Владимир Черников

«Что первично — яйцо или курица?»

Гендиректор «Ингосстрах-Жизнь» о значимости дизайна в бизнесе

Экономика

Владимир Черников

Фото: Best for life design Award

Дизайн является одним из направлений в искусстве, это элемент самовыражения и индивидуальности. При этом значимость дизайна сложно переоценить для такого направления человеческой деятельности, как бизнес. Понимая это, создатели Best for Life Design Forum & Award собрали с 7 по 9 ноября на одной площадке авторитетных экспертов в области дизайна, представителей профессиональных сообществ, топ-менеджеров ведущих российских и международных компаний — производителей товаров и услуг. В рамках мероприятия также состоялось награждение победителей Best for Life Design Forum & Award. «Ленте.ру» удалось поговорить с представителем одной из компаний-лауреатов премии — генеральным директором «Ингосстрах-Жизнь» Владимиром Черниковым и обсудить с ним значение дизайна для его бизнеса.

«Лента.ру»: На форуме много говорится о том, что основными чертами современного дизайна должны быть эмоциональность и то, что называется smart — то есть современные высокотехнологические решения, делающие жизнь удобнее. Как эти два требования вы используете в работе вашей компании?

Владимир Черников: Есть еще требование рациональности. Поэтому мы стараемся аккуратно обходить все чувствительные точки, принимая во внимание то, что наш продукт нацелен на состоятельных клиентов. Здесь как раз рациональность и полезность имеет значение. И очень важно не пережать с цветовыми гаммами и какими-то инновационными решениями.

С одной стороны, понятно, потому что это консервативный продукт, но и состоятельный клиент тоже меняется. Согласитесь, что сейчас он совсем не такой, каким был, например, в 90-х.

Безусловно. В этом плане тот сегмент клиентов, который есть у «ЮниКредитБанка» (генеральный партнер «Ингосстрах-Жизнь» — прим. «Ленты.ру»), позволяет нам быть универсальными. Потому что есть состоятельные клиенты и в 28-29 лет, которые подпадают под критерии банка, а есть состоятельные клиенты в 35, в 40 и в 50 лет, которые уже несколько другие. Поэтому для удобства клиентов и для удобства банка, в задачу которого входит не перегрузить своих клиентов сложными предложениями, мы стараемся в формате нашего продукта быть очень и очень осторожными. Например, в цветовых решениях.

Хотя, конечно, вы правы. И через какое-то время в наш сегмент попадут люди, которые родились, например, в 2010 году. Безусловно, им уже нужен будет другой продукт и другая визуализация, и мы это принимаем во внимание.

А как вы вообще разрабатываете дизайнерские решения для ваших продуктов? У вас этим занимается специальное подразделение, или вы заказываете их аутсорсерам?

У нас есть своя продуктовая фабрика, которая этим занимается и привлекает продуктовое подразделение банка-партнера. Потому что они очень хорошо понимают свой сегмент и то, какими должны быть решения по визуализации. Но мы используем и аутсорсинговые решения, только делаем это очень аккуратно и всегда ориентируемся на ситуацию. Если нам нужно быстро поменять что-то в наших дизайнерских решениях — это одна тактика, и мы делаем тогда сами. Если же мы имеем время — привлекаем аутсорсинговых специалистов. То есть комбинируем решения в области этой работы, потому что нельзя сказать, что аутсорсинговые решения всегда лучше или наоборот.

Работа в данной области зависит от множества факторов. И здесь еще надо сказать, что услуги по страхованию жизни в России стали популярны совсем недавно. Это сопряжено с ростом рынкам кредитования, начавшегося в 2000-х годах. Через какое-то время банки поняли ценность этого вида страхования. Потом появилось еще инвестиционное страхование, а вот дальше уже пошли продукты сервисные, имеющие максимальную ценность для клиента. Также и визуализация в данном сегменте: решения приходят постепенно и зависят от задач, сроков, сегмента. В любом случае все решения мы всегда вырабатываем совместно с продуктовым подразделением банка-партнера.

«Ингосстрах» изначально российская, даже советская компания, ваш основной банк-партнер — подразделение крупного зарубежного банка. Насколько отечественный подход отличается от подхода иностранного? Как вы используете их решения? Приходится ли их адаптировать под нашу действительность?

Отвечу таким образом: у «Ингосстраха» в составе акционеров есть международная группа Generale, и, безусловно, их международный опыт, а также опыт их международного партнера «ЮниКредитБанка», а также опыт «Ингосстраха» — то есть опыт локального рынка, опыт технологий, которые мы имеем, нашей экспертизы — все вместе создали условия, где удовлетворенность клиента является центральной частью страхового продукта. Вне политики и каких-либо других влияний.

Именно такой подход и позволяет нам сочетать зарубежные и российские черты. Хотя да, «Ингосстрах» — российская компания, существующая с 1947 года. Тем не менее технологии и знания Generale мы тоже используем. Так, например, «Ингосстрах-Жизнь» является эксклюзивным представителем Generale на российском рынке для корпоративных клиентов в части страхования сотрудников, и мы работаем, предлагая решения группы Generale. Именно этот опыт помог нам сконструировать то решение, которое мы сейчас предлагаем в качестве нашего главного продукта. Хотя мы были пионерами страхования жизни в 2006 году, когда только начинали работу в этом сегменте рынка.

А вы согласовываете ваши решения с зарубежными акционерами? Или делаете все сами, а их просто ставите перед фактом?

Какие-то решения для наших корпоративных клиентов мы, конечно, согласовываем с Generale, потому что это связано и с экономикой. Если же говорить о продуктах для розницы, то, встраивая в них зарубежные решения, мы предлагаем свой продукт, который получается одновременно и российским, и использующим импортные технологии. И нашему основному партнеру «ЮниКредитБанку» он понятен, потому что по всему миру работают аналогичные продукты. Хотя, безусловно, мы с ними согласовываем наши действия при подготовке продуктов.

А подход к продажам у вас получается такой же, как во всем мире, или есть российские особенности?

Особенности российского рынка, конечно, есть. Что такое страхование жизни или здоровья? Это продукт, который базируется на правилах долгой жизни. И если посмотреть, например, на европейский рынок, то там у них такие полисы имеет 80 процентов населения. В России, к сожалению, проникновение сегмента составляет порядка одного процента. Для расширения рынка надо развивать финансовую грамотность. Правда, сейчас много дискуссий о том, что это вообще такое: образование, знание, опыт или связано с возможностями. Тема из серии, что первично — яйцо или курица.

Поэтому наш продукт, конечно, подготовлен исходя из реалий российского рынка, но при продажах требуется все время пояснять и объяснять, что это такое, поскольку продукты страхования жизни в России пока еще не очень понятны потенциальным клиентам. Именно из-за этого технологии продаж построены таким образом, как сейчас. Поэтому мы намеренно изначально не шли в массовый сегмент. Нам было важно, чтобы продукт вначале дошел до конечного потребителя, который знает, зачем он ему нужен.

Так же важно, чтобы финансовый консультант правильно понимал продукт, мог его объяснить, мог правильно оценить потребности клиента, чтобы предложить ему именно то, что нужно. В массовом же сегменте в основном коробочные решения, которые проще и не требуют большого количества времени на объяснение их достоинств потенциальным клиентам. Да финансовые консультанты и не имеют возможности тратить много времени на работу с клиентами.

Скажите, а что для вас премия Best for life design?

Для нас это почетная награда. Потому что нас отметили как первых, кто создал продукт страхования жизни в России, но при этом данный продукт уже имеет историю. И мы этим гордимся. На локальном рынке он признан, а получив международную награду, получит и более широкое признание.

Кирилл Шишов

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности