Вводная картника

«Нас дважды окружали тридцать китов»

Нефть, ледники и своенравные русские — как швейцарец выжил в Русской Арктике

69-я параллель

Фото: Дэвид Швери

Учитель географии Дэвид Швери (David Sсhwery) изо дня в день знакомит с законами планеты швейцарских школьников, а во время каникул подрабатывает гидом и открывает для неискушенных туристов Заполярье. В свои 28 лет он впервые побывал в России — и сразу на Земле Франца-Иосифа. Прошлым летом Дэвид и тринадцать его подопечных земляков-путешественников отправились на российский архипелаг. Стартовав в Лонгйире, они, невзирая на ветра и дрейфующие льдины, пересекли все Баренцево море. О том, что довелось им испытать на одной из самых северных территорий мира — в материале «Ленты.ру».

«Все было белым»

Ледники — огромные, завораживающие — первое, что бросается в глаза, когда ты оказываешься в Арктике. Раньше я думал, что уже привык к этим ледяным глыбам в Швейцарии, но на Земле Франца-Иосифа они оказались какими-то другими. В них как будто что-то есть. У нас ледники намного меньше по размеру, и они теплые. А те, что в России, — куполообразные, холодные и огромные, покрывающие большую часть архипелага, — невероятны. К тому же они по-прежнему остаются частью небольшой группы ледников, не тронутых климатическими изменениями. Для меня увидеть эти глыбы — большая честь.

Отличалась и арктическая природа — на островах попросту все было белым. Наконец, здесь бесчисленное количество мест, от которых веет историей. Бухта Тихая окунула меня в атмосферу советской эпохи. Еще на тех землях осталась уйма вещей времен холодной войны. Обветшалые рыболовные сети, элементы съемочной площадки, оставшиеся после экспедиции австрийской кинокомпании в 90-е годы, полные бочки нефти — только часть того, что нам удалось обнаружить. История сама нам открывалась: мы видели эпохально значимые места — например, лагерь, в котором зимовали участники норвежской полярной экспедиции XIX века Фритьоф Нансен и Ялмар Йохансен, достигшие рекордных на тот момент северных широт и не потерявшие в ходе кампании ни одного человека.

С лодок, а потом и с суши мы наблюдали за животными — будь то птицы на скале Рубини, где обычно собирается около полусотни тысяч пернатых, или моржи — и потрясающими растениями. Кстати, нашей команде удалось увидеть настоящих китов, лис и самого короля Арктики — белого медведя. Мы совершили несколько пеших прогулок и исследовали северную землю собственными ногами.

«Мне потребовалось меньше суток, чтобы влюбиться»

Север — моя страсть. С тех пор как я провел год по обмену в Норвегии, я как-то по-особенному проникся к холодным регионам и Арктике. Для меня как для специалиста по вечной мерзлоте эти регионы интересны и с профессиональной точки зрения. Да и в целом, наверное, меня можно назвать опытным путешественником. Я обожаю не только исследовать новые страны и земли, но и узнавать людей и культуру.

Мое первое знакомство с Арктикой было довольно специфическим — тогда мне предстояло провести полевые исследования для своей магистерской диссертации на Шпицбергене, если точнее — в районе Лонгйира. Если честно, я ничего раньше не слышал об этих местах, но мне потребовалось меньше суток, чтобы с головой влюбиться в них и в Арктику в целом.

Наверное, как все любители путешествий на Север, на Землю Франца-Иосифа я взял с собой кучу теплой одежды. Не скажу, что холод доставляет мне неудобства, — я люблю Север по всех его проявлениях. Но, не скрою, я был рад вернуться после экспедиции обратно в Швейцарию, где на тот момент установилась жара. Еще пытался максимально проникнуться историей архипелага, но, если честно, там столько островов, что это оказалось непосильной задачей.

Когда я возвращаюсь из таких путешествий, мои ученики стремятся тут же обо всем разузнать. И я делюсь своими снимками и историями с Крайнего Севера. Для меня как для учителя это потрясающая возможность вживую показать им структуру ледников, климатические изменения или рельефы вечной мерзлоты. Так мне намного проще заразить их своей увлеченностью.

«Забываешь о том, как дышать»

Увидеть белого медведя — об этом мечтает, наверное, большинство северных путешественников. Хорошо, когда человек не ждет с усердием, что сможет посмотреть на короля Арктики, и знает, что в экспедиции никогда ничего нельзя знать заранее и тем более планировать. Помню, один из моих клиентов в конце концов выдал: «Если вы наверняка хотите увидеть белого медведя, вам просто стоит пойти в зоопарк». По правде говоря, он прав. Неизвестность и непредсказуемость — то, что делает Арктику невероятной.

От местных мы узнали, что в предыдущей экспедиции к Земле Франца-Иосифа путешественники встретили как минимум десяток белых медведей. После такого мы, конечно, надеялись на самый тесный контакт с дикой природой. Однако в первые дни встречи со зверями оказались редкими и ограничились наблюдением за одинокими китами и песцами. Белых медведей не было. Спустя несколько дней нам все-таки удалось его заприметить на горизонте, но это было нечто вроде, как здесь говорят, пиксельного медведя где-то вдалеке. В итоге нам удалось разглядеть хищника поближе, и хотя до него еще оставалась пара сотен метров, впечатления остались незабываемые. На обратном пути, к слову, нас дважды окружали тридцать китов в Баренцевом море. Взяли нас в кольцо!

Здесь все по-другому чувствуется. Ты видишь то, что не сможешь увидеть больше нигде в мире. Звуки и запахи тоже особенные. Красота Арктики — в ее спокойствии. В мире, где мы живем, все сложнее становится наслаждаться тишиной, а здесь ее сполна.

Воздух здесь позволяет вдыхать жизнь — все то, что происходит вокруг. За счет предельной чистоты, которой осталось уже немного на нашей планете, ты гораздо более открыт для новых запахов — будь то «обонятельная» встреча с группой моржей или с арктическими цветами. Я был в раю. Тут действительно забываешь о том, как дышать.

«Русских, да еще и так много, я раньше никогда не встречал»

Забавный случай: во время первой экскурсии нам предстояло пересечь довольно влажную полосу земли. Мои подопечные были не в курсе последствий таяния активного слоя вечной мерзлоты и застряли в нем по колено — нам пришлось их вызволять из плена. Кажется, такое происходит каждую мою поездку в Арктику. В этот раз, к счастью, никто хотя бы не потерял ботинки.

Русских, да еще и так много, я раньше никогда не встречал. Большинство тех, кто находился вместе со мной на корабле, оказались вполне приятными людьми, но, как всегда, в любой стране или культуре, нашлась и пара менее позитивных примеров.

Был один человек, который отказался слушать членов нашего экспедиционного экипажа, когда мы посоветовали ему не уходить с намеченного маршрута. В ответ он сказал: «Я русский, и вы не можете указывать мне, что я могу, а что не могу делать в моей собственной стране». Но ему быстро напомнили, что прав у него тут не больше, чем у всех остальных пассажиров. Еще одна дама заявила о своих особых правах — например, на управление надувной лодкой, но ей тоже дали понять, что она обычный клиент, как и все.

Страха у наших арктических путешественников, надо заметить, не было, разве только сомнения и неопределенность могли заставить их бояться. Все остальное, что обычно пугает, — например, погода или температура — регулируется одеждой и специальным оборудованием. А вот полярный день для многих становится сюрпризом.

На самом деле нам очень повезло. В начале круиза погода была просто невероятной, а море таким спокойным, каким я его еще никогда не видел. В такие дни мы могли прогуляться по палубам и понежиться на солнце. Когда погода менялась, поднимался ветер и бурлила вода, мы не покидали корабль и не выходили наружу.

«Чувствую себя избранным»

Изолированность — на мой взгляд, Русская Арктика отличается от других северных территорий именно этим. Единственные, кого мы еще там видели из людей, — путешественники с ледокола «50 лет Победы». Норвежский Шпицберген — исхоженное туристами место по сравнению с Землей Франца-Иосифа. В этом году всего около 1200 человек побывали на этих островах. Быть в этом ограниченном кругу людей — огромная честь. Чувствую себя избранным.

Почти все, что открывалось нашим глазам, было практически полностью неосвоенным. Голубое небо, потрясающий свет, самое спокойное море и ледники, от которых перехватывает дыхание, — наверное, это мое самое сильное впечатление за всю поездку. Сложно представить, но каждый гость Арктики может оказаться одним из немногих путешественников во всем мире, кто видел то или иное место.

Отправляясь на Север, человеку стоит держать открытым свое сознание. Если турист едет туда с какими-либо ожиданиями, то может просто разочароваться (или нет). А если он будет готов ко всему и останется объективным, все то, что он там увидит и узнает, поможет сформировать нечто, которое останется с ним на всю жизнь.

Как только у меня будет возможность вернуться на Землю Франца-Иосифа, я не буду колебаться ни секунды. Там осталось еще слишком много неизведанного и того, над чем стоит поразмыслить. Кстати, это моя первая поездка в Россию. Думаю, начал с хорошей локации.

Записала Анастасия Супиченко

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности