«Он из того времени, когда курили в самолетах»

Настоящий европеец: яркая жизнь и мирная смерть Жака Ширака

Фото: Philippe Wojazer / Reuters

Вчера скончался Жак Ширак, президент, мэр Парижа и дважды премьер-министр Франции. Он запомнится французам и всему миру не только как политический лидер, но и как человек исключительной харизмы, воплощавший в себе все французское. Достаточно мужественный, чтобы пойти добровольцем на войну, и достаточно принципиальный, чтобы пойти наперекор президенту. О жизни любимого политика Франции — в материале «Ленты.ру».

Мальчик из простой семьи

Будущий глава французского государства родился 29 ноября 1932 года в Пятом округе Парижа, в католической семье. Его отец был управленцем — начинал в банковских структурах, мать была домохозяйкой. Первый ребенок пары, девочка Жаклин, умерла во младенчестве, задолго до рождения брата. Жак был единственным ребенком в семье, посещал старинные парижские школы и закончил лицей Людовика Великого, где учились в свое время Робеспьер, Мольер, Гюго и Помпиду. Одним из его учителей был русский эмигрант, бывший белый офицер, открывший ему произведения Пушкина и прививший симпатию к русскому языку.

В 18 лет, получив диплом бакалавра, вопреки воле родителей Жак записался в матросы и отправился в трехмесячное плавание на угольной барже. Тогда же он стал одним из 14 миллионов французов, подписавших Стокгольмское воззвание — документ, призывающий запретить всем странам мира ядерное оружие. В основном его подписывали граждане СССР, но юного Ширака это не смущало — в тот недолгий период он был сторонником коммунистических идей.

Вскоре он выбрал свой карьерный путь. Вдохновившись примером Шарля де Голля, молодой человек решил посвятить себя служению государству. В течение следующих нескольких лет он окончил лучшие учебные заведения Франции, а также провел год в Гарварде, попутно закрутив роман с американкой. Закончив обучение в Национальной школе администрации, он женился на француженке Бернадетт Шодрон де Курсель — это был неравный брак сына простых людей с девушкой из аристократической семьи. Вскоре после свадьбы, в 1956 году, Ширак отправился добровольцем на войну — французская колониальная администрация в те годы пыталась сдержать движение за независимость Алжира. Ширак провел в Северной Африке полтора года, получил ранение и закончил участие в боевых действиях в чине второго лейтенанта.

Политическая машина

В 1959 году Ширак получает свою первую административную должность — становится аудитором Счетной палаты, а также читает лекции в Институте политических исследований. Его карьера стремительно движется в сторону политики: в 1962 году его берут управлять проектами в администрацию премьер-министра Жоржа Помпиду. Премьеру очень нравился молодой и пробивной Ширак — он даже дал ему прозвище Бульдозер за прямолинейность и напористость.

Через Помпиду Ширак приобщается к правым движениям и становится неоценимым специалистом по политическим процессам: его роль отмечают и в президентских кампаниях де Голля и Помпиду, и на более мелких выборах: в частности, он стоял за победой над коммунистами в традиционно коммунистически настроенных городах в 1967 году.

Бульдозер все больше набирал ход: в 1968-м Ширак помогает усмирить студенческие волнения, найдя общий язык между государством и протестующими, в том же году становится государственным секретарем по вопросам экономики и финансов и сближается с первыми лицами страны. В 1972 он — министр сельского хозяйства в правительстве Помпиду. После смерти последнего в 1974 году Ширак становится главой его партии, а позже в том же году получает позицию премьер-министра при президенте Валери Жискар д'Эстене.

Но взгляды молодого политика не совпали с правительственным курсом: спустя два года совместной работы Жискар д’Эстен и Ширак вступили в конфликт. Последнему не нравились социалистические нововведения и несколько глобалистская позиция президента, и в 1976 он ушел в оппозицию, чтобы вернуть популярность умеренным националистам. В следующем году он стал мэром Парижа — эту должность возродили после более чем столетнего забвения — и возглавлял французскую столицу 18 лет.

Французский бокс

Лидеры Парижской коммуны в 1871 году упразднили пост мэра потому, что боялись: управление главным городом страны концентрирует слишком много власти в одних руках. Они были совершенно правы. Все годы на посту мэра Ширак занимался накоплением политического капитала. Его целью было отстоять французский суверенитет, собрав воедино консервативные силы.

Впервые он выставил свою кандидатуру на президентских выборах в 1981 году. Не слишком удачно: набрал лишь 18 процентов голосов. Однако после победы социалиста Франсуа Миттерана Ширак стал фактическим лидером правой оппозиции.

В отличие от бывшего президента Жискар д’Эстена, с того времени ставшего его личным врагом, Ширак в своих взглядах отходил от изначальной экономической политики голлизма (политическая идеология, основанная на идеях генерала де Голля, характеризуется консерватизмом в социальных вопросах и дирижизмом в экономических — прим. «Ленты.ру») — выступал за более свободный рынок и снижение налогов. В этом его поддерживал набиравший популярность Национальный фронт, но из-за радикализма его главы Жан-Мари Ле Пена они никогда не были союзниками.

Приверженность либеральной экономике была одной из причин, благодаря которым ему удалось возглавить правительство и при Миттеране, впервые в истории Франции дважды став премьер-министром. В 1986 году голлисты получили парламентское большинство, и в течение следующих двух лет правый премьер и левый президент вели позиционные сражения на политическом поле: Ширак управлял внутренней политикой, продавая ранее национализированные предприятия и отменяя налоги на богатство, а Миттеран пытался ограничить энергичного голлиста всеми доступными средствами.

На следующих выборах в 1988 году (президентский срок в те годы составлял семь лет — прим. «Ленты.ру») Ширак снова попытался стать президентом и снова проиграл, на этот раз дойдя уже до второго тура и набрав 46 процентов голосов. Поражение привело его к отставке, а вслед за лидером консерваторов и его партия потеряла большинство голосов. К управлению государством он вернулся лишь спустя семь лет, став наконец президентом Франции.

Глава Республики

Во втором туре президентской гонки 1995 года за Ширака проголосовал каждый второй избиратель — всего более 52 процентов голосов. Программа, с которой он выдвигался в президенты, сводилась к заботе о Франции и французах: создание рабочих мест, сочетание государственного «дирижизма» с ослаблением многих экономических рамок, отстаивание интересов страны на международной арене. Конкретные проявления его голлистской программы менялись и модифицировались по ходу выполнения, но избирателям он был мил, и потому оставался на посту в течение следующих 12 лет, разгромив на выборах 2002 года ультраправого Ле Пена.

В числе его решений, которые во Франции помнят до сих пор, считая их историческими, — отмена обязательного военного призыва, сокращение президентского срока с семи до пяти лет, запрет на ношение религиозной одежды в учебных заведениях.

По словам генерального директора Франко-российской торгово-промышленной палаты Павла Шинского, французы могут не соглашаться с его решениями, но любят больше, чем прочих политических лидеров. Социологические опросы показали, что он занимает первое место по популярности, а Николя Саркози, к примеру, 32-е.

«Во французской истории, нужно сказать честно, были президенты и поэффективнее, и поярче. Но мало кто может сравниться с ним по харизме. Он — человек из того времени, когда курили в самолетах. Ширак куда лучше и больше олицетворял Францию, чем большинство его предшественников и тем более преемников. Потому что у него все лилось через край: говорил больше, чем надо, пил и курил, любил женщин. Все это очень по-французски», — сказал Шинский в беседе с «Лентой.ру».

Французская натура была дорога Шираку не только в личном: в начале своего президентского срока он настоял на ядерных испытаниях во Французской Полинезии. Противникам ядерного оружия, в числе которых некогда был и он сам, президент ответил: «Оглянитесь на 1935 год... Тогда тоже были люди, которые не хотели, чтобы Франция вооружалась, и взгляните, что вышло». По тем же соображениям он отказался выводить вооруженные силы страны из Африки.

Мировое равновесие

Как приверженец идеи суверенитета, Ширак не был сторонником следования за США и НАТО в вопросах международной политики. Этим, а также оставшейся со школьной поры любовью к России объясняется его вклад в российско-французские отношения. Он, считает Шинский, понимал, что для независимости Французской Республике нужно добиваться некоего равновесия, «баланса между американским большим братом и российским соседом».

Поэтому в 90-х — в период, когда Россия была слаба, отдалена от европейских стран, когда авторитет ее президента стоял под вопросом, — он всегда по-дружески относился к российским политикам. Ширак неоднократно встречался с Ельциным в неформальной обстановке и говорил, что с российским президентом его связывают особенно теплые отношения.

С преемником Ельцина Владимиром Путиным у них также установилось взаимное уважение: российский президент называл его своим главным примером в современной политике. «Он интеллектуал, настоящий учитель, очень интересный и мудрый человек. Будучи президентом, он имел свое мнение по каждому вопросу, знал, как его отстоять, и уважал другие точки зрения», — высказывался о нем Путин.

Россия и Франция на втором сроке Ширака сблизились на почве противостояния США: когда в 2003 году американские и британские силы вторглись в Ирак, Москва и Париж выступили против военной операции. Глава Франции даже грозил использовать право вето в Совете Безопасности ООН, за что подвергся жесткой критике американских политиков и медиа.

«Народ — это семья. Связь, которая нас всех объединяет, — это наше самое ценное достояние», — говорил он. И так как он действительно верил в этот принцип, движение к глобализации не могло ему нравиться. В 2005 году он активно выступал против общеевропейской конституции — и в результате общенационального референдума Франция стала одной из немногих стран, отвергнувших этот проект, что в итоге привело к его сворачиванию и отмене.

Не все французы, впрочем, считали, что Ширак защищает национальную идентичность так, как следует: консерваторы сошлись во мнении, что он склонен к компромиссам в отношениях с ЕС, а националисты — что он слишком мягок к национальным и религиозным меньшинствам. В 2002 году, во время государственного праздника, на него напал человек с ружьем. Покушение не удалось — преступника скрутили случайные свидетели. Он оказался членом экстремистской группировки и к тому же страдал психическим заболеванием.

Преступления без наказания

В более чем 40-летней политической карьере бывшего президента не обошлось и без темных пятен. Еще в 90-е его обвинили в коррупции: в растрате бюджетных средств на светские приемы в пафосных золотых залах Парижской ратуши и размещение гостей в роскошных квартирах, принадлежащих городским властям. Он также имел отношение к делам о подозрительно огромных муниципальных тратах на еду и о создании фиктивных рабочих мест в мэрии Парижа. Но, став президентом, Ширак получил иммунитет, поэтому штрафы и тюремные сроки сыпались на приближенных, не задевая его самого.

В 2007 году он заявил, что не будет выдвигаться на третий срок. «Я всю свою жизнь посвятил служению Франции, сохранению мира», — сказал он в прощальной речи. Его уход был связан, помимо прочего, и с ухудшением здоровья.

В том же году против него открыли дело о коррупции и растратах. В 2011-м его признали виновным и приговорили к условному сроку в два года. Ширак не явился на слушания — по словам врачей, он не смог бы выступать в свою защиту из-за болезни, повредившей его память.

С тех пор бывший президент старался не появляться на публике. Его зять Фредерик Салат-Бару не сообщил журналистам точную причину смерти, но рассказал, что политик ушел из жизни «мирно, в кругу близких людей».

По словам Павла Шинского, Ширак был одним из последних настоящих европейцев. «В современной политике таких уже нет. Теперь важна уравниловка, права человека, экологическая тема. Уже нельзя просто так выступить и одним голосом куда-то увести нацию. Время больших лидеров ушло», — заключил эксперт.

Степан Костецкий

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности