«Принц из сказки, проклятый злой феей»

Коллекция любовниц и миллионы на рабах: роскошная жизнь Леопольда II

Фото: W. & D. Downey / Getty Images

«Лента.ру» продолжает цикл материалов о роскошной жизни правителей разных стран и эпох. В прошлой статье мы рассказывали о Джоне Кеннеди — выходце из богатой американской семьи, молодом талантливом политике, светском льве, герое войны, любимце женщин, обладателе Пулитцеровской премии, чья жизнь оборвалась так внезапно. На этот раз речь пойдет о короле Бельгии Леопольде II, которого называли Мясником из Конго, «великаном на антресолях» и королем резиновой промышленности. Монарх постоянно менял любовниц, выращивал в храме экзотические растения, разъезжал по Европе на собственном поезде и прятал бороду в специальный кожаный чехол. Монарх стал одним из самых богатых бизнесменов Европы своего времени и одним из самых презираемых правителей эпохи.

«Великан на антресолях»

«Леопольд хитер и скрытен. Но он не склонен ни к каким авантюрам. Недавно в Арденнах я видел лисицу, готовившуюся перейти речку вброд. Она погрузила в реку вначале одну лапу, проверяя, не слишком ли холодная вода. Затем нерешительно вошла в воду, проверяя, не слишком ли глубоко. Потом медленно, шаг за шагом, очень осторожно пошла вперед. Вот так действует и Леопольд», — описывал своего сына королеве Виктории первый бельгийский правитель Леопольд I.

В этом отец будущего главы государства был прав. Не учел он одного — Леопольду II станет тесно в масштабах одного государства, его будут привлекать другие территории, обещающие лично ему сказочные богатства. Неслучайно историки прозвали бельгийского короля «великаном на антресолях», намекая, что ему невыносимо тесно на территории его королевства.

В Европе к Леопольду изначально относились с иронией, считая, что он не по-королевски расчетлив. Помимо этого, современники высмеивали внешность Леопольда — особенно его нос. «Он отбрасывает тень наподобие горы Афон», — шептались в салонах по всему континенту. «Это нос, как у принца из сказки, которого прокляла злая фея», — придумал шутку про бельгийского короля будущий британский премьер.

Главной любовью правителя было богатство и роскошная жизнь. «Лишь деньги заслуживают царствия небесного», — любил повторять он. Едва взойдя на престол, он увеличил годовое жалованье, причитающееся королю, с 2,6 до 3,3 миллиона золотых франков. Часть этих средств он вкладывал в недвижимость и ценные бумаги, причем не только в своей стране, но и в Сирии, Албании и Марокко.

Другие европейские монархи, не привыкшие следить за финансами, активно критиковали предприимчивого Леопольда. А он не обращал на это внимания, мечтая о великих свершениях.

Его заветной мечтой стало приобретение колоний. Еще будучи кронпринцем, он, обожавший путешествия, объехал североафриканские и ближневосточные страны, прикидывая, какими территориями могла бы поживиться маленькая Бельгия. Учитывая, что к последней трети XIX века почти весь мир уже был поделен между ведущими европейскими державами, сделать это было непросто. И тогда король Леопольд устремил свои взоры на Африку.

Заморская экспансия

В 1876 году было создано общество «Международная ассоциация Африки», целью которого провозгласили борьбу с работорговлей в Центральной Африке. Председателем ассоциации выбрали Леопольда, и он стал отправлять на Черный континент одну научную экспедицию за другой. Постепенно в бассейне реки Конго появились агентства, скупавшие за бесценок земли у местных жителей. Спустя пять лет существования «Международной ассоциации Африки» был основан Леопольдвиль — ныне порт Киншаса.

В руках короля оказались территории от устья Конго до озера Танганьика. В 1885 году было провозглашено Независимое государство Конго, суверенным правителем которого стал Леопольд.

Так бельгийский правитель обзавелся своим частным королевством. Изначально оно требовало только инвестиций: он из собственного кармана давал деньги на строительство в Конго железных дорог и другой инфраструктуры. Король бы вскоре разорился, если бы ему на помощь не пришли новые технологии. Европейцы осознали, что ездить на транспорте с резиновыми шинами приятнее, чем без них. Резину можно получать из каучука, который добывают из деревьев, растущих в жарких странах. В Конго их было много, и начиная с 1890-х годов колония стала приносить Леопольду баснословный доход.

Впрочем, происходило это путем жестокой эксплуатации конголезцев. Труд в таких нечеловеческих условиях приводил к массовой гибели людей. По разным данным, в тот период погибло свыше 10 миллионов человек.

Леопольда это не смущало, главное — в его страну текли большие деньги, которые он тратил с поистине королевским размахом: спускал их на многочисленных любовниц, изысканные блюда (говорили, что он мог часами составлять меню, скрупулезно прописывая, какие ингредиенты должны быть в том или ином блюде), предметы роскоши.

Деньги, полученные от поставок каучука, позволяли Леопольду перестраивать бельгийские города и обустраивать любимые дворцы — Тервюрен и Лакен, курорты в Остенде. При этом монарх давал волю фантазии. На территории одной из резиденций появилась японская пагода и копия итальянского фонтана эпохи Возрождения. Однажды он придумал объединить храм с теплицей — в результате в домовом храме под стеклянным куполом цвели экзотические растения.

Большие деньги он спускал и на путешествия. У него был особый королевский поезд, готовый отвезти его в любую европейскую страну. Еще одна страсть правителя — автомобили. Леопольд научился водить, когда ему было около 70 лет. Говорили, что он любил прокатиться с ветерком один или в сопровождении фавориток.

О любовных похождениях монарха слагали легенды. Считалось, что его бастарды растут по всей Европе. Сам он этих слухов не опровергал, а его многочисленные любовницы разъезжали в каретах, украшенных королевским гербом.

Разгульный образ жизни монарха не нравился его подданным. Однажды они попросили священника, которому предстояло встретиться с Леопольдом, поговорить с ним на эту тему. «Ходят слухи, что в вашем дворце с вами живет любовница», — начал было священнослужитель. «И вы этому поверили? Когда мне вчера то же самое рассказали о вас, я не поверил», — парировал бельгийский правитель. Больше к этому вопросу они не возвращались.

Будущих пассий король выбирал в основном из актрис — именно поэтому он часто посещал балет и оперу, чтобы за кулисами знакомиться с понравившимися ему женщинами. В 1896 году ему по-настоящему вскружила голову танцовщица Клео де Мерод, которая была на 40 лет моложе. В Европе его за это прозвали Клеопольдом. Ходили слухи, что монарх готов отречься от престола, чтобы жениться на Клео, однако до отречения дело не дошло. Вполне вероятно, что этому воспротивилась и сама де Мерод, чья репутация могла пострадать из-за нового увлечения короля.

Его последней любовницей стала французская куртизанка Бланш Целия Каролина Делакруа, которую злые языки откровенно называли проституткой. Если де Мерод выступала на лучших сценах мира, вращалась в богемных кругах, ее портреты писали Дега и Тулуз-Лотрек, то Делакруа не отличалась хорошими манерами, ее речь была вульгарной и подчас грубой. По воспоминаниям современников, она даже не была красавицей.

Однако, будучи моложе де Мерод, смогла настолько очаровать короля, что он оставался с ней до самой своей смерти. Согласно воспоминаниям Делакруа, за несколько недель до смерти король сочетался с ней морганатическим браком. К этому времени у Леопольда и Делакруа уже родились двое детей. Неудивительно, что Бланш и ее дети после смерти короля получили богатое наследство.

Жестокие расправы

Подданные вначале ценили то, что монарх делает для королевства. «Своим процветанием Бельгия обязана исключительно гению Его Величества», — заявил на открытии одной из выставок его соотечественник. «Всем этим вы обязаны ценам на каучук», — пошутил монарх.

Действия Леопольда в Конго не остались незамеченными. Стали ходить слухи, что в африканской стране для добычи каучука используют рабский труд. Миссионеры, посетившие Конго, наперебой демонстрировали свидетельства того, как местных жителей заставляют работать под дулом пистолета. С теми, кто отлынивал, безжалостно расправлялись.

Когда эта информация просочилась в СМИ, видные общественные деятели и писатели, среди которых были Артур Конан Дойль и Марк Твен, включились в кампанию, требуя прекратить беззакония в Конго и провести там реформы. В результате за короткое время бельгийский король превратился в глазах общественности в исчадие ада, а репутация распутника лишь добавила красок сложившемуся образу.

Чтобы остановить поток критики в свой адрес, Леопольд решил уступить Конго бельгийскому королевству. Через год правитель скончался. Ходили слухи, что в последнее время у него помутился рассудок: он говорил о себе в третьем лице и прятал бороду в специальный кожаный чехол, чтобы «обезопасить ее от действия микробов». За 75 лет жизни король-предприниматель сумел сколотить большой капитал, стоивший жизни миллионам конголезцев, и стать одним из самых непопулярных монархов в истории Бельгии и всей Европы.

Константин Дворецкий

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности