Россия
00:02, 10 декабря 2019

«Чуть надавишь — и в голове дыра»

Шестилетняя Маргарита упала из окна — девочку спасет срочная операция. Ей нужна ваша помощь
Маргоша Иноземцева
Фото: Русфонд

Маргарита Иноземцева живет вдвоем с мамой в Иркутске. Четыре года назад с девочкой случилась беда: она выпала из окна второго этажа, получила тяжелую черепно-мозговую травму. После длительного лечения остается обширный костный дефект в лобной области. Он был закрыт металлоконструкцией, но со временем ее края сместились и стали выпирать сквозь тонкую кожу лба. Малейшая царапина или падение могут обернуться необратимыми последствиями. Маргариту спасет операция — установка специального костного имплантата, изготовленного по индивидуальной модели. Но он стоит больше миллиона рублей. Мама девочки не сможет самостоятельно собрать такую сумму.

Мама только на минуту оставила Маргариту в комнате — вышла на кухню, чтобы разлить по тарелкам суп. Этого времени оказалось достаточно, чтобы двухлетняя девочка забралась на подоконник. Открытое окно защищала хлипкая рама с сеткой от комаров.

— Маргоша, иди обедать! — крикнула Екатерина, мама девочки.

Из соседней комнаты послышался шорох, а потом наступила тишина…

Свою дочь Екатерина нашла лежащей на улице. Девочка была без сознания. Основной удар пришелся на левую сторону головы.

Ребенка на скорой отвезли в Ивано-Матренинскую детскую больницу, провели компьютерную томографию, поместили в реанимацию. Врачи диагностировали закрытую черепно-мозговую травму, ушиб головного мозга, множественные переломы костей черепа и лица. Кроме того, из-за травмы грудной клетки у девочки пострадали легкие.

Врачи в реанимации на вопрос, будет ли жить ребенок, не могли ответить определенно, говорили: «Всякое бывает…» Родителей в реанимацию не пускали.

— Положите ей на кроватку этого зайчика, — просила медсестру мама. — И позовите: «Маргоша», — мы ее дома так называли. Вдруг она услышит и очнется?

Маргоша очнулась на следующий день, а еще через три дня ее перевели в отделение травматологии. От уха до уха на голове был свежий шов, левый глаз заплыл и не открывался, на губах остались ранки от зонда. Сквозь тонкую кожу наголо обритой головы было видно, как пульсирует кровь в сосудах.

Вскоре девочку перевели в нейрохирургическое отделение. Отверстие в черепе решили не закрывать. Профессор убедил коллег, что оно со временем затянется само, как зарастает родничок на голове у новорожденных.

Спустя три недели Маргариту выписали домой. Девочка училась заново стоять и ходить.

— После травмы левая сторона тела стала слабее правой, — говорит Екатерина. — Правая рука хуже действовала, на левую ногу дочка стала прихрамывать. Невролог рекомендовала оформить инвалидность, дала направление, но на комиссии мне сказали: «Руки-ноги есть — значит, все в порядке».

Отверстие в черепе так и не заросло. В остальном Маргарита не уступала ровесникам — легко запоминала стихи и песни, любила слушать музыку и танцевать. Однако любая травма или даже легкий ушиб головы для нее могли стать смертельными.

Раз в полгода девочку возили на реабилитацию в иркутский медцентр. В мае 2017 года у нее обнаружили грыжу головного мозга, которая образовалась из-за дефицита костной ткани в области передней черепной ямки. Девочку тут же отправили на операционный стол, дефект лобной кости закрыли биопластиной. Врачи объяснили, что в итоге должна образоваться новая кость, а пластина постепенно рассосется.

Маргарита наконец могла играть с детьми, не опасаясь, что кто-то случайно ее заденет или толкнет.

— Через восемь месяцев углы трансплантата стали заметны даже под челкой. Каждый день кто-нибудь из детей в садике спрашивал дочку: «А почему у тебя квадратная голова?»

Спустя два года конструкция переместилась и стала еще заметнее.

В мае этого года девочке сделали еще одну операцию: убрали конструкцию и закрыли отверстие в лобной кости титановой пластиной. Ее края были заметны сразу после операции, как только с головы сняли бинты. А со временем стали видны даже шурупы, которыми пластина крепится к кости черепа.

— Кожа вокруг креплений покраснела, а возле центрального шурупчика даже посинела, — говорит Екатерина, — мне кажется, если чуть надавить, в голове будет дыра.

По вечерам у Маргариты часто болит голова, когда боль становится совсем нестерпимой, девочка просит маму дать ей лекарство.

В октябре после очередного обследования врачи иркутской больницы пришли к выводу, что пластину нужно удалить и вместо нее установить специальный имплантат Custombone, который будет изготовлен индивидуально и со временем синтезируется в собственную костную ткань. И если операцию оплачивает государство, то имплантат заказывается и приобретается за счет пациента. Мама с дочкой живут вдвоем, половина скромной зарплаты Екатерины уходит на оплату съемной однушки. Помочь им некому — кроме нас с вами.

Заведующий отделением нейрохирургии Городской Ивано-Матренинской детской клинической больницы Андрей Ливадаров (Иркутск): «Девочка нуждается в срочной операции по восстановлению лобной кости черепа. Для этого необходим имплантат, изготовленный индивидуально, строго по размерам черепной впадины, который станет своего рода матрицей для образования собственной костной ткани».

Стоимость операции 1 041 200 рублей.

На 17:00 (11.12.2019) 285 читателей «Ленты.ру» собрали 334 703 рубля.
79 168 рублей собрали телезрители ГТРК «Иркутск».
806 521 рубль собрали читатели rusfond.ru
Всего собрано 1 220 392 рублей.

Сбор средств успешно завершен.

Друзья, всем спасибо! Вместе мы сделали доброе дело.

Для тех, кто мало знаком с деятельностью Русфонда

Русфонд (Российский фонд помощи) создан осенью 1996 года для помощи авторам отчаянных писем в «Ъ». Проверив письма, мы размещаем их в «Ъ», на сайтах rusfond.ru, kommersant.ru, «Лента.ру», в эфире Первого канала и на радио «Коммерсантъ FM», в социальных сетях, а также в 172 печатных, телевизионных и интернет-СМИ. Возможны переводы с банковских карт, электронной наличностью и СМС-сообщением, в том числе из-за рубежа (подробности на rusfond.ru). Мы просто помогаем вам помогать.

Всего собрано свыше 13,925 млрд руб. В 2019 году (на 5 декабря) собран 1 301 108 073 руб., помощь получили 1765 детей.

Русфонд — лауреат национальной премии «Серебряный лучник» за 2000 год, входит в реестр НКО — исполнителей общественно полезных услуг. В 2019 году Русфонд выиграл президентский грант на проект «Совпадение. Экспедиция доноров костного мозга», а его Национальный РДКМ — президентский грант на проект «Академия донорства костного мозга» и грант мэра Москвы на проект «Спаси жизнь — стань донором костного мозга». Президент Русфонда Лев Амбиндер — лауреат Государственной премии РФ.

Дополнительная информация о Русфонде и отчет о пожертвованиях Русфонда.

Адрес фонда: 125315, Москва, а/я 110;
rusfond.ru; e-mail: rusfond@rusfond.ru
Приложения для iPhone и Android — rusfond.ru/app
Телефон: 8-800-250-75-25 (звонок по России бесплатный), 8 (495) 926-35-63 с 10:00 до 20:00

< Назад в рубрику