Василий Соломин

«Не выиграет чемпионат — посадим!»

Он стал первым советским чемпионом мира по боксу. За что спортсмен получил 10 лет колонии?

Спорт

Василий Соломин

Фото: Юрий Сомов / РИА Новости

Василий Соломин вписал свое имя в историю бокса, став первым чемпионом мира из Страны Советов. Отличавшийся в ринге жестким характером, он буквально пробивал себе путь к спортивным вершинам. Но в обычной жизни Соломин с большим трудом держал удары судьбы. Завершив карьеру, он и вовсе оказался на дне — получил 10 лет колонии строгого режима и умер, не дожив и до 45 лет. О трагичной судьбе чемпиона — в материале «Лента.ру».

Плохая наследственность

Зимой 1969-го на пороге пермского спортивного клуба появилась местная шпана. Подростки заявили о желании попробовать себя в боксе. Тренер Юрий Подшивалов предупредил — курильщикам здесь не рады. Остались не все. Будущий чемпион 16-летний Василий Соломин — решительно выбросил пачку папирос.

На дворе январь, на улице мороз. Соломин снял пальто. Подшивалов сразу почуял, что дома у парня не все в порядке: одет он был явно не по погоде.

Оказалось, Соломин рос в скромной комнатушке в бараке. Жил он в этих хоромах с матерью, младшим братом и отцом-алкоголиком. Первое время семья не знала, что Василий занялся спортом. «Сынок, ты на скотобойне был?» — шутливо спросила его мать, увидев следы крови на майке. Тогда будущий чемпион впервые блеснул на районных соревнованиях.

Подшивалов понял, что в его зале появился настоящий талант. Соломин отличался нетипичной для легковеса силой удара. Он был взрывным, подвижным и обладал несгибаемым характером в ринге. Наставник попросил семью по возможности поддержать начинание парня. «Он у вас талантливый», — сообщил он родителям. Для пермского пацана это был шанс всей жизни.

Уже через три года 19-летний Соломин выиграл чемпионат СССР в весовой категории до 54 килограммов. К этому прибавилось и золото на чемпионате Европы среди юниоров. На пермское дарование обратили внимание в первой сборной страны.

Так Соломин в 1972 году отправился на Олимпийские игры в Мюнхене. Но соревнования оказались под угрозой срыва из-за теракта палестинской группировки «Черный сентябрь», который унес жизни 17 человек. Целью террористов были израильские спортсмены.

Советским боксерам разрешили махнуть рукой на режим: считали, что после такой трагедии Игры возобновлять не будут. Команду повели в ресторан и дали отмашку: можно все. Не видавшие такого изобилия советские ребята, особенно Соломин, увлеклись. Пермский парень впервые в жизни увидел ананасы…

После плотного ужина выяснилось, что теракт — не повод отменять Олимпиаду, и соревнования пройдут по расписанию. Соломин встал на весы — там набежало уже 60 килограммов. Чтобы уложиться в лимит весовой категории за ночь было необходимо сжечь шесть кило! Взвешивание в восемь утра.

Каким-то чудом Василию удалось показать на весах нужные цифры, но в четвертьфинале он все же уступил американскому боксеру Рикардо Каррерасу судейским решением. Правда, советский спортсмен показал отличный бокс и на время стал центром всеобщего внимания.

За щенка ответишь

В ринге соперники с трудом могли справиться с Соломиным. Он был неуступчив, а удар с правой, как вспоминает тренер сборной Геннадий Дылдин, у Василия был и вовсе убийственным, как у тяжеловеса.

Но за канатами взрывной характер Соломина приносил ему лишь проблемы. Курить он действительно бросил, но у парня возникали сложности из-за алкоголя — возможно, сказывалась и наследственность. Опьянев, многообещающий спортсмен легко ввязывался в потасовки.

Накануне главного турнира в карьере Соломин в очередной раз влип в историю. За день до вылета на предпоследние тренировочные сборы Василий поссорился в ресторане не с теми людьми. Не смог стерпеть, что его назвали щенком. Тяжесть «щенячьих» ударов испытала вся насмехавшаяся над ним компания. Плохая компания. Оказалось, Соломин осадил группу местных бандитов.

Его забрали в отделение милиции и продержали всю ночь. Подшивалову пришлось использовать связи, добраться до комиссара, чтобы вызволить буяна из-за решетки. Наутро тренеру позвонили. Забирай, говорят, своего бандита. Милиционеры пошутили: «Ну смотри, если не выиграет чемпионат — посадим!»

В августе в Гаване проходил первый чемпионат мира по боксу. Фаворитами, естественно, были кубинские спортсмены. Тем не менее советской школе было что противопоставить местным мастерам. Соломин, которого удалось вызволить из тюрьмы, выдал историческое выступление.

Только два поединка с участием советского легковеса продлились больше двух раундов. Венгр Ботош и выступавший в родных стенах Эчайде продержались в ринге с Соломиным все три. Василий завоевал для СССР первое золото чемпионатов мира по боксу. К слову, и остальные представители советской сборной не подкачали. В общекомандном зачете они уступили только кубинцам (равенство по количеству наград — по восемь, но кубинцы завоевали золото в пяти весовых категориях). Еще одно золото в копилку СССР принес Руфат Рискиев, ставший сильнейшим в категории до 75 килограммов.

Соломин окончательно оформился в статусе звезды советского бокса. Но обуздать его вспыльчивый нрав тренеры так и не смогли.

Сорвался с цепи

Свои спортивные взлеты Соломин с легкостью компенсировал бытовыми скандалами. Очередная аморальная выходка стоила ему выступления на чемпионате Европы в 1977-м. Инцидент произошел на сборах национальной команды в Кисловодске.

Василий выпил и набросился на старшего тренера сборной Алексея Киселева — обладателя серебряной медали Олимпийских игр в полутяжелом весе.

Усмирять зарвавшегося молодца кулаками Киселев не решился. Он пропустил удар Соломина по печени и ретировался. Обезумевший чемпион мира было побежал за тренером, но столкнулся с его коллегой — Борисом Гранаткиным. С ним, по всей видимости, Василий также намеревался выяснить отношения.

Гранаткин оказался удачливее Киселева. Пьяный Соломин его так и не достал. Запершись от буяна в своей комнате, тренер пережил шторм, а позже написал рапорт на нерадивого сборника. Бумаге дали ход — в Спорткомитете постановили лишить боксера шанса выступить на чемпионате.

При этом советская сборная, отказавшись от Соломина перед самым стартом, осталась вовсе без представителя в легкой весовой категории.

С тех пор Соломин стал персоной нон грата для национальной команды. Тот дебош навсегда закрыл ему дорогу назад. Несмотря на победы на чемпионатах страны, начальство не замечало Василия. В 1979 году он завершил карьеру. Победа в 1974-м так и осталась самым ярким этапом на его спортивном пути.

Виноватый без вины

Долгие годы в боксе не прибавили Соломину здоровья — у него обнаружились проблемы со слухом. И без того не друживший с режимом Василий все чаще прикладывался к бутылке. И вопросом времени стало попадание в очередную неприятную историю. Хотя на этот раз бывалый спортсмен скорее стал жертвой обстоятельств. Только когда Соломин оказался за решеткой, его друзья из прошлого стали обивать пороги кабинетов и добились справедливости.

А осудили его за участие в разбойном нападении. Якобы бывший боксер помог злоумышленникам ограбить квартиру, отправив хозяина в нокаут. Учитывая дурную репутацию Соломина, в такое развитие событий в органах охотно поверили. Обвиняемый с трудом разбирал вопросы следователей, но вину свою так и не признал. Пострадавший, у которого в свою очередь были проблемы со зрением, также не мог уверенно идентифицировать нападавшего.

Соломину дали десять лет в колонии строгого режима, из которых он отсидел четыре. Позднее один из налетчиков признался, что оговорил именитого спортсмена под давлением следствия. Дело было отправлено на дорасследование, и в начале 1990-х Соломина реабилитировали.

В 1997 году Подшивалов отыскал Соломина. Пригласил его в Пермь, отметить 45-летие боксера. Войдя в двери родного зала, чемпион признался, что чувствует себя плохо. В тот же день он собирался посетить турнир в 80 километрах от города.

Тренер и его бывший подопечный отправились на первенство. «Саныч, мне совсем тяжко», — протянул Соломин. Подшивалов всерьез обеспокоился, отдал ему свою машину и наказал мчаться в Пермь, к врачу.

У Соломина диагностировали острую пневмонию. Ему стало хуже на входе в больницу. Боксер, вписавший свое имя в историю советского и мирового бокса, умер спустя полчаса после того, как обратился за помощью.

Николай Костюков

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности