официальной «иконографии» на портретах.

За статуями, на стене музея, находится гранитное мозаичное панно, на котором изображена священная для всех корейцев гора Пэктусан. По преданию, еще в древности на нее спустился с неба Хванун — основатель первого корейского государства Древний Чосон. По официальной северокорейской версии, у подножия этой горы в 1942 году родился Ким Чен Ир. Однако, по другим данным, родился он годом ранее в Хабаровском крае, где служил в рядах Красной армии его отец. Всех трех Кимов в КНДР иногда называют «пэктусанскими полководцами», напрямую связывая их с почитаемым всем корейским народом местом.

По бокам статуй также находятся две скульптурные группы. Правая (119 фигур) посвящена антияпонской борьбе корейского народа, левая (109 фигур) — строительству социализма в стране. Сделаны они в стиле классического соцреализма.

Сейчас монумент вождям на холме Мансудэ является одним из центральных мест государственного культа Северной Кореи. К нему возлагают цветы и северокорейские граждане, и иностранные гости. Я тоже купил букет за 5 евро и возложил его к статуям. После меня к монументу возлагали цветы другие иностранцы, представители какого-то государственного учреждения, свадебная процессия. Весь ход поклонения регулируется постоянно дежурящими рядом ответственными работниками.

По сути, этот памятник в Пхеньяне выполняет ту же роль, что и Вечный огонь в Москве. Монумент на холме Мансудэ является, наверное, наиболее ярким материальным воплощением всей северокорейской идеологии с характерным для нее культом вождей, апелляцией к традиционным корейским архетипам, упором на энтузиазм народных масс.

Царская сокровищница

Одним из самых ярких и запоминающихся впечатлений от поездки в КНДР стало посещение музея подарков вождям, расположенного в горах Мехян. Официальное название музея, открытого в 1978-м, — «Выставка дружбы между народами». В нем два здания: первое для подарков Ким Ир Сену и, с недавних пор, Ким Чен Ыну; второе — для подарков Ким Чен Иру.

Территория выставки охраняется военнослужащими в полной боевой выкладке, чтобы попасть туда, необходимо проехать через укрепленный КПП. В первом здании, куда меня водили, шесть этажей и 140 залов. Построено оно в традиционном корейском стиле. Фотографировать в музее строго запрещено, и это, надо сказать, очень досадный факт. Такое богатство, разнообразие и размах, думаю, мало где в мире можно увидеть.

Для посещения музея мы взяли специального гида. Прежде всего, меня подвели к огромным дверям основного здания весом в несколько тонн, у которых стоят двое часовых. Выдав предварительно перчатки, мне, как сказали гиды, оказали честь открыть эти двери своими руками. Открываются они довольно плавно: видимо, в них встроен какой-то механизм. Затем я вошел в холл, где сдал в раздевалку все вещи. После этого меня обыскали несколько девушек из местного аналога службы охраны.

В первую очередь мы пошли в главный зал музея, где представлены наиболее значимые с точки зрения властей подарки всем трем северокорейским вождям. В частности, здесь есть охотничье ружье и сервиз от президента Владимира Путина, а также огромные фарфоровые вазы и красивейшие изделия из слоновой кости от китайских лидеров. Мне запомнился законсервированный в вакууме вечно живой цветок. Интересно, что в этом зале выставлен даже подарок бывшего государственного секретаря США Мадлен Олбрайт — скромная металлическая чаша. Решение выставить ее в главном зале мне лично представляется довольно спорным, но, видимо, северокорейскому руководству явно нужно было подчеркнуть сам факт подношения правителю страны от американцев.

Кроме того, здесь есть электронное табло с общим количеством подарков вождям (больше 100 тысяч) и карта мира с отмеченными лампочками городами, откуда присланы дары. А на противоположной от дверей зала стене закреплено мраморное знамя с портретами Ким Ир Сена и Ким Чен Ира, которому надо было поклониться.

Затем началась экскурсия по остальному зданию. Выглядит оно изнутри как огромный мраморный дворец. Кроме экспонатов в витринах здесь развешаны по стенам фотопортреты вождей с их зарубежными гостями, среди которых я заметил несколько советских руководителей 1970-1980-х годов. Переход с этажа на этаж осуществляется не только по лестницам, но и с помощью лифтов и довольно длинных эскалаторов. В то же время, должен отметить, свет горит постоянно только в коридорах. В залах он включается вручную при проходе посетителей.

И о посетителях: они были, но в основном северокорейцы. В первую очередь студенты, которых водили по зданию колоннами. И некоторые из них с явным интересом смотрели, что за «важного» иностранца водят по музею в гордом одиночестве три сопровождающих сразу.

Экспонатов в музее великое множество, все их невозможно описать даже мельком. Самые богатые подарки, конечно, из стран «третьего мира»: изделия из слоновой кости, шкуры разнообразных животных, которые смотрятся как живые звери, ковры и многое другое. Выставлены и подарки из Советского Союза, причем с национальным колоритом каждой союзной республики. Очень дорогостоящие подарки есть от современных российских бизнесменов, которые ведут дела с КНДР. В частности, я запомнил шкуру белого медведя и большого размера фигурную композицию мамонтов из слоновой кости.

Из подарков других стран бывшего социалистического лагеря мне запомнились болгарские, поскольку разнообразием они не отличались: сплошные бюсты основателя социалистической Болгарии Георгия Димитрова из разных материалов. Во время экскурсии гиды мне особо указывали на чемодан из крокодиловой кожи от Фиделя Кастро, на большой ковер от президента Монголии с изображением Ким Чен Ына и его супруги Ли Соль Чжу, на баскетбольный мяч с автографом американского баскетболиста Денниса Родмана. Он сам подарил его Ким Чен Ыну, большому фанату баскетбола и конкретно этого игрока.

Меня спрашивали, что лично мне хочется подробно посмотреть. Я сказал, что подарки из западных стран, ведь интересно, кто с Запада одаривает северокорейских вождей. В итоге могу сказать, что эти подарки сами по себе довольно скромные, и передавали их в основном последователи идей чучхе, левые политики и некоторые бизнесмены.

Отдельно мне показали зал с бронированными автомобилями ЗИС, которые Ким Ир Сену дарили Иосиф Сталин, Георгий Маленков и Николай Булганин. На стене в этом зале висит довольно большой портрет советского вождя. Сводили меня и в помещение, где стоят два вагона. Один из них был подарен первому лидеру КНДР Сталиным, а другой — Мао Цзэдуном. Надо сказать, сталинский подарок выглядит роскошнее китайского.

Самое большое впечатление на меня произвел другой дар из СССР, сделанный в 1958 году. Во время экскурсии меня подвели к одной из дверей и предложили угадать, что за ней находится. Я, конечно же, не угадал. За ней оказался огромных размеров ангар с самолетом Ил-14, на котором летал Ким Ир Сен. Моему удивлению не было предела. Судя по времени, этот самолет — подарок от Никиты Хрущева. Однако прямо об этом не упоминается, учитывая плохое отношение в КНДР к этому советскому руководителю.

Учитывая статус выставки, в ней есть и элементы «святилища». Так, меня провели через три зала, в которых выставлены восковые фигуры Ким Ир Сена, Ким Чен Ира и Ким Чен Сук на фоне видов корейской природы. Каждой из фигур надо было поклониться и затем спиной идти к двери. Должен сказать, сделаны они на таком высоком уровне, что у меня реально возникало ощущение, будто это живые люди. И если это «святилище» так повлияло на меня, иностранца, то трудно представить, как ощущают себя там северокорейцы. И хотя после меня в залы для поклонения входили большие колонны студентов, увидеть их реакцию мне не удалось.

После окончания экскурсии меня привели на балкон, с которого открывается потрясающе красивый вид на окружающие горы. Получив море впечатлений, я был рад возможности отдохнуть в мягком кресле и насладиться природой. Насколько я понимаю, здесь гостям обычно предлагают попить местного чая. Но для меня почему-то сделали исключение.

Неожиданно мне принесли большую книгу с золотым тиснением. Это оказался альбом, где гости выставки пишут свои впечатления от увиденного. Я оказался в довольно большом замешательстве и долго пытался подобрать нужные слова. В итоге я написал, что подобного по размаху музея нет больше нигде в мире и что я поражен широтой международных связей КНДР. Меня также попросили дописать к своему имени еще и место работы с должностью. Затем гид кинулась переводить написанное мною на корейский. Как мне сказали, эту книгу в каждый свой приезд внимательно просматривает сам Ким Чен Ын. Так что, возможно, таким путем когда-нибудь состоится моя заочная с ним встреча.

Должен сказать, что в программу моего тура также входило посещение Кымсусанского дворца Солнца — усыпальницы Ким Ир Сена и Ким Чен Ира в Пхеньяне. Для этого я даже привез с собой белую рубашку: во дворце требуется строгий дресс-код. Но практически сразу по приезде гиды сказали мне, что с середины мая по начало июля там ведутся «профилактические работы», и что вообще это не прямо такое уж туристическое место. Я, признаться, довольно сильно расстроился. Но, купив в магазине иностранных книг альбом с фотографиями интерьеров мавзолея, я понял, что на самом деле не так уж много потерял.

Внутреннее убранство там такое же, как и в музее подарков. Там тоже выставлены вагоны, машины и яхты вождей, а вместо подарков — награды. Есть там и восковые статуи двух покойных лидеров КНДР. Так что из действительно уникального я не увидел разве что мумии «великого вождя» и «великого руководителя».

Как я потом узнал из новостей, сразу после моего отъезда из страны в Кымсусанский дворец Солнца активно водили не только официальные делегации, но и рядовых туристов. Может быть, и здесь мой неожиданный VIP-статус сыграл свою роль.

Продолжение — в следующем материале.

Андрей Абрамов

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности