«В полдень тут гуляют или бешеные собаки, или сумасшедшие»

Как россиянин добрался до Занзибара и увидел его изнанку

Путешествия

Фото: Константин Колотов

«Лента.ру» продолжает публиковать путевые заметки россиянина Константина Колотова, который отправился в кругосветное путешествие. В прошлом материале речь шла об острове Занзибар с точки зрения туриста, а на этот раз Колотов расскажет о жизни острова, скрытой от глаз туристов.

Дорога зовет

Вероятно, у меня какой-то бзик — обходить по кругу все, что нахожу. Сначала я решил отправиться в кругосветное путешествие, но этого показалось мало, поэтому я совершаю круг на каждом континенте, на котором оказываюсь. Оказавшись в ЮАР, я обошел по кругу эту страну. И вот теперь, добравшись до Занзибара, я решил обойти по кругу и этот остров. Спустя 20 дней жизни на Занзибаре я закончил писать вторую часть своей первой книги о путешествии, которую назвал «На деревянном велосипеде по Африке. Размышления бродяги».

Почему вторую часть? Потому что первая часть книги будет посвящена периоду, предшествующему старту кругосветки и путешествию по Европе. И ее мне нужно будет написать позже. Поставив точку на последней главе книги, я вытер красные слезящиеся глаза скрюченными пальцами, не привыкшими по восемь-десять часов в день тыкать по клавишам ноутбука на протяжении двух недель подряд, и подумал, что мне нужно срочно сменить род деятельности.

Мое измученное, сгорбленное от постоянного сидения тело требовало приключений. И я решил их ему дать. Этим же вечером я собрал свой рюкзак, провел полную ревизию вещей, выбросив целый мешок того, что мне в ближайшее время не пригодятся. Вот только когда я вновь собрал рюкзак, он все равно был битком, а его вес достигал 20 килограммов. Я договорился с Масуди (администратором гестхауса, в котором я жил), что он на рассвете отвезет меня в Каменный город — старейшую часть города Занзибара, который находится в 65 километрах от нас. И уже оттуда я начну свое путешествие вокруг острова.

Попробовал лечь пораньше. Но все же путешествие по острову — это довольно волнующее занятие, поэтому я не мог уснуть, размышлял о Занзибаре и вновь осмотрел на карте те места, которые Масуди назвал опасными. В некоторых частях острова молодежь агрессивная, особенно когда выпьет, а пьют спиртное здесь регулярно. Кроме того, на острове живут самые ядовитые в мире змеи — черная и зеленая мамбы. Так что, блуждая и по жилым районам, и по кустам, нужно понимать степень риска. 

Так ли опасны африканцы?

Недавно я по рекомендации одной из подписчиц посмотрел документальный фильм «Прощай, Африка» двух итальянских режиссеров, где среди прочего была показана и страшная трагедия Занзибара. «Тысячи арабов стройной шеренгой идут к месту своей казни. Наполовину заполненные телами братские могилы. Женщины и дети, дрожащие под дулами автоматов чернокожих боевиков. Бегущие к океану в надежде на спасение люди с пожитками на головах...». По разным оценкам, в период революции на Занзибаре было убито от пяти до десяти тысяч арабов.

«Это чернокожие африканцы мстят арабам за века работорговли», — напрашивается самое простое и даже по-человечески понятное объяснение. В музеях на Занзибаре можно увидеть, каким образом велась работорговля. Побывать в сохранившихся до наших дней подземных камерах, где привезенные с материка прикованные к цепи невольники дожидались дня торгов. Отсутствие еды и минимум воды, душный спертый воздух — нужду справляли тут же, в специальный стоковый желоб.

Те, кто доживал до торгов, подвергались дополнительному «тестированию» — ударами кнута из шкуры бегемота. По реакции на удары можно было судить о выносливости раба. Тех, кому по каким-то причинам не повезло быть проданными, в конце торгового дня сбрасывали в колодец. Заживо. Работорговцы даже не утруждали себя тем, чтобы прежде убить беднягу, хотя бы в некоторой степени облегчив его участь.

Меня сильно возбудил и разозлил вопрос той подписчицы, которая порекомендовала мне посмотреть этот фильм: «Правда ли, что чернокожие так жестоки ко всему (природе, животным, белым и друг к другу)?». От вопроса меня аж передернуло. Может, потому, что я почти год в Африке, привык к африканцам и не делаю разницы между ними и собой? Многие, посмотревшие этот и подобные фильмы, пишут расистские комментарии, обвиняя во всем черных.

Я же увидел в фильме белых, которые ради забавы с вертолетов расстреливают животных, ради сувениров толкают черных к браконьерству, организуют вооруженные конфликты ради контроля за местными полезными ископаемыми. Я не обеляю черные народы Африки. Конечно, они убивают и животных, и людей, как делают это и представители других народов во всем мире.

Я преодолел тысячи километров по Африке и в очередной раз убедился, что даже в самых нищих трущобах большинство жителей — хорошие люди. А опасаться и в Африке, и в России, и даже в Европе нужно бандитов. Да и те в большинстве своем стали ими не из страсти к криминальному образу жизни, а по нужде. И об этом нужно помнить каждому, кто отправляется в путешествие.

Каменный город

Будильник зазвонил в 4:30. По плану в 5:00 мы с Масуди должны выезжать в город. У него нет разрешения на вождение на острове, поэтому нам нельзя попадаться полицейским. По плану Масуди в такое время они должны еще спать. В реальности же стражи порядка Занзибара оказались бдительнее, чем ожидал мой африканский друг, и уже на первом посту нас остановили. Но проверять документы не стали, лишь подсадили в нашу машину какого-то парня до Каменного города и пожелали хорошего пути. От Мачави — пляжа, где я прожил 20 дней, до Каменного города час езды. Приехали мы на рассвете, поэтому начало моего путешествия сопровождалось призывом на утреннюю молитву и красивыми розовыми облаками. Отличное начало пути!

По моему плану я должен был идти в день по 40 километров и примерно на четвертый день, совершив полукруг, добраться до Мачави, отдохнуть пару дней там и продолжить свой путь в Каменный город. По завершении кругового маршрута я должен отправиться в сторону Кении. Надеюсь, уже не пешком.

После прощания с Масуди я сходил в единственный на острове банкомат, который позволяет снимать деньги с карты с комиссией всего восемь тысяч шиллингов (3,5 доллара), — в остальных банкоматах она в два раза выше. Я снял 100 долларов в шиллингах, разбил сумму на три кучки и разложил по разным карманам на теле и в рюкзаке, а мелочь оставил в кармане. Это важный момент в любом путешествии, а в Африке трясти своим лопатником в людном месте вдвойне плохая идея. На мой взгляд, половина вины за преступление, подобное краже бумажника, лежит на том, кто провоцирует грабителя своей беспечностью.

Сняв деньги, я отправился посмотреть утренний город. Территория Каменного или Старого города, как его еще называют, была заселена еще в XVI веке. За долгие годы своего существования город успел побывать в составе самых разных государств, включая Османскую империю. Сейчас же Стоун Таун является одним из наиболее посещаемых мест Танзании. Тесные улочки, старинные здания, возраст которых превышает 150 лет, изящные веранды, резные ворота, древние руины, традиционные арабские домики, роскошные дворцы и небольшие магазинчики — все это отправляет мое воображение на пару веков назад.

Но самое необычное заключается в том, что Каменный город — образец веротерпимости. На ограниченной территории поместились две католические церкви, шесть индуистских храмов и более 50 мусульманских мечетей. Призывы к молитвам по пять раз в день слышны в каждом уголке. Я шел по городу в одиночестве, утопая в одном из таких призывов. Прогулка получилась классной, хотя немного ленивой — все-таки за спиной тяжелый и еще не привычный рюкзак. Зато нет никаких туристов, да и встретившихся мне местных можно пересчитать по пальцам руки.

Намотав первые четыре километра пути по улочкам города, я решил, что пора бы уже двигаться дальше. Дорога сама себя не пройдет, а путь неблизкий. Масуди предупредил меня, что первые десять-пятнадцать километров идти по пляжу не получится, так как пляжа собственно нет — в начале идут промзоны, а потом лес. В связи с этим идти пришлось по центральной дороге, ведущей на север острова. Город понемногу просыпался, и машин появлялось все больше и больше.

Через десять километров сделал первый привал на завтрак. Съел местный супчик и традиционный блинчик. Вкусно и недорого — завтрак обошелся мне всего в один доллар. Люблю за это простую еду африканских народов. Удивленные местные жители, шедшие на встречу, кричали мне «крибу» (добро пожаловать) и «джамбо» (здравствуйте). В эти районы белые туристы в своем уме не заходят — им тут нечего делать. Тут нет ни ресторанов, ни отелей, лишь местные трущобы.

Пляж

Через какое-то время вырулил на пляж. Отлив уже дал возможность идти по берегу, но, к сожалению берег в этом месте не песчаный, а по рифам босиком не пойдешь. Пришлось надеть кроссовки и двинуться по пляжу, обходя кораллы. Скорость движения по такой местности упала до трех километров в час, плечи начали ныть от рюкзака. Мне приходилось останавливаться на отдых через каждые три километра. Еще и солнце начало нещадно палить, а солнце здесь, на экваторе, очень мощное. Местные говорят: «В полдень по солнцу ходят либо бешеные собаки, либо сумасшедшие туристы, а приличные люди лежат в тени».

Что ж, мудрость этой поговорки начинала доходить и до меня. Но вместе с тем я как раз дошел до первой рыбацкой деревеньки. Океан отступил, и лодки рыбаков разгружались. Выглядело все это фантастически — как будто я вновь перенесся лет на 200 назад. Черные мужчины тащат на спинах огромные мешки, тут же на берегу расположился рынок, на котором идет бойкая торговля свежепойманной рыбой. Женщины фасуют рыбу и раскладывают ее под солнцем среди коралловых рифов. Красиво. Хоть и устал, но иду и улыбаюсь — мне все больше нравится мое путешествие.

Еще километра через три увидел знак: «Военная зона. Проход запрещен». «Да ну их», — подумал я и двинулся прямо под знак, но местные бойцы оказались бдительными и остановили меня, не успел я пройти и ста метров. Пришлось вернуться и попробовать выйти на дорогу через ближайший отель, где меня тоже перехватила охрана. Чтобы я не заблудился и не разгуливал по территории фешенебельного отеля, ко мне приставили масая, который должен был проводить меня к дороге.

Масаи — воинственное племя с интереснейшей историей. Увы, в современном мире под нажимом цивилизации племя вырождается. С моим провожатым мы шли минут 30 через лес и поля, засаженные овощами, которые я не смог распознать, пока не уперлись в проселочную дорогу. Она вела к основной магистрали. Этот крюк сильно уводил меня от пляжа к центру острова, я не знал, как вернуться обратно к океану и где заканчивается военная зона. Мне это не очень нравилось, но я решил дойти до дороги, а там уже выяснить у местных, как лучше поступить.

Суданский связной

Мои часы показывали уже 15:15, и по-хорошему нужно было начинать присматривать ночлег. Ночевать во время путешествия по острову я планировал в палатке, хотя, если честно, это идея мне не очень нравилась. Все-таки Африка есть Африка, пусть даже и островная. Я прошел 21 километр и убедился, что 40 километров за день — это слишком оптимистичный план. Мне уже нужен был отдых. 

Пока размышлял об этом, прошел мимо остановки, где сидели трое местных парней и один араб в разноцветной чалме и, как мне показалось, саблей на поясе. Я поздоровался с группой, ребята поздоровались в ответ. Через несколько минут араб нагнал меня. Мы разговорились. Оказалось, что его зовут Талал, он из Судана, здесь гостит у дяди в соседней деревне а сейчас едет в город, чтобы продлить визу.

Талал был мне очень интересен, так как в последние дни я планировал будущий маршрут, и, как ни крути, выходило, что мне нужно ехать через Судан. А в Судане в апреле как раз началась революция, так что въезд в него стал возможен только по приглашениям. В общем, мне было что обсудить с Талалом, поэтому, выйдя на дорогу, я пригласил его вместе пообедать. От обеда он отказался, но сел в кафе вместе со мной, и мы продолжили общение. Талал предложил мне остаться ночевать в деревне его дяди Суди, в трех километрах от дороги.

Нужно было идти обратно к пляжу и обойти военную базу справа. Сам Талал сегодняшнюю ночь планировал провести в городе, а вернуться только завтра, но позвонил дяде и предупредил, что я иду к нему. Мы простились, и я отправился обратно в деревню.

Дорога заняла у меня 30 минут. Рыбацкая деревня привела меня в восторг. Маленькие домики из веток, тростника, с крышами из пальмовых листьев. Между домиков натянуты огромные тенты, на которых сушатся анчоусы. Тонны анчоусов. Так что везде пахло рыбой. Рядом с каждым домиком стояли большие дымящиеся котлы, в которых эти анчоусы тут же готовились. В разных районах деревни рыбаки сидели на земле и плели сети, женщины раскладывали анчоусы по тентам. Атмосфера была удивительной.

Такого туристы не могут увидеть — никто их сюда не водит, да им, наверное, это не так и интересно, но именно это и есть настоящий Занзибар. Именно здесь можно стать его частью, узнать его историю и культуру, познакомиться с простыми рыбаками. Я был усталым, но счастливым.

В обители пирата

У рыбаков я спросил, как найти Суди, и меня проводили в отдельный кемпинг прямо на скалистом берегу. Дядя Суди оказался арабом 56 лет. Худым, жилистым, с немного сумасшедшими, но добрыми глазами. Когда я подошел, вокруг него было четыре-пять человек, но кто из них Суди — было сразу понятно. Он был наполнен не то какой-то внутренней уверенностью, не то жизненным опытом, который выделял его из прочих людей.

— Ас-саляму алейкум! — поздоровался я.
— Алейкум ас-салям. Садись, мой друг, я ждал тебя, — сказал дядя Суди.

Я присел и рассказал ему кратко свою историю, рассказал про путешествие вокруг света и вокруг острова. Дядя Суди внимательно меня выслушал и сказал: я такой же бродяга, как и ты, мой друг. Объездил десятки стран на кораблях, видел множество людей. Я буду рад, если ты погостишь у меня, оставайся столько, сколько тебе нужно.

Дом дяди Суди назвать домом можно было весьма условно. По сути это был и не дом, а территория площадью 30-35 соток. В 15 метрах от обрыва стояли два недостроенных дома, вокруг которых была расчищена площадка с травяным покрытием. Ближе к воде стояли небольшие помещения: туалет, который также играл роль душа (кран с водой и ведра с ковшиком), пара курятников, домик два на два метра, где спал сам Суди, да небольшой комплекс, состоящий из кухни, красивой лестницы, танцплощадки и двухэтажного дома. Его веранда выходила прямо к воде. Все здания были раскрашены в яркие цвета, украшены зеркалами и мозаикой.

Еще на территории была псарня. У Суди живут пять собак — все представляют собой помесь овчарки и дворняги. Днем собаки сидели на цепи, а вечером охраняли территорию. По всему участку свободно ходили десять кур, цыплята и семь жирных цесарок. Все это выглядело как дом Безумного шляпника из сказки «Алиса в стране чудес». Мне, вымотанному тяжелым днем, понять, откуда в этой рыбацкой деревне мог появиться такой не то кемпинг, не то дом пирата, было уже не под силу.

Дядя Суди показал мне, где я могу поставить палатку, и я пошел ее ставить. Когда стемнело, сын Суди, парень лет 35, его жена и пятилетний сын покормили меня вкусным ужином — рис, анчоусы и фасоль. Еще здесь жил второй сын Суди, младше лет на десять, в прошлом профессиональный боксер, который, как я понял, уже оставил спорт. Я со всеми познакомился, включая собак, которым меня отдельно представили, чтобы ночью они не съели меня, приняв за чужака. После этого мне хватило сил лишь доползти до моей палатки, чтобы тут же уснуть без задних ног.

На следующей неделе я расскажу вам о загадочном пирате Суди, владеющем десятками гектаров земли, и о том, как я шел к своей цели через кровь, пот и слезы, желая обойти остров во что бы то ни стало. До встречи!  

Поддержать Константина Колотова в его путешествии можно по ссылке.

Константин Колотов

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности