Лента добра
Интернет и СМИ
Больше интересного — в нашем Facebook

«Google замалчивает свои контракты»

Лучшие интернет-компании мира мечтают сотрудничать с ЦРУ. Кто из них уже под колпаком?
Фото: Rick Wilking / Reuters

«Не будь злом» (Don’t be evil) — такого принципа на протяжении 18 лет придерживалась компания Google. Но в 2018 году неофициальный девиз компании вычеркнули из кодекса поведения сотрудников, не привлекая к этому особенного внимания. За 21 год с момента основания Google стала одной из самых могущественных и богатых корпораций благодаря слежке за миллиардами пользователей. Американский журналист-расследователь Яша Левин изучил массивы информации о сотрудничестве Google со спецслужбами и пришел к выводу, что IT-гигант далек от имиджа компании «хороших ребят», стремящихся сделать жизнь лучше, которому старается соответствовать. Многомиллиардные контракты, технологии цифровой картографии для военных, сотрудничество с АНБ, строительство военных роботов, запуск спутника-шпиона вместе с Пентагоном, помощь в свержении режимов на Ближнем Востоке — Google обрела могущество, но замалчивает масштабы своих контрактов, убежден Левин. Так была ли Google когда-нибудь добром? И как себя ведут другие любимые нами сервисы? «Лента.ру» публикует главу из книги Левина «Интернет как оружие», вышедшую в издательстве «Индивидуум». Текст публикуется с сокращениями.

Вскоре после того как Сергей Брин и Ларри Пейдж запустили Google, они решили взять на себя миссию помасштабнее. Они не просто создавали поисковую систему или бизнес таргетированной рекламы. Они занимались организацией мировой информации, делая ее для всех более доступной и полезной. Это видение распространялось и на Пентагон.

<…>

В 2003 году в Сан-Франциско компания Keyhole Incorporated находилась на грани краха. <…> Ее исполнительный директор Джон Ханке был родом из Техаса и некоторое время работал в американском посольстве в Мьянме. Журналистам он рассказывал, что на создание компании его вдохновила книга «Лавина» Нила Стивенсона — культовый научно-популярный роман, в котором герой взламывает программу, разработанную «Центральной разведывательной корпорацией». Программа называется Planet Earth и представляет собой модель виртуальной реальности, которая «отслеживает всевозможную пространственную информацию, которой владеет, — все карты, данные о погоде, архитектурные проекты и данные спутникового наблюдения».

<…>

Keyhole выросла из технологий видеоигр и развернулась в реальном мире, создав программу, которая сшивала спутниковые изображения и аэрофотосъемку и выдавала бесшовные трехмерные компьютерные модели Земли, которые можно было исследовать будто бы в виртуальном игровом пространстве. Продукт был революционным: любой человек с доступом в интернет мог виртуально облететь весь мир. <…>

В 1999 году на пике доткомовского бума ЦРУ запустило в Кремниевой долине In-Q-Tel, венчурный фонд для инвестирования в стартапы, отвечавшие нуждам управления. Keyhole, казалось, была идеальной находкой.

Неизвестно, сколько ЦРУ вложило в Keyhole; точная сумма остается засекреченной. Инвестиционная сделка была заключена в начале 2003 года при участии Национального агентства геопространственной разведки, крупной разведывательной организации с 14,5 тысячи сотрудников и бюджетом в 5 миллиардов, задача которой состояла в донесении данных со спутников до ЦРУ и Пентагона. <…>

ЦРУ и NGA не были просто инвесторами компании — они были также ее клиентами и участвовали в адаптации виртуальных карт Keyhole для своих нужд. Через несколько месяцев после инвестирования In-Q-Tet программное обеспечение Keyhole уже было интегрировано в оперативную службу и использовалось для поддержки американских войск во время иракской операции «Свобода» — ошеломительной кампании, которая привела к свержению Саддама Хуссейна. Представители разведки были впечатлены «игровой» простотой виртуальных карт. Они также оценили возможность накладывать слои визуальной информации поверх уже имеющейся. <…> Keyhole предоставляла аналитикам, командирам в поле и пилотам ВВС возможности, которые мы сейчас воспринимаем как данность: использование цифровых картографических сервисов на наших компьютерах и мобильных устройствах для поиска ресторанов, кафе, музеев, информации о пробках на дорогах или транспортных маршрутах. <…>

Keyhole была по душе не только военным командирам. Она нравилась и Сергею Брину. Нравилась настолько, что он настоял на том, чтобы лично продемонстрировать приложение руководителям Google. Согласно материалу, опубликованному в Wired, он ворвался в зал совещаний, ввел адреса всех присутствующих и запустил программу для виртуального полета над их домами.

В 2004 году, тогда же, когда Google вышла на открытый рынок, Брин и Пейдж сразу же купили компанию со всеми ее инвесторами из ЦРУ. И программа была поглощена растущей платформой интернет-приложений. Keyhole переродилась в Google Earth.

Покупка Keyhole была важным шагом для Google: с этого момента компания перестала быть чисто коммерческим интернет-проектом и начала интегрироваться с правительством США. Вместе с Keyhole Google также заполучила руководителя In-Q-Tel Роба Пейнтера с его серьезными связями в области военных заказов, в том числе в силах специальных операций США, ЦРУ, ведущих военных фирмах Raytheon, Northrop Grumman и Lockheed Martin . <…> Его задача состояла в том, чтобы помочь компании ухватить себе часть прибыльного рынка заказов для военных и разведки. <…>

В 2006 году Google Federal под руководством Пейнтера лихорадочно нанимал сотрудников — руководителей и менеджеров по продажам — из армии, ВВС, ЦРУ, Raytheon и Lockheed Martin . Этот лоббистский маневр укрепил компанию, собрав оперативную команду из демократов и республиканцев. Google даже заполучил человека из старой гвардии ARPA — Винта Серфа, который в роли вице-президента Google и главного проповедника интернета выполнял функцию символического моста между компанией и военными. <…>

В 2007 году Google совместно с Lockheed Martin взялась за разработку системы визуальной разведки для Национального агентства геопространственной разведки (NGA). В системе отображались американские военные базы в Ираке и выделялись суннитские и шиитские районы Багдада: это была важная информация для региона, где между двумя конфессиональными группами вспыхнул кровопролитный конфликт с этническими чистками. <…>

В 2010 году (и это может служить доказательством того, насколько глубоко Google была интегрирована в американскую разведслужбу) компания получила эксклюзивный контракт на внеконкурсной основе стоимостью 27 миллионов долларов, по которому она должна была обеспечить NGA «сервисами геопространственной визуализации», что фактически делало интернет-гиганта «глазами» американского военного и разведывательного аппарата. <…>

Google замалчивает детали и масштабы своей контрактной деятельности. В ежеквартальных отчетах перед инвесторами Google не указывает эти доходы в отдельной колонке и не предоставляет эти сведения даже тем, кто готовит отчет. Однако анализ базы данных американского правительства по федеральным контрактам, а также информация, которую можно извлечь c помощью закона «О свободе информации» и из опубликованных периодических отчетов о военных контрактах компании, говорят о том, что Google быстро продала такие продукты, как Google Search, Google Earth и Google Enterprise (сейчас известен как G Suite) практически всем ведущим военным и разведывательным агентствам: морской пехоте, армии, ВВС, береговой охране, DARPA (см. врез — прим. «Ленты.ру»), АНБ, ФБР, DEA (Управление по борьбе с наркотиками) , ЦРУ, НГА (Национальной агентство геопространственной разведки) и Госдепартаменту . <…>

<…>

О важности Google для правительства США свидетельствует следующий факт: в 2010 году, после катастрофического взлома систем Google, как ей казалось, китайскими хакерами, она заключила секретное соглашение с Агентством национальной безопасности. «По словам чиновников, которым были известны детали договоренностей между Google и АНБ, компания согласилась предоставлять информацию о трафике в своих сетях в обмен на сведения АНБ об иностранных хакерах, — писал журналист Шейн Харрис в книге "Кибервойн@: Пятый театр военных действий". — Услуга за услугу, информация за информацию. А с точки зрения АНБ, информация за защиту». <…>

<…>

В распоряжении большинства других интернет-компаний, услугами которых мы пользуемся каждый день, находятся огромные системы частного наблюдения, которые так или иначе сотрудничают с государственной машиной и оказывают ей поддержку. eBay создала внутреннее полицейское подразделение, возглавляемое ветеранами управления по борьбе с наркотиками и министерства юстиции. <…> 

Amazon проводит облачные вычисления и хранит информацию для ЦРУ. Стоимость первого их контракта, подписанного в 2013 году, составляла 600 миллионов долларов. Позже он был расширен, и в него добавились АНБ и десяток других разведывательных агентств США.

Facebook тоже на короткой ноге с военными. Компания переманила бывшую главу DARPA Регину Дуган (см. врез — прим. «Ленты.ру») для руководства секретным исследовательским подразделением Building 8, которое занимается всем: от разработки искусственного интеллекта до беспроводных интернет-сетей на базе дронов. Facebook делает большую ставку на технологию виртуальной реальности как пользовательского интерфейса будущего. Как и Пентагон. <…> 

Всеохватность технологий Google обеспечивает ей выгодное положение в экосистеме коммерческого интернета. В самом деле, размах и амбиции Google выделяют ее на фоне остальных подрядчиков. <…> В 2008 году она запустила частный спутник-шпион GeoEye-1 в партнерстве с Национальным агентством геопространственной разведки. Она купила Boston Dynamics, отколовшуюся от DARPA робототехническую компанию по созданию экспериментальных роботизированных «вьючных мулов» для военных нужд, и тут же продала ее, когда Пентагон решил, что не будет применять этих роботов. Она инвестировала 100 миллионов долларов в CrowdStrike, главного подрядчика разведки и военных в области киберзащиты, который, помимо прочего, вел расследование предполагаемого взлома национального комитета Демократической партии российскими властями в 2016 году.

Кроме этого, Google управляет гибридным информационно-аналитическим центром JigSaw, использующим интернет-технологии для решения сложных проблем международной политики, начиная с терроризма и заканчивая вопросами цензуры и кибервооружений. Она проводила опросы для американского правительства, чтобы помочь Сомали, раздираемой войной, составить проект новой конституции, разрабатывала инструменты для отслеживания данных по глобальным продажам вооружений, а также сотрудничала с молодой компанией, финансируемой Госдепартаментом, которая помогала людям в Иране и Китае обходить интернет-цензуру. Она также создала платформу для борьбы с вербовкой террористической агентуры и радикализации в сети, которая идентифицировала пользователей Google, интересовавшихся исламским экстремизмом, направляла их на страницы Государственного департамента и показывала видеоролики, призывающие отказаться от этого пути. <…>

<…>

А в 2012 году, на фоне ужесточения гражданской войны в Сирии и усиления поддержки повстанцев со стороны США, JigSaw искала способы свергнуть режим Башара Асада. Среди них был инструмент визуализации крупных провалов правительства Асада, данные о которых Коэн хотел направить в Сирию в целях пропаганды, чтобы «придать уверенности оппозиции». <…> «Google обеспечивает [Белому дому] и Госдепартаменту поддержку и прикрытие с воздуха. На самом деле они делают то, на что не способно ЦРУ», — писал Фред Бертон, руководитель Stratfor и бывший агент службы дипломатической безопасности, подразделения безопасности и правоохранительной деятельности в Государственном департаменте. Google, однако, отвергла критику. «Мы не вовлечены в смену режима, — рассказал Эрик Шмидт журналу Wired. — Мы таким не занимаемся. Но если окажется, что вооружение людей смартфонами и информацией способно привести к изменениям в их стране… Так, может, это и к лучшему?» 

Перевод Максима Леоновича и Елены Напреенко

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики