«Это место изменит ваше сознание»

Когда-то на эти российские острова свозили заключенных. Теперь здесь можно отдохнуть

Путешествия

Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

Первые, а зачастую и единственные ассоциации, которые возникают у большинства россиян при упоминании Соловков, — это монастырь и лагерь. Здесь сотни лет жили монахи, с XVI века сюда регулярно ссылали провинившихся служителей церкви, еретиков и просто неугодных царскому режиму, а уже в советские годы на этих островах был основан первый исправительно-трудовой лагерь в СССР — СЛОН (Соловецкий лагерь особого назначения), через который за десять лет его существования прошли десятки тысяч заключенных. Сегодня на Соловецкие острова в основном едут паломники — остальных отпугивает либо мрачная история архипелага, либо его труднодоступность. Хотя на самом деле здесь есть чем заняться и мечтающим о дикой природе жителям мегаполиса, и любителям морепродуктов, и тем, кто хочет оздоровиться на год вперед и зарядиться магической энергией. О том, что делать на Соловках, — в материале «Ленты.ру».

Дорога на Соловки

Соловецкие острова — крупнейший архипелаг Белого моря. В него входит шесть крупных островов — Большой Соловецкий, Анзер, Большая и Малая Муксалма и Большой и Малый Заяцкие острова, а также более сотни маленьких островков. Добраться сюда можно либо морем, либо на самолете — на Соловках есть собственный аэропорт, сюда летают из Архангельска. Правда, сейчас взлетно-посадочная полоса находится на реконструкции, и открыть ее планируют только к концу года. По словам местных жителей, когда-нибудь обещают даже запустить прямые рейсы в Москву и Санкт-Петербург, однако пока почти всем желающим посетить острова приходится отправляться в плавание по водам Белого моря.

Регулярная навигация открыта с июня по сентябрь. Отплывать удобнее всего из Беломорска и Кеми, куда ходят поезда. Мы же вместе с гидом из компании «СканТур», которая организовала эту поездку, а также возит туристов по всей Карелии и другим северо-западным российским регионам, добирались на автобусе. Путь, конечно, даже из Петербурга вышел неблизким, зато по дороге можно было заглянуть на водопад Кивач, которым когда-то любовался российский император Александр II, и посмотреть на беломорские петроглифы.

Изначально планировалось, что плыть мы будем из Беломорска на трехпалубном теплоходе «Сапфир», где есть и кафе, и розетки, и прочие блага цивилизации. Однако за пару дней до нашей поездки «Сапфир» сел на мель (их в Белом море вообще много), и программу пришлось перекраивать. В результате было решено отплывать из Кеми, а точнее из располагающегося близ нее Рабочеостровска. Именно здесь в годы существования СЛОНа находился пересылочный пункт, куда свозили заключенных перед тем, как отправить на Соловки. Тогда этот поселок называли преддверием ада. С тех времен в Рабочеостровске еще сохранились здания бывшего штрафного изолятора.

Сегодня из поселка на острова ходят два судна — «Василий Косяков» и «Метель-4». Нас ждал «Косяков». Он раза в два больше своей «коллеги», но тоже позволяет постепенно проникнуться соловецкой атмосферой с присущим ей аскетизмом: особых удобств на теплоходе нет, кафе и розеток, чтобы зарядить смартфон, тоже нет, зато можно, ни на что не отвлекаясь, два с лишним часа смотреть на волны и сопровождающих судно чаек. Или дремать после ночного переезда.

Все корабли с Большой земли прибывают к Тамариному причалу на Большом Соловецком острове. На этом острове, по сути, сосредоточена вся соловецкая жизнь: здесь находится монастырь и поселок, где живут примерно 950 человек, есть здание местной администрации, аптека, школа, сельпо (при мне местные покупали там целую коробку замороженного мяса, а парочка финнов — водку) и несколько кафе. Еще поселок — это единственное место, где есть связь и, соответственно, интернет — стоит отъехать на пару километров от населенного пункта, и смартфон пригодится разве что для того, чтобы фотографировать северные пейзажи.

Прогулка по монастырю может растянуться на три часа. За это время вам покажут церкви и соборы, трапезную, галерею и камеры, где содержались соловецкие узники, расскажут о том, как местные монахи сопротивлялись реформам патриарха Никона и защищались от англичан в годы Крымской войны (1853-1856), проведут вас по лестницам на самый верх Белой башни, откуда велась оборона крепости. Впрочем, погрузиться в историю, пусть и не столь глубоко, можно и просто гуляя по улицам поселка.

Здесь до сих пор сохранились лагерные бараки: в некоторых и сейчас живут люди, некоторые отдали под магазины. Рядом с ними на вполне современных детских площадках играют дети и бродят козочки. Козы, кстати, не единственные рогатые обитатели здешних мест — у стен монастыря мирно пасутся знаменитые соловецкие коровы, которых во время вышеупомянутой Крымской войны очень хотели заполучить англичане. Они, к слову, довольно дружелюбны и даже готовы дать себя погладить и почесать за ушком.

Фауна на Соловках не слишком разнообразна — предки многих видов сюда попросту не доплыли. Здесь, например, нет ни медведей, которых так много в соседней Карелии, ни волков, ни змей — отсутствие последних особенно успокаивает, потому что ходить по камням и заросшим тропкам приходится много. Один раз нам встретились лосиха с детенышем, которые прогуливались в лесу вдоль дороги недалеко от Секирной горы, дважды — тюлень, который грелся на солнце на берегу одного из крошечных островков архипелага.

Помимо тюленей, активно поедающих местную селедку, вызывая недовольство рыбаков, на Соловках можно встретить еще одних жителей Севера — белух. Каждый год в начале июня они собираются у мыса Белужий на Большом Соловецком острове и в течение нескольких месяцев, до середины августа, обитают там, производя на свет потомство, воспитывая детенышей и присматривая себе пару на следующий брачный сезон. Причем зачастую белухи так близко подплывают к берегу, что увидеть их можно невооруженным глазом. Но мы, к сожалению, приехали слишком поздно, к самому закрытию сезона, и посмотреть на белух уже не удалось. Оставалось плыть на Большой Заяцкий остров в надежде увидеть хотя бы один из 24 видов живущих там птиц или одинокую лису.

Зайчики и лабиринты

Лиса на Большом Заяцком действительно живет всего одна. Питается она в основном мышами-полевками или птичьими яйцами и порой показывается приплывающим сюда путешественникам. Других животных на острове нет, в том числе и зайцев — говорят, последнего видели года четыре назад.

Название островов тоже не имеет к ушастым никакого отношения. На самом деле оно происходит от слова «заезженские» — именно сюда на протяжении веков прибывали все те, кто хотел попасть в Соловецкий монастырь. Здесь путники останавливались на ночлег и ждали, пока их заберет монастырский корабль и переправит в бухту Благополучия. Кстати, перед этим они должны были отдать весь привезенный с собой табак и алкоголь — эти товары на монастырских землях были под запретом.

Вообще, Зайчики, как здесь любовно называют эти острова, выглядят гораздо севернее Большого Соловецкого. Они безлюдны, каменисты и продуваемы всеми ветрами, а местная растительность очень типична для тундры: земля поросла лишайниками, шикшей и толокнянкой, а редкие сосенки и рябинки, приспосабливаясь к суровым условиям, вырастают всего до метра в высоту. У самого причала на холме стоит деревянная церквушка, какие строили по всему Русскому Северу: ее возвели еще в 1672 году на месте нынешнего аэропорта, затем перенесли на Большой Заяцкий остров, а в 1702-м на ее освящении присутствовал лично Петр I.

Здесь же можно увидеть и первую в России закрытую гавань, куда заходили в том числе и корабли Петра во время его визитов на Соловки. Ее построили еще в XVI веке, когда игуменом Соловецкого монастыря был Федор Колычев, будущий митрополит Московский и всея Руси Филипп II. Однако самое интересное на Зайчиках — даже не церковь и не гавань, а таинственные лабиринты, которые появились тут задолго до прихода монахов и императоров.

Соловецкие лабиринты представляют собой выкладки из камней высотой до 30 сантиметров и диаметром от 3,5 до 25 метров. Всего на Соловецких островах их 14, больше всего — девять — находятся на Большом Заяцком, еще четыре — на мысе лабиринтов Анзера, и один — на Большом Соловецком острове. Лабиринты бывают разных форм: односпиральные, биспиральные, подковообразные и концентрические круговые. Встречаются они также в других регионах Севера России, в частности на Кольском полуострове и в странах Северной Европы: в Финляндии, Швеции и Норвегии.

Кто именно, когда и зачем построил лабиринты на Соловках, до сих пор остается загадкой. Первыми древние сооружения обнаружили монахи: они посчитали их языческими капищами, но разрушать не стали, а вместо этого освятили, установили рядом кресты и на том успокоились. Ученые же заинтересовались лабиринтами только в ХХ веке. Первое научное исследование, посвященное им, опубликовал историк Николай Виноградов, который в 1920-х годах был одним из заключенных СЛОНа. После него крупные археологические экспедиции в эти места организовывали Александр Куратов (с конца 1960-х до начала 1980-х годов) и Александр Мартынов, который ведет раскопки на Соловках с 1984 года.

Как удалось установить ученым, первые люди начали приходить в эти места еще 6,7 тысячи лет назад, двигаясь сначала с низовьев реки Кемь через архипелаг Кузова, а позже и из Архангельской области. Постоянных поселений здесь никогда не было: на Соловках обустраивали временные летние промысловые стоянки и камнеобрабатывающие мастерские, а также добывали кварц.

Сами же лабиринты, как считается сейчас, появились на островах в первой половине первого тысячелетия нашей эры, однако эта дата очень приблизительна. Много вопросов вызывает и назначение этих сооружений. Изначально некоторые ученые предполагали, что в центре лабиринтов могут находиться курганы. Однако в ходе раскопок, которые велись здесь в 1930-е годы, никаких захоронений обнаружено не было, и от этой версии пришлось отказаться. После этого появилась концепция о том, что лабиринты связаны с саамским культом мертвых и служили своеобразной ловушкой для душ умерших: души якобы проходили по ходам сооружения в загробный мир, а вернуться обратно не могли и таким образом не беспокоили своих живых соплеменников.

Было много и других версий: одни считали, что лабиринты связаны с промысловой магией, другие — что это ловушки для рыбы, третьи — что они использовались для проведения обрядов инициации. Некоторые предполагали, что эти сооружения могли служить древним людям обсерваторией (эта версия оказалась несостоятельной из-за того, что летом на Соловецких островах стоят белые ночи и наблюдать за звездами довольно затруднительно) или детским садом. Предлагались и совсем уж малонаучные варианты: лабиринты называли площадками для посадки летающих тарелок, входами в легендарную Гиперборею или заградительными сооружениями на местах порталов из другого мира, которые были призваны не пускать всякую нечисть в мир людей.

Однако на сегодняшний день большая часть научного сообщества придерживается так называемой концепции святилищ древнего человека, предложенной Куратовым. По сути он объединил несколько наиболее адекватных из существовавших на тот момент концепций и заявил, что и лабиринты, и каменные насыпи, которые также находятся на Большом Заяцком острове, и сами острова являются святилищами, где проводились различные практики, связанные и с культом мертвых, и с промысловой магией, и с обрядами инициации.

Сейчас лабиринты практически не исследуют: перспектив понять замысел их авторов и узнать, кем они были, практически нет. Хотя в этом году на Соловки приезжали ученые из Германии, которые предложили использовать метод фотолюминесцентного датирования, чтобы определить возраст лабиринтов. Говорят, результаты исследования должны быть готовы в следующем году — возможно, тогда на одну загадку станет меньше.

Природный ингалятор и таблица Менделеева

Есть на Соловках и другие таинственные места. Одно из них находится на Большой Муксалме, традиционно использовавшейся для разведения скота. Жители называют его местом силы и рассказывают, что туда приезжают, чтобы гармонизировать душевное состояние или наладить отношения в коллективе. Особенно его любят европейцы и крупные корпорации, которые устраивают там однодневные тренинги для своих сотрудников.

«У вас не появится лишний Mercedes или пачка баксов, это место должно изменить ваше сознание, избавить ваши мысли от яда. Чтобы вы вышли и стали донорами радости», — напутствовал нас гид Владимир, провожая к зеленой полянке, усеянной крупными валунами. Чтобы зарядиться благостной энергией, достаточно несколько минут посидеть на одном из камней в тишине и с закрытыми глазами. Хотя некоторые устраивают и более масштабные действа: до нас, например, место силы принимало слет ведуний из России и бывших республик Советского Союза, которые провели там не один ритуал.

Впрочем, на Муксалме можно не только восстановить душевное равновесие, но и поправить физическое здоровье — здесь находится так называемый природный ингалятор, который помогает лечить бронхиты и прочие болезни дыхательных путей. На самом деле ингалятор — это мост (его еще называют Соловецкой дамбой), которым соединили Большой Соловецкий остров с Большой Муксалмой в 1865-1871 годах.

Строили его из подручных материалов: валунов, мелких камней, гравия и песка. Здесь всегда дует ветер, а вокруг, на морском дне, растут водоросли, фукус и ламинария, которые, нагреваясь под солнечными лучами во время отливов, насыщают воздух фитонцидами — летучими биологически активными веществами, способными убивать или подавлять рост и развитие бактерий. Целебные свойства здешнего воздуха оценили еще в советские годы, а теперь сюда настоятельно рекомендуют захаживать всем приезжающим на Соловки туристам — благо от поселка до моста всего восемь соловецких верст (около 8,6 километра), и можно неспешно дойти пешком.

К слову, Соловки и водоросли связывает долгая история. Еще в годы Первой мировой войны на архипелаге по указу Николая II было налажено производство йода из морских водорослей для нужд русской армии — первая партия была выпущена в 1916 году. Однако с началом Гражданской войны производство было свернуто. Восстановилось оно только ко Второй мировой войне, когда советской армии снова понадобился йод: тогда на заготовке водорослей трудились круглогодично. После этого, по словам самих заготовщиков, основной задачей беломорского производства стало обеспечение заказа Минобороны — добываемые из водорослей элементы использовались при изготовлении охладителя ракетного топлива, однако потом эта программа закрылась.

В следующий раз государство обратило свое внимание на соловецкие водоросли после аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году. Оказалось, что из морской капусты можно делать вытяжку — альгинат, который способствует выведению радионуклидов из организма человека и повышает иммунитет к онкологическим заболеваниям. Тогда из местных водорослей начали делать кисель, который давали детям в школах и детских садах, и специальный порошок для добавления в еду вместо соли. Говорят, были даже планы по запуску производства лечебного майонеза с добавлением ламинарии.

Уже в постсоветский период беломорскую капусту использовали при производстве лекарственных препаратов: из нее, в частности, делали антисептик, позволяющий безболезненно снимать повязки с обожженной кожи. Сейчас местные водоросли заготавливают в основном для медицинских и косметических нужд — из них производят порошковые биодобавки, всевозможные маски, кремы и другие средства.

Причем добывают их, как и во все предыдущие годы, по старинке, ручным способом — при помощи косы с шестиметровой рукояткой и укороченным лезвием, к которому припаяны острые штыри (они нужны, чтобы срезанные листья ламинарии не соскальзывали обратно в море). Когда-то добывать водоросли пробовали, как в Норвегии, с помощью специального приспособления — драги, однако в соловецких условиях этот метод оказался неприменим из-за особенностей устройства морского дна.

Полезность водорослей объясняют их насыщенностью различными микроэлементами. «Тут вся таблица Менделеева. Достаточно съесть столовую ложку зеленой массы, водорослей этих, а беломорских хватит и чайной, и будете здоровые, богатые и красивые», — пообещали нам.

Конечно, наесться одной морской капустой не выйдет, но на Соловках можно найти и более питательные продукты, причем свои, а не завезенные с материка. Во-первых, это соловецкая селедка. Ее издавна выделяли среди других видов — местная сельдь крупнее и жирнее своих беломорских сестер — и даже поставляли к царскому столу. Правда, в последние годы поймать эту рыбу здесь все сложнее: соловецкие жители винят в этом траулеры, которые якобы выловили все маточное стадо несколько лет назад, другие же говорят, что рыба перестала подходить к берегу из-за потепления воды в море. Однако попробовать соловецкую сельдь на островах еще можно — ее, например, подают в монастырской трапезной.

Кстати, там же можно отведать и местный картофель, который выращивают монахи — говорят, его все так же удобряют перегнившими водорослями, как и в старые времена, благодаря чему он приобретает особый вкус. Есть на Соловках и угощение, которое понравится любителям морепродуктов, — это беломорские мидии. В здешних холодных водах моллюски растут гораздо медленнее, чем, к примеру, в Черном море, но зато вырастают более мясистыми и вкусными. Наловить их можно даже простым сачком, подойдя на лодке к каменистому берегу одного из островков, а приготовить — в котелке на огне. К слову, почти в каждой мидии есть крошечная жемчужинка.

Чтобы увидеть все, что есть на Соловецких островах, не хватит и недели. За неполных пять дней мы побывали у заяцких лабиринтов и у моста на Муксалму, на Секирной горе, где сохранилась церковь Вознесения Господнего с действующим маяком, которая в лагерные годы становилась штрафным изолятором для заключенных, в местном ботаническом саду — самом северном в России, где изучали возможность различных растений приспосабливаться к экстремальным условиям, и, конечно, в монастыре, который остается главным символом этих мест.

Но есть здесь еще и десятки озер, соединенных каналами, по которым можно отправиться на лодочную прогулку, есть Анзер, где до сих пор находятся самые строгие скиты Соловецкого монастыря, есть музеи, посвященные морскому промыслу и СЛОНу, есть Белое море, светлое и прозрачное, в котором при большом желании и устойчивости к низким температурам можно даже искупаться… Да и ставшие уже знакомыми пейзажи постоянно меняются из-за погоды: монастырские стены то ярко белеют, отражая солнечный свет, то проступают призрачными очертаниями сквозь плотную пелену тумана, накрывающего весь поселок.

В день нашего отъезда туман расползся по улицам и бухте с самого утра. Нас даже предупредили, что, возможно, придется задержаться на Соловках еще на денек. Но за 15 минут до отплытия молочная пелена рассеялась, и на борт «Метели-4» мы поднимались уже под лучами солнца. «Дразнят нас Соловки напоследок солнышком», — заметил кто-то из попутчиков. А «Метель» тем временем отплывала, качаясь на волнах и оставляя позади этот северный край.

Благодарим за организацию тура компанию СканТур.

Ольга Пыненкова

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности