«Он чувствовал свою безнаказанность»

Бывший полицейский три года истязал жену. Когда она решила уйти, он ее зарезал

Силовые структуры

Кадр: фильм «Чистая кожа»

В Северной Осетии продолжается расследование резонансного дела 31-летнего Вадима Техова, которого обвиняют в убийстве бывшей жены, 22-летней Регины Гагиевой. Она неоднократно жаловалась в полицию на побои и издевательства, но стражи порядка не спешили ей помочь. Возможно, потому, что Техов прежде служил в полиции. А когда Регина все же решила уйти от своего мучителя, он жестоко расправился с ней при помощи кухонного ножа. «Лента.ру» выясняла подробности жуткой истории, после которой в Осетии впервые открыто заговорили о домашнем насилии.

«Она не любила жаловаться»

18-летняя Регина Гагиева едва успела закончить школу, когда девушку украл ее сосед — 27-летний Вадим Техов, ее будущий муж. Узнав о скорой свадьбе, родители Регины расстроились и пытались отговорить дочь. Они знали, что у Техова уже был неудачный брак — первая жена ушла от него из-за постоянных побоев. Однако юная Регина не прислушалась к их советам: она искренне верила, что Вадим любит ее и не повторит прошлых ошибок. Правда, вскоре после свадьбы, когда Регина уже была беременна, родители заметили, что она сильно изменилась. Прежде веселая и общительная, их дочь стала унылой и замкнутой.

— Я увидела синяки и стала спрашивать, что происходит, — рассказала в беседе с «Лентой.ру» Зема Гагиева, мать Регины. — Дочь не хотела ничего рассказывать, она не любила жаловаться. На все вопросы отвечала одно: все хорошо, мам, я разберусь. Мы ругали ее, говорили, что так жить нельзя, нужно разводиться, а она отмахивалась — мол, как я уйду, у меня семья, стыдно.

По словам Земы, поначалу Регина верила, что с рождением сына ее семейная жизнь наладится. Но ошибалась: муж избивал ее, угрожал, иногда приставлял к ее горлу нож. После очередной такой выходки, испугавшись за свою жизнь, Регина обратилась в полицию. Но там на ее жалобы никак не отреагировали: сказали, что решением ее семейных проблем заниматься никто не станет.

— Только после третьего или четвертого обращения Регины на Техова составили административный протокол, — продолжает Зема Гагиева. — Его оштрафовали на минимальную сумму — пять тысяч рублей. Было видно, что он чувствует свою безнаказанность: говорил, если что, мама (местная предпринимательница) ему поможет, вытащит. Так всегда и происходило. В прошлом году, когда Вадим поранил ножом троих человек и один из них попал в реанимацию в тяжелом состоянии, суд отпустил его под домашний арест. Он постоянно нарушал его, гулял по улице, висел на телефоне, хотя это запрещено. Техов вел себя так, будто знал, что ему ничего не будет.

«Мы умоляли хотя бы припугнуть его»

Прожив с мужем полтора года, Регина Гагиева подала на развод. Супруг потребовал одного: оставить ребенка ему и его родителям с условием, что Регина сможет навещать сына и проводить с ним выходные.

— Она решила разойтись на условиях Техова: думала, пусть первое время будет так, — говорит мама Регины. — Так всем спокойнее, и ребенок не будет видеть, как отец бьет мать. Но получилось иначе: Техов стал манипулировать Региной — говорил, если хочешь видеть сына, приходи и забирай. Была бы ее воля, она бы совсем не встречалась с Вадимом, но у нее не было выхода. Он мог избить Регину, когда она приходила к ребенку на выходные — за то, что она не ответила на звонок или сообщение, мог не отпустить ее домой. Техов мог ворваться к Регине на работу и потребовать объяснений — несмотря на то, что был в тот момент под домашним арестом. Все время ее ревновал, говорил, не будешь со мной — ни с кем не будешь. Или со мной, или я тебя убью.

Впрочем, Роксана Гагиева, сестра Регины, сомневается, что ревность Техова была столь сильна: не исключено, что свою роль могли сыграть наркотики.

— Он постоянно держал Регину в страхе, он бил ее, — рассказывает Роксана. — Она обращалась в полицию, но там все списывали на семейные разборки. Мы их умоляли хотя бы припугнуть его, чтобы он отстал и перестал ее терроризировать. Мы спрашивали у них: «Что он должен сделать, чтобы вы отреагировали? Убить ее?!» И да, он употреблял наркотики. Я его не раз сама в таком состоянии видела. И я уверена, что это не ревность была.

По странному стечению обстоятельств суд не принял во внимание все эти факты и при разводе встал на сторону Техова. Именно ему было доверено воспитание маленького сына, несмотря на многочисленные обращения Регины в полицию и штраф за избиение жены.

«Суд к нам не прислушался»

Не исключено, что Техову все сходило с рук из-за связей его семьи. В этом плане показательна история его службы в МВД, куда 22-летний Техов устроился сотрудником патрульно-постовой службы (ППС). В 2010 году молодой человек прошел переаттестацию и перешел работать в полицию, отслужил три года, но ему пришлось уволиться из органов в связи с обвинениями в домашнем насилии: первая жена Техова попала в больницу с сотрясением мозга и многочисленными переломами. Однако ситуацию фактически замяли — Вадим добровольно ушел из МВД, и против него не стали возбуждать уголовное дело.

Точных данных о том, чем занимался Техов после ухода со службы, нет: официально он нигде не работал. Однако, как объясняет источник «Ленты.ру» в правоохранительных органах Северной Осетии, именно благодаря бывшим коллегам Техову сходили с рук побои второй жены — Регины. «Техов работал в районном отделе внутренних дел, что позволило ему после увольнения использовать личные и дружеские связи, чтобы избегать уголовного преследования по заявлениям Гагиевой», — отмечает источник.

В ноябре 2018 года Вадим Техов вновь попал в историю. Тогда у ресторана во Владикавказе произошла массовая драка между осетинами и ингушами — в ней участвовали 12 мужчин. По словам адвоката Калоя Ахильгова, одним из зачинщиков драки оказался Техов, который нанес тяжелые ножевые ранения жителю Ингушетии.

— Он [Техов] ударил ножом моего доверителя под сердце, попал в легкое, — вспоминает Ахильгов в беседе с «Лентой.ру». — Вначале был словесный конфликт с каким-то национальным подтекстом, но следствие не хочет рассматривать эту версию. В итоге дело возбудили по статье 111 УК РФ («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью») с тремя потерпевшими. Следователь попросил отправить Техова под домашний арест. Мы были против, настаивая на его изоляции от общества. Но суд встал на сторону следствия. А когда срок продлевался, мы заявляли о нарушении условий домашнего ареста, и снова суд к нам не прислушался — мотивируя тем, что нет доказательств. А потом Вадим Техов убил Регину.

«От ее шеи ничего не осталось»

В минувшем сентябре Регина решила полностью прекратить общение с бывшим мужем. Впервые с момента знакомства она перестала отвечать на его звонки и сообщения. Через три дня, 18 сентября, Техов пришел сам, он заявился к Регине в офис. Вадим закатил ей скандал, ругался, кричал и обвинял бывшую жену в изменах. А потом вытащил большой кухонный нож и стал наносить удар за ударом. В какой-то момент Техов повалил Регину на пол, продолжая бить ножом, а потом сбежал. Камера, установленная в офисе, зафиксировала жуткое нападение.

stav.kp.ru

Истекающую кровью Регину с более чем десятью ножевыми ранениями увезли в больницу: у девушки была задета сонная артерия, а также пробиты печень и легкое. Регина провела неделю в реанимации и скончалась, не приходя в сознание. «Шанс был один из ста, от ее шеи практически ничего не осталось, кровь не поступала в мозг, и он умер раньше чем ее привезли в больницу», — констатировали врачи.

Вадим Техов сдался через несколько часов после нападения: ему предъявили обвинение в убийстве и отправили в СИЗО. В суде при избрании меры пресечения он сказал, что совершил преступление на почве ревности.

— Интересно, как правоохранительные органы развернули ситуацию — они обвинили в халатности инспектора ФСИН, которая следила за домашним арестом Техова, — отмечает Калой Ахильгов. — Я считаю, что ответственность за гибель Регины Гагиевой также должны нести прокурор, следователь и судья, которые принимали решение о его домашнем аресте. Конечно, можно говорить, что Вадим неадекватен и жесток, что он плохой человек — это одна сторона медали. Но есть и другая: государство не обеспечило соблюдение избранной меры пресечения, в результате чего погиб человек. Если бы Техова изолировали от общества, Регина была бы жива.

«Его мама — влиятельная женщина»

Смерть 22-летней Регины от рук бывшего мужа вызвала большой резонанс в республике. Во Владикавказе на воротах дома, где жил Техов, три женщины в траурных платках оставили оскорбительные надписи. Их сняли камеры видеонаблюдения. Сам обвиняемый в СИЗО попытался порезать себе вены заточенной ложкой, но ему не удалось нанести себе какие-либо серьезные повреждения.

Тем временем управление Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) России по Северной Осетии выступило с официальным заявлением, в котором переложило на МВД ответственность за побег Техова из-под домашнего ареста.

«26 декабря 2018 года обвиняемый Техов был поставлен на учет уголовно-исполнительной инспекции УФСИН России по Республике Северная Осетия-Алания. В этот же день к обвиняемому Техову были применены электронные средства контроля. В период с 26 декабря 2018 по 12 сентября 2019 года нарушения режима домашнего ареста обвиняемым Теховым не допускались.

13 сентября 2019 года на пульт оператора уголовно-исполнительной инспекции поступило тревожное сообщение о допущенном Теховым нарушении режима домашнего ареста — о его выходе из дома в ночное время. В соответствии с действующим законодательством в адрес четвертого отдела следственного управления (СУ) УМВД России по городу Владикавказ было направлено соответствующее уведомление с просьбой направить ходатайство в суд об изменении меры пресечения.

Также сообщаем, что 18 сентября 2019 года на пульт мониторинга уголовно-исполнительной инспекции поступило тревожное сообщение о повторном нарушении. Сотрудники уголовно-исполнительной инспекции выехали по месту домашнего ареста Техова и установили факт его отсутствия по месту жительства. По данному факту информация была направлена в СУ УМВД России по Владикавказу».

— Я думаю, у Техова вообще электронного браслета не было, — считает адвокат Калой Ахильгов. — В отношении него раньше проводилась проверка по факту хранения наркотических средств, но он избежал наказания, за него сильно хлопотала его мама — влиятельная женщина.

Между тем источник в правоохранительных органах Северной Осетии предположил, что Техову могли прощать вылазки из дома по другой причине. Не исключено, что он вступил в любовную связь с инспектором ФСИН, которая за ним присматривала. В свою очередь адвокат Техова Алла Османова заявила «Ленте.ру», что ее подзащитный полностью признал вину в смерти Регины Гагиевой. «Какая может быть позиция, если человек убил человека», — сообщила Османова, отказавшись от более подробных комментариев по делу.

После трагедии органы опеки решили забрать трехлетнего сына Регины из семьи обвиняемого и передать его родственникам погибшей матери. А Ленинский райсуд Владикавказа недавно продлил срок содержания Вадима Техова в СИЗО до 20 декабря.

«Сотрудники МВД просто отмахиваются»

Убийство Регины Гагиевой всколыхнуло всю Северную Осетию. Местные активистки создали первое в регионе правозащитное движение «Хотæ» («Сестры») — пока оно существует в формате страницы в Instagram, куда пострадавшие женщины могут обращаться за поддержкой и помощью. За месяц на страницу движения «Хотæ» подписались более семи тысяч человек — серьезные цифры для маленькой республики с населением в 400 тысяч.

По словам основательницы движения Агунды Бекоевой, за месяц активисты «Хотæ» получили около 50 жалоб. В основном женщины рассказывают о физическом насилии в семье, говорят, что их и их детей бьют мужья, а пойти некуда. Иногда супруги ограничиваются запугиваниями: угрожают побить или «повесить» кредит. Волонтеры «Хотæ» стараются помочь всем обратившимся и оказать как психологическую, так и юридическую поддержку — например, написать заявление в правоохранительные органы. Впрочем, как показывает история Регины Гагиевой, на подобные заявления полиция реагирует неохотно.

— Когда очередная женщина жалуется в полицию на побои или тем более на угрозы супруга, сотрудники МВД просто отмахиваются, — объясняет Агунда Бекоева. — Они говорят, мол, нет состава преступления, и даже отказываются провести профилактическую беседу с домашним тираном. Причины тут две. Во-первых, сами полицейские не хотят возиться с семейными разборками, а во-вторых, многие женщины в итоге забирают заявления, помирившись с мужьями. Отсюда и достаточно низкая полицейская статистика по домашнему насилию.

Агунда Бекоева говорит, что за последние три года в Северной Осетии можно вспомнить лишь несколько громких дел по таким преступлениям. Так, в 2016 году покончила с собой 21-летняя Алана Калагова — девушка решилась на суицид после очередного нападения бывшего мужа, который выследил ее, затащил в машину и избил. У Калаговой осталась маленькая дочь.

В июле 2017 года погибла 26-летняя Анжела Айларова: ее муж, сотрудник ГИБДД, заподозрил жену в измене и 41 раз (!!!) ударил головой о батарею. У погибшей остались двое детей. В этом году, еще до убийства Регины Гагиевой, широкую известность получила история Ванданы Джиоевой — бывшей жены чемпиона по армрестлингу Спартака Золоева. Женщина попала в реанимацию после побоев бывшего мужа, который преследовал ее после развода. По словам Агунды Бекоевой, Вандана выжила, но долгое время после случившегося передвигалась в инвалидном кресле и до сих пор полностью не восстановилась.

Основательница движения «Хотæ» отмечает, что только лишь после череды этих трагедий в республике впервые открыто заговорили о проблеме домашнего насилия. А значит, у страдающих от него женщин появилась хоть какая-то надежда на безопасную жизнь.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru

Мария Фролова

Любовь Ширижик

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности