Норильск

«Кто способен полюбить этот суровый край»

Почему россияне остаются на Крайнем Севере вопреки холоду

69-я параллель

Норильск

Фото: Александр Кряжев / РИА Новости

Специалисты по Арктике порой называют Норильск «русской Норвегией». Из новостей и обсуждений на конференциях создается впечатление, что он и в социально-экономическом, и культурном плане развивается активнее прочих арктических городов. В середине ноября в Норильске прошел очередной этнофестиваль «Большой Аргиш», ставший уже известной на весь мир «фишкой» Таймыра. В этот раз он совпал с проведением в городе встречи мэров Ассоциации зимних городов мира и визитом победителей международного проекта для этноблогеров FusioNNow. «Лента.ру» побеседовала об этом с директором Агентства развития Норильска Максимом Мироновым.

«Лента.ру»: Расскажите, в чем уникальность вашего этнофестиваля?

Миронов: Он направлен на популяризацию культуры коренных народов Крайнего Севера. В этом смысле Таймыр — это уникальная территория, так как здесь проживают пять коренных этносов. Кроме того, мы постоянно ежегодно растем. Увеличивается количество вовлеченных в него современных городских пространств, жителей, представителей общественных организаций и бизнеса.

В этот раз было задействовано 11 городских площадок: музеи, библиотеки, колледжи, кинотеатры, уличные пространства.

Постепенно «Большой Аргиш» становится событием, ради которого люди готовы приезжать в Норильск в то время года, когда они из-за погоды не смогут посмотреть традиционные точки притяжения для туристов, к примеру плато Путорана.

На какие подобные мероприятия вы равняетесь?

В Европе десятки лет проходят локальные этнофестивали, в которых стремятся участвовать едва ли не все жители конкретных городов или сел. Надевают традиционную одежду, готовят традиционные блюда и так далее. Мы стараемся двигаться в том же направлении.

Кто придумывает сценарий фестиваля?

Мы стараемся не навязывать ничего извне. Идеи и темы генерируются здесь. Они идут от людей, от местных творческих коллективов, музейных специалистов. Так, в этом году Таймырский краеведческий музей подготовил классную выставку «След простыл», в которой по-новому раскрывается философия кочевого образа жизни. В целом же нынешний фестиваль посвящен сказкам и легендам коренных народов Таймыра.

А в чем заключается работа вашего агентства в рамках этого фестиваля и вообще?

У нас собралась очень сильная проектная команда. Это вовлеченные в свою работу люди, профессионалы. Мы сами решили совместить проведение «Большого Аргиша» со встречей Ассоциации зимних городов мира в Норильске. Последние две недели работаем без выходных и практически без сна.

Как поддерживается открытость этой команды к идеям извне?

Сама концепция Агентства развития Норильска подразумевает, что это открытая площадка, доступная для всех. У нас есть «кухня городских идей», куда обращаются представители любых сообществ и предлагают что-то свое, рассказывают о каких-то проблемах. Мы помогаем им сформировать проект, приглашаем с материка или даже из других стран экспертов, чтобы повысить наш уровень компетенции в конкретных вопросах.

Даже обратная связь уже есть. К примеру, от специалистов института территориального планирования «Урбаника», с которыми мы вместе разрабатывали мастер-план развития Норильска. Они были удивлены тем, что норильчане не предлагают какие-то бредовые или банальные идеи, а говорят и размышляют как эксперты.

Обычные горожане?

Да, и таких активных, грамотных, вовлеченных у нас уже более ста человек. Они регулярно ходят на лекции, участвуют в организуемых нами мероприятиях.

Удается ли сделать Норильск городом, комфортным для постоянного проживания, а не форпостом, куда временно вселяются работники местных предприятий со своими семьями?

Да, мы видим, как «Норникель» делает огромные вложения не только в производственную, но и в городскую инфраструктуру, в создание современной комфортной среды, в культурные и образовательные проекты, в поддержку малого и среднего предпринимательства.

Насколько здесь в условиях Крайнего Севера, где все, кажется, зависит от больших корпораций и государственных ведомств, от того же Севморпути например, возможно развивать мелкую бизнес-инициативу?

У нас действует федеральный проект «Бизнес-навигатор» — удобная интернет-площадка, на которой собран весь ресурс, необходимый для начинающего предпринимателя: коммерческие и муниципальные площади, информация для создания бизнес-плана, возможность получения льготного кредита.

Что сложнее всего для современных молодых предпринимателей?

Я думаю, им сложнее всего собирать необходимые документы, получать разрешения и ходить по кабинетам чиновников в разных ведомствах. Мы стараемся избавить их от этого.

Кроме того, у нас в Норильске ежемесячно проводится курс «Азбука предпринимательства», где проводится обучение по составлению бизнес-планов, привлечению инвестиций, ведению бизнеса. Туда ходят молодые люди в возрасте 18-20 лет.

А что в целом происходит с населением Норильска? Оно растет или сокращается?

Второй год мы фиксируем небольшой прирост. В стратегии развития города заложено, что за ближайшие пять лет население увеличится примерно со 180 тысяч до 186 тысяч человек. Учитывая что «Норникель» продолжает развиваться и расти, этим людям будет чем здесь заняться.

Плюс многие люди пожилого возраста, пенсионеры, не хотят уезжать отсюда на юг.

Кому не стоит переезжать в Арктику, на ваш взгляд? Даже из-за большой зарплаты.

Север проверяет людей. Здесь остаются только те, кто способен полюбить этот суровый край, позитивно настроенные люди.

Сам я родился, вырос и всю жизнь живу в Норильске.

Как складываются отношения новоиспеченных северян с коренными жителями? Не пытаются ли местные власти переселить последних кочевников в поселки, скажем, ради их безопасности и так далее?

Отношения мирные и равные. Наоборот, многое делается для того, чтобы поддержать традиционный уклад жизни коренных северян. Другое дело, что молодежь не всегда хочет продолжать путь, который начали их предки.

Как можно решить эту проблему, на ваш взгляд?

Универсального решения нет. Надо постараться сделать так, чтобы кочевые оленеводы могли коммуницировать с современной инфраструктурой, зарабатывали с помощью своих традиционных ремесел и чувствовали уважение со стороны других людей: «Вау, ты нганасан? Круто!» И мы при поддержке «Норникеля» стараемся работать в этом направлении, чтобы сберечь исчезающие этносы.

Беседовал Сергей Лютых

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности