«Рожденный стать султаном»

Женщины, алкоголь и гигантская яхта: роскошная жизнь Ататюрка

Фото: Hulton Archive / Getty Images

«Лента.ру» продолжает цикл материалов о роскошной жизни правителей разных стран и эпох. В предыдущей статье мы рассказали о немецком кайзере Вильгельме II. Он развязал Первую мировую, дружил с нацистами, носил шлем из золота и вырубил сотни деревьев в Нидерландах. На этот раз речь пойдет о его современнике — основателе Турецкой Республики Мустафе Кемале Ататюрке. Он любил путешествовать на яхте, жить в резиденции османских султанов и модно одеваться, став иконой стиля.

Статный голубоглазый мужчина, волосы которого едва коснулась седина, одетый в дорогой пиджак и при галстуке — он напоминал скорее голливудского киноактера времен золотой эпохи, чем политика. Мустафа Кемаль Ататюрк совсем не походил на традиционного османского правителя — бородатого султана, сидящего на фоне цветастых ковров в окружении визирей и наложниц. Всего за пятнадцать лет, что он находился у власти, в Турции произошли глобальные перемены, полностью перестроившие жизнь этой страны.

Детское пророчество

Любовь к хорошей одежде и красивым девушкам у Мустафы Кемаля, которого потом станут называть Ататюрком, стала проявляться еще в детстве. В 12-летнем возрасте он отправился учиться в военную академию греческого города Салоники, который в то время принадлежал Османской империи — там ему очень понравились мундиры. Несмотря на то что он общался в основном в мужском кругу, Мустафе Кемалю удалось подружиться с девушкой по имени Эмине. Потом Ататюрк вспоминал, что именно она впервые убедила его в том, что у него есть предназначение в жизни. «Ты рожден, чтобы стать султаном», — наивно говорила она.

Став постарше и проводя отпуск в Салониках, будущий лидер нации с удовольствием посещал европейский квартал, где женщины не носили паранджу, пели, танцевали и выпивали наравне с мужчинами. Уже тогда он полюбил алкогольные напитки, а также балы-маскарады. Современники Мустафы Кемаля рассказывали, что он обладал веселым нравом, очень любил животных, а особенно лошадей и собак. С ранних лет проявлял свои лидерские качества: увлекался верховой ездой, боксом, греблей, а еще любил национальный вид спорта — борьбу, считая ее «игрой силы и интеллекта».

Сестра турецкого лидера рассказывала, что, хотя ее брат и предпочитал изысканные европейские блюда, не забывал и местную кухню: порой он мог попросить принести ему манную халву, йогурт или жареный нут. Ататюрк любил народные песни, а также национальные турецкие танцы.

Во время борьбы за независимость он познакомился со своей будущей женой Латифе. Турчанка с большими черными глазами и оливковой кожей, она изучила право в Европе и блестяще говорила по-французски. Ее родители проводили лето в Биаррице, а она вернулась на родину, чтобы помочь новому лидеру нации в его борьбе. В то время многие женщины носили в медальоне портрет с изображением Мустафы Кемаля, Латифе не была исключением, однако виду не подавала.

Девушка предложила талантливому военному и всему его штабу перебраться к ней в загородный дом, а также организовала прием в его честь. Как потом описывали эту встречу очевидцы, Кемаль, привыкший к тому, что женщины сами прыгают к нему в кровать, очень удивился, когда Латифе постелила ему отдельно. Говорили, что она стремилась стать не очередной любовницей полководца, а его женой. В гостях у Латифе будущий турецкий лидер провел около месяца.

Уже возглавив государство, он написал девушке, они вновь встретились и через некоторое время поженились. Свадьба прошла в европейском стиле: жених и невеста, которым по исламским обычаям нельзя было видеть друг друга до конца свадьбы, вместе сидели за богато накрытым столом, где и поклялись друг другу в верности. После этого молодожены отправились в свадебное путешествие. Молодая супруга Мустафы Кемаля повсюду сопровождала мужа. «Вот так мы будем обращаться с нашими женщинами», — обычно говорил он, указывая на свою жену, стоящую рядом в брюках или же в платьях с глубоким декольте.

О женитьбе Мустафы Кемаля и Латифе узнала из газет и одна из его бывших возлюбленных, которая в то время находилась в санатории в Германии. Вернувшись в Анкару, женщина пришла к президентскому дворцу — ей хотелось увидеться с турецким лидером, однако ее не впустили. Вернувшись в отель, турчанка решила свести счеты с жизнью с помощью пистолета, который привезла из Германии. От полученных ранений она скончалась через несколько дней в больнице.

Впоследствии именно это событие и назовут в числе возможных причин расставания турецкого лидера с супругой. Считалось, что чувство вины «отравило супружескую жизнь» Ататюрка. Молодые развелись через два года после гибели его бывшей любовницы. В качестве других причин называли пристрастие Мустафы Кемаля к алкоголю, его окружение, полагавшее, что супруга президента «ведет себя слишком вызывающе, считая себя равной мужу», а также нежелание Латифе «мириться с любовными похождениями мужа». Точная причина неизвестна. Как неизвестен и инициатор расставания. Но факт остается фактом: 5 августа 1925 года брак Латифе и Мустафы Кемаля распался.

Считается, что свет на подробности этой любовной истории могут пролить 200 писем, которые Мустафа Кемаль и Латифе писали друг другу, а также 178-страничный дневник женщины. В 2005 году истекал срок судебного запрета на публикацию, поэтому в обществе всерьез заговорили о том, что в ближайшее время тайна будет раскрыта. Однако родные Латифе попросили не делать этого. Такое решение поддержали многие турки. Сама женщина с момента расставания и до смерти в 1975 году ничего не рассказывала публике о взаимоотношениях с Ататюрком и о причинах, которые привели к расставанию.

«Как денди лондонский одет»

Ататюрк до сих пор считается одним из самых стильных мужчин, когда-либо живших в Турецкой Республике, истинным законодателем моды и иконой стиля того времени. Идеально сшитые европейские костюмы, пальто из иностранных тканей, дорогие ботинки — турецкий лидер всегда был одет с иголочки. Особым предметом одежды он считал шляпу. Он запретил надевать традиционные для страны фески, считая их «символом невежества, фанатизма, ненависти к цивилизации и прогрессу». Когда в небольшой деревне Чанкыры Ататюрк впервые появился в европейской шляпе, это стало настоящей революцией в мире турецкой моды.

Передвигаться любил на «Кадиллаке» или «Линкольне» (в настоящее время они выставлены в мавзолее Ататюрка Аныткабире — прим. «Ленты.ру»). В морские путешествия он обычно отправлялся на своей яхте MV Savarona, которую называли «белоснежная красавица» или «плавучее сокровище». Ее построили по проекту американского дизайнера. Судно считалось одним из самых дорогих и шикарных в мире: двадцать богато обставленных кают, позолоченные ступени, кинозал, турецкая баня и даже посадочная площадка для вертолета.

Там Ататюрк проводил заседания кабинета министров, принимал зарубежных лидеров. В последний раз президент Турции выходил в море на своей яхте за шесть недель до смерти. В настоящее время, после реставрации, судно передали нынешнему турецкому лидеру Реджепу Тайипу Эрдогану. На борту яхты решено устраивать торжественные ужины в честь глав других государств во время их визитов в Турцию. Помимо этого Savarona может сопровождать президента во время его поездок в соседние черноморские страны.

Дворец с видом на Босфор

Предсказание подружки Эмине из далекого детства о будущей султанской жизни Мустафы Кемаля начало сбываться через некоторое время после его прихода к власти. Ататюрк переехал во дворец Долмабахче — последнюю резиденцию османских султанов, построенную в европейском стиле.

Возвести Долмабахче на берегу Босфора решил султан Абдул-Меджид в XIX веке. Капризному падишаху архитектура дворца Топкапы, где несколько веков подряд жили его предки, показалась довольно скучной. Тогда он решил возвести здание, которое своей роскошью и величием сможет соперничать со знаменитыми европейскими дворцами, в частности, с Версалем во Франции.

Здание, выполненное сразу в нескольких европейских стилях, барокко, рококо и неоклассицизма, превзошло ожидания монарха. В Долмабахче было 285 комнат, 44 малых зала, четыре больших зала, пять основных лестниц и 68 туалетов — общая площадь этого огромного трехэтажного здания превышает 45 тысяч квадратных метров. На отделку этого дворца ушло 15 тонн золота и 40 тонн серебра, мебель и предметы декора привозили из Европы: шелк — из Франции, подсвечники — из Великобритании, стекло — из Италии, люстры — из Германии. Некоторые подарки привозили из Китая, Египта и Индии.

Внутри дворца располагался Стеклянный павильон с видом на улицу — он использовался для того, чтобы наблюдать за внешним миром. Обычно гостей принимали в Церемониальном зале на первом этаже. Одним из главных украшений этого помещения стала огромная хрустальная люстра весом свыше четырех тонн — подарок британской королевы Виктории. Считается, что во дворце находится самая большая коллекция хрустальных люстр в мире, а также коллекция картин Айвазовского, который написал их, находясь в Стамбуле в качестве придворного живописца.

Во дворце есть и дорогие фарфоровые вазы, и огромная хрустальная лестница, которую прозвали императорской, а также большая медвежья шкура — подарок из России. Изначально она была белого цвета, однако из практических соображений ее решили перекрасить в черный.

Кухня находилась за пределами дворца — специальную постройку возвели через дорогу от главного здания, чтобы «ароматы яств не отвлекали от государственных дел».

Впервые Ататюрк приехал в этот дворец в качестве президента в начале июля 1927 года. Комната, которую он облюбовал для себя в качестве спальни, считалась зимними покоями султанов. Ее убранство довольно сдержанно и демократично по сравнению с другими, по-настоящему роскошными частями дворца. Обычно иностранных дипломатов Ататюрк принимал там же, где это делали султаны, — в красной комнате. Ее назвали так из-за того, что занавески и мебель здесь цвета власти.

Во дворце лидер Турецкой Республики прожил 11 лет. В мае 1938 года Ататюрку диагностировали цирроз печени — сказалось его пристрастие к крепким алкогольным напиткам. 57-летний правитель скончался в своей спальне в Долмабахче 10 ноября 1938 года. Бывшая супруга пережила его на 38 лет.

Константин Дворецкий

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности