«Почему вы, мрази, должны жить?»

Эта колония — самая суровая в России. Ее арестанты восстали против беспредела тюремщиков

Силовые структуры

Фото: Валерий Бушухин / ТАСС

Исправительная колония №9 (ИК-9) в Пермском крае всего за месяц стала зоной с самой дурной репутацией в стране. После того как зэки, поддерживающие администрацию колонии, надругались над одним из осужденных, в ИК-9 начались волнения. В них приняли участие около 200 заключенных — рекорд для российской уголовно-исправительной системы. За бунтом последовали и другие ЧП, а правозащитники, побывавшие в колонии, утверждают, что причина всего этого в невыносимых условиях содержания, насилии и несправедливости. Что на самом деле происходит за высокими заборами ИК-9, «Ленте.ру» рассказали бывшие сидельцы.

«Меня просто превратят в овощ»

24 сентября в сети появилось видео, действие которого происходит в помещении режимного отряда ИК-9 в Соликамске. На кадрах видно, как один из заключенных заламывает другому руки на кровати, а второй совершает в отношении потерпевшего насильственные действия сексуального характера. При этом жертва насилия умоляет прекратить издевательства, но мучителей это не трогает.

Жертва, запечатленная на видео, — Дмитрий Сергеев. В беседе с «Лентой.ру» он вспоминает, что инцидент произошел 22 сентября, когда ему до освобождения оставалось меньше месяца. В тот день завхоз одного из отрядов под предлогом «важного разговора» пригласил Сергеева на встречу, которая оказалась ловушкой: там он надругался над заключенным.

— До этого я ходил на прием к начальнику колонии Салиму Абдурахманову и рассказал, что в режимном отряде вымогают деньги, — объясняет Сергеев. — Начальник обещал разобраться, но вместо этого активистам отдали приказ меня угомонить, а унижение снять на видео для шантажа. Меня, выражаясь тюремным языком, опустили. А опущенные на любой зоне — это каста изгоев, выполняющих самую грязную работу.

Еще до того, как видео оказалось в администрации ИК-9, его успели посмотреть и разместить в соцсетях другие заключенные. После этого, как вспоминает бывший зэк, заместитель начальника ИК-9 по безопасности и оперативной работе попытался определить его в психиатрическое отделение больницы при колонии. Сергеев предполагает, что тюремная администрация пошла на это из страха, что он поднимет шум, оказавшись за пределами ИК-9.

— В психиатрическом отделении я пробыл около пяти дней, — вспоминает собеседник «Ленты.ру». — Меня принуждали писать заявление на лечение от расстройства, о котором я в первый раз слышал. Я знал, что если соглашусь — меня просто превратят в овощ. Но тут видео дошло до правозащитников и начался большой скандал. Это меня и спасло.

«Кому-то сломали ребра, кому-то проткнули легкое»

Между тем почти сразу после того, как заключенный Сергеев оказался в психиатрическом отделении, в колонии начались волнения. Около 200 «черных» зэков (тех, кто находится под негласным контролем криминальных элементов) отправились на поиски завхоза, надругавшегося над Сергеевым. «Каратели» вооружились тем, что было под рукой: палками, досками и табуретками.

— Когда зэки узнали, что завхоз находится в кабинете у начальника отряда, то двинулись туда всей толпой, — вспоминает собеседник «Ленты.ру». — Они попытались выбить железную дверь, потом один из заключенных попросил сотрудника администрации впустить только его. Но когда дверь приоткрыли, в помещение ворвались все. Тюремщик требовал прекратить бардак, но его просто подняли на руки, отставили в сторону и отобрали у него дубинку, которой потом избили завхоза. Ко всему прочему разъяренная толпа переломала всю мебель в кабинете.

Другой заключенный ИК-9 Олег (имя изменено) говорит, что волнения на зоне затронули не только тех, кто был виновен в надругательстве над Сергеевым, но и случайных осужденных: «Когда толпа двинулась, один мужик пытался прыгнуть через колючую проволоку. Ему было плевать на надзирателей с автоматами, главное — не попасться этим оголтелым, потому что разорвут. Там убивать будут — никуда не денешься. Кому-то сломали ребра, кому-то проткнули легкое…»

К колонии в Соликамске прибыл отряд спецназа из управления Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) по Пермскому краю. Его бойцы могли остановить беспорядки. Однако, по свидетельствам некоторых осужденных, руководство ИК-9 не пропустило спецназ на территорию, в результате чего 20 зэков получили побои и сотрясения мозга, троих госпитализировали с травмами. Источник, знакомый с ситуацией, пояснил «Ленте.ру», что странное поведение администрации колонии может объясняться тем, что бунт был управляемым:

— Проблема в том, что ИК-9 — это как бы «гибридная» зона, — объясняет источник. — Снаружи ее вроде как контролируют криминальные элементы, то есть она «черная». Однако внутри все неформальные аспекты жизни заключенных контролируются тюремщиками, — то есть зона «красная». И смотрящие на ней все время балансируют на грани: с одной стороны, они строят из себя «черных» перед ворами в законе, а с другой — выслуживаются перед тюремщиками ради привилегий. То, что произошло с Сергеевым, криминальные авторитеты, само собой, не одобрили бы. И смотрящие, узнав, что видео пошло по рукам, устроили разборки в ИК-9, руководствуясь инстинктом самосохранения. При этом администрация зоны, зная, как обстоят дела на самом деле, не стала пресекать волнения, позволив выпустить пар.

«Спрятать тело и вынести с промзоны»

Беспорядки в ИК-9 укрепили ее в статусе одной из самых проблемных зон страны и повлекли за собой серьезные последствия. Оперативники, допустившие бунт, получили уголовное дело по статье 293 УК РФ («Халатность»). Осужденных, причастных к насилию над Дмитрием Сергеевым, перевели в зону особого режима «Белый лебедь» с крайне суровыми условиями. А Сергеева, по его словам, вызвал начальник и попросил «не обливать его [начальника] грязью». Осужденного стали задабривать: руководство даже распорядилось, чтобы для Сергеева готовили отдельно и выдали ему телефон.

Однако всего неделю спустя после бунта в колонии произошло очередное ЧП. 6 октября один из зэков ИК-9 забрался на вышку и, угрожая суицидом, потребовал встречи с представителем прокуратуры. Осужденный жаловался, что у него сдали нервы из-за постоянного вымогательства и издевательств. По словам Дмитрия Сергеева, мать зэка присылала ему последние деньги, но часть из них уходила тюремщикам.

Лишь после того, как в ситуацию вмешался основатель правозащитного проекта Gulagu.net Владимир Осечкин, на территорию ИК-9 прибыл прокурор, а заключенный спустился с вышки, просидев там около четырех часов. Как и в случае с Сергеевым, зэка попытались отправить на лечение в психиатрическое отделение, но безуспешно. Скольких еще осужденных в ИК-9 пытались выставить психбольными, остается лишь гадать.

А 16 октября в ИК-9 произошло самоубийство. Один из осужденных покончил с собой в швейном цехе колонии, не выдержав давления и рабского труда. По словам Владимира Осечкина, зэка принуждали работать в цеху по 12 часов в сутки шесть-семь дней в неделю, а после его самоубийства испуганное руководство колонии приказало зэкам «быстро спрятать тело осужденного в одеяло и вынести с промзоны». Но в конце концов во ФСИН факт суицида в ИК-9 признали.

17 октября, на следующий день после случившегося в швейном цеху, один из осужденных ИК-9 вскрыл вены в штрафном изоляторе (ШИЗО). Его нашли в луже крови и отправили в реанимацию. По данным правозащитников Gulagu.net, зэк относился к категории изгоев — опущенных — и ранее подвергался сексуальному насилию, а в ШИЗО попал за попытку дать показания о беспределе, творящемся в ИК-9. Как сообщил «Ленте.ру» Дмитрий Сергеев, за последние несколько месяцев сексуальному насилию в скандальной колонии подверглись пять осужденных.

«Лицо было синим от побоев»

Впрочем, у беспредела в ИК-9 есть и иные грани. Так, по словам Дмитрия Сергеева, он столкнулся со случаем, когда его друга-осужденного попросили забрать у начальника отряда фломастеры, которые якобы привезли на отряд рисовать стенгазету. Тот согласился, но внутри фломастеров оказался спрятан синтетический наркотик — «соль». В итоге осужденный попал в ШИЗО, «его лицо было синим от побоев». Еще один бывший заключенный ИК-9 Петр (имя изменено) говорит, что в колонии бывают случаи, когда завхозы, следуя указаниям сверху, подбрасывают запрещенные вещества заключенным, а потом фальсифицируют раскрытие якобы совершенного преступления.

При этом за безопасную и спокойную жизнь в колонии приходится платить — об этом говорят сразу несколько бывших заключенных ИК-9, с которыми побеседовала «Лента.ру». В частности, по словам Дмитрия Сергеева, со всех участков колонии ежемесячно собирается более 200 тысяч рублей, которые идут «наверх». Часть этих денег уходит на ремонт и бытовую технику, а о судьбе остальных приходится лишь гадать. Кроме того, как отмечает Сергеев, лучшие продукты питания из тех, что положены осужденным, тоже нередко уходят на сторону. Тех зэков, кто не согласен с таким положением дел, ожидают большие проблемы вплоть до избиений.

Отдельная категория осужденных — это блатные, которые в силу своих финансовых возможностей очень выгодны тюремщикам и получают за это определенные привилегии. К примеру, если обычные осужденные моются раз в неделю в бане, то «элитные» зэки имеют доступ к отдельному душу с бойлером, обложенному красивой бордовой плиткой. Они сидят во вполне комфортных условиях, а другие зэки лишены даже банальной медицинской помощи.

— Я столкнулся с ситуацией, когда врачи отказывались меня лечить под предлогом отсутствия лекарств и советовали попросить родственников их прислать, — вспоминает Дмитрий Сергеев. — Я ответил, что я сирота, у меня никого нет, на свободе идти некуда, могут быть осложнения. Они заявили: «Ничем не можем помочь. Выйдешь — там и вылечишься».

«Ленте.ру» удалось связаться с бывшим завхозом ИК-9, который находился на зоне с 2015 по 2017 год. Он подтвердил, что всевозможные ЧП на зоне происходили годами, но хуже всего дела обстоят в больнице при колонии.

— В инфекционном отделении у больных с ВИЧ и менингитом анализы были изумительными, — говорит бывший завхоз. — На свободе результатов ждут несколько дней, а там их отдавали в день сдачи. При этом я делал запросы, и мне говорили, что учреждение не располагает реагентами для выявления ВИЧ. То есть ребят просто убивали — их обрекали на смерть. На вопросы об ужасном отношении заведующая прямым текстом говорила: «Почему мой муж всю жизнь работал и умер от болезни, а вы, мрази, должны жить?»

***

Правозащитник Владимир Осечкин признается, что с такими беззакониями, как в стенах Соликамской ИК-9, он столкнулся впервые, при том что это одна из самых больших колоний Пермского края. Впрочем, по мнению Осечкина, для такого положения дел есть исторические предпосылки. В регионе, где находится ИК-9, десятилетия назад действовали самые страшные лагеря ГУЛАГа.

— Пермские зоны — известные пыточные, достаточно вспомнить «Белый лебедь», — отмечает собеседник «Ленты.ру». — Традиции переходят из поколения в поколение. Среди тюремщиков там нередко встречаются выходцы из семей чекистов. По меркам таких людей, с преступниками можно поступать как угодно — ведь они не люди. Местные общественные наблюдательные комиссии (ОНК) не работают: их представители «сливают» информацию о своем предстоящем визите оперативникам, а те идут на все, чтобы заставить заключенных молчать. Возникает круговая порука, при которой жертвы, к сожалению, всегда неизбежны.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru

Антонина Матвеева

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности