Октябрьские тезисы

Как изменения в законодательстве коснулись бизнеса

Экономика

Фото: Максим Шеметов / ТАСС

Запрет на хостелы в жилых домах, ужесточение правил перевозки детей в автобусах, увеличение НДС на пальмовое масло и одновременное снижение этого налога на ягоды и фрукты — эти и многие другие изменения вступили в силу с 1 октября.

Кроме того, был создан знаковый судебный прецедент в разрешении налоговых споров: Арбитражный суд Московского округа отменил решение о доначислении НДС на основании переквалификации местонахождения иностранной компании. Это решение особенно актуально в свете формирования правильных подходов к применению действующего российского деофшоризационного законодательства.

Приземлили

Идея запрета на размещение хостелов в многоквартирных домах воплотилась в жизнь. С 1 октября их организация в жилых помещениях запрещена. Для некоторых бизнесов это крах, и ничего с этим сделать нельзя, потому что есть непреодолимые ограничения в законе. Для других, наоборот, стимул к развитию. Главным условием размещения таких мини-отелей является отдельный вход. Тем, кто имеет помещение на первом этаже жилого дома, вполне под силу исполнить это требование.

По оценкам Росстата, в 2017 году в России действовало 1406 хостелов на 104,5 тысячи мест в совокупности. Больше всего — в Москве (397) и Санкт-Петербурге (162). Однако к чемпионату мира по футболу в 2018 году число малобюджетных мини-отелей выросло. Точную цифру назвать сложно, разные сервисы дают противоречивые оценки даже в пределах одного города.

Еще одно нововведение касается перевозки детей автобусами. Теперь требования об использовании автобусов, оснащенных ремнями безопасности, будет распространяться не только на междугороднее, но и на городское и пригородное сообщение. А сопровождающий должен будет проверять, все ли дети пристегнуты.

Жизнь в долг

У Центробанка с 1 октября появился новый инструмент ограничения рисков, связанных с потребительским кредитованием: показатель долговой нагрузки (ПНД). Это новый критерий, который банки должны будут учитывать при принятии решения о выдаче кредита и расчете коэффициента риска.

Если показатель превысит 50 процентов, риск будет считаться повышенным, и банку придется резервировать под такие займы больше капитала. Это сделает наращивание кредитования менее выгодным. Естественно, кредитной организации придется ужесточать для клиентов условия выдачи кредита. В ЦБ ожидают, что принятые меры приведут к снижению темпов роста потребительского кредитования в РФ до 10 процентов в год.

Также с 1 октября системно значимые банки, среди которых Сбербанк, Юникредит банк, ВТБ, будут обязаны подключиться к Системе быстрых платежей (СБП). В ЦБ напоминают о том, что возможность оплачивать товары и услуги с помощью QR-кода появится этой осенью. Другие банки должны предоставить клиентам возможность делать переводы через СБП к 1 октября 2020 года.

Центробанк при этом установил максимальные размеры платы, которую банки могут взимать с клиентов за использование сервиса быстрых платежей. За оплату жилищно-коммунальных услуг и услуг медицинских и образовательных учреждений, переводы благотворительным организациям и некоторые другие виды операций — максимум 0,4 процента. В других случаях банк может получить до 0,7 процента платежа. Но плата будет взиматься только с юридических лиц.

Заплати налоги — и спи спокойно

Новые правила уплаты НДМ заработали в отношении банковских операций с драгоценными металлами (кроме операций с монетами из драгоценных металлов). Они освобождены от налога на добавленную стоимость. К таким операциям относятся, например, открытие и ведение банковского счета в драгметалле и его перевод между счетами владельца. Новые правила действуют как для юридических, так и для физических лиц.

Также с 1 октября начинает действовать бессрочная нулевая ставка НДС для региональных авиарейсов (не проходящих через Москву). А вот НДС на пальмовое масло повысится с 10 до 20 процентов. Одновременно с 20 до 10 процентов снижается ставка на фрукты и ягоды.

За кассацией

Меняется и система судопроизводства: в России впервые вводится сплошная кассация, то есть право любого участника судебного процесса — осужденного, адвоката, потерпевшего или прокурора — на проверку решения суда. Кроме того, при наличии ходатайства граждане смогут дистанционно участвовать в рассмотрении жалоб с помощью системы видео-конференц-связи, которыми оборудованы все федеральные суды.

С 1 октября в России начали работать девять окружных кассационных судов, которые будут рассматривать жалобы на вступившие в силу решения мировых и районных судов и пять окружных апелляционных судов, которые будут рассматривать в качестве суда второй инстанции решения, вынесенные высшими судами субъектов РФ, а также кассационный и апелляционный военные суды.

«Мы считаем, что сплошная кассация — это огромный шаг на пути развития судебной системы страны. Думаю, что новая система позволит ускорить правовое просвещение общества», — заявил на открытии Второго кассационного суда общей юрисдикции председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев.

Кассационные и апелляционные суды общей юрисдикции образованы по экстерриториальному принципу, в соответствии с которым границы судебных округов не совпадают с административно-территориальным делением государства. В территориальную юрисдикцию каждого кассационного суда общей юрисдикции входят от 7 до 13 субъектов РФ, а в юрисдикцию апелляционного суда общей юрисдикции — от 14 до 21 субъекта РФ. Участвовать в заседаниях можно будет дистанционно, а в некоторых областях возможно открытие постоянных судебных «присутствий».

Весьма важный судебный прецедент был создан в сентябре при разрешении налоговых споров.

Дело «ОНЭКСИМ»

На днях Арбитражный суд Москвы принял неожиданное решение по делу, вызвавшему широкий резонанс в бизнес-сообществе и получившему название «Дело ОНЭКСИМ». Неожиданное потому, что первые две инстанции полностью поддержали в этом споре одну из сторон — налоговые органы, требовавшие от бизнесменов не только перечисления НДС за ряд прошлых операций, но еще и выплаты крупного штрафа. Столичный арбитраж, однако, решил, что никаких штрафов «ОНЭКСИМ» платить не должен.

Большой интерес бизнеса к данному делу объясняется прежде всего тем, что налоговый орган впервые попытался использовать концепцию фактического места управления покупателем для доначисления НДС по договорам, заключенным российским консультантом с рядом аффилированных к нему иностранных компаний. Это, однако, не соответствует ни позиции Минфина РФ по данному вопросу, ни сложившейся в настоящее время судебной практике. «Компания, имеющая иностранный юридический адрес, но финансовые потоки и место принятия решений которой находится в России, — это то, с чем налоговики начали бороться еще лет 15 назад, — комментирует коллизию партнер ФБК Legal Александр Ермоленко. — Офшор должен быть максимально настоящим — это то, что проверяют первым. Если у вас бизнес российский и доходы российские, то все должно быть по законодательству России, а если у вас реально есть управление с Кипра или из BVI, тогда вы можете применить законодательство тех стран и соглашение об избежание двойного налогообложения».

В деле рассматривался вопрос о месте реализации консультационных и юридических услуг, оказанных в пользу взаимозависимых иностранных компаний. Претензии налогового органа содержали, по сути, два основания для начисления НДС. Во-первых, налоговый орган утверждал, что местом оказания группой «ОНЭКСИМ» консультационных и юридических услуг иностранным компаниям была территория РФ, поскольку покупатели данных услуг фактически управляются из России. Доводы налогового органа в отношении места управления иностранными компаниями сводились прежде всего к доказыванию факта взаимозависимости и аффилированности группы «ОНЭКСИМ» с иностранными компаниями.

Как указал суд кассационной инстанции, с точки зрения норм действующего законодательства при определении места управления ни взаимозависимость, ни аффилированность не имеют значения. Суд учел, что Налоговый кодекс РФ не определяет термин «место управления» в целях начисления НДС и указал, что в этом случае следует руководствоваться другими нормами, согласно которым основным критерием при определении места управления является место регистрации компании, а также местонахождение ее исполнительных органов.

В итоге Арбитражный суд Москвы признал недействительным решение налогового органа в части привлечения к ответственности по статье, предусматривающей умысел в действиях налогоплательщика. Также из мотивировочных частей судебных актов первых двух инстанций были исключены выводы об управлении иностранными компаниями с территории России.

Несмотря на то что кассационная инстанция согласилась с доначислением НДС, исключение выводов об управлении из России можно назвать победой как налогоплательщика, так и судебной системы. Ведь судом была подтверждена правильность сложившейся правоприменительной практики по данному непростому вопросу, что является очень важным выводом не только для участника этого дела, но и для других компаний. В противном случае мог быть создан опасный прецедент как в части НДС, так и в части формирования возможного подхода при принудительном признании иностранных компаний налоговыми резидентами России.

«Если в каком-то конкретном деле суд действительно разобрался и принял нормальное правосудное решение, конечно, это следует приветствовать, — резюмирует Александр Ермоленко. — Факт наличия печати зарубежных компаний в офисе объяснить сложно, но одного этого доказательства недостаточно. Как я понимаю, суд имел в виду, что другими содержательными доказательствами не было подтверждено, что управление осуществлялось из России. А если это не подтверждено, мы должны ориентироваться на место регистрации. Суд действительно требует от налоговой службы реального доказывания своей позиции. Если бы наши суды всегда так делали, наша юрисдикция была бы гораздо привлекательнее и для иностранных, и для российских бизнесменов. Если бы это стало трендом, было бы хорошо».

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности