Хосе Антонио Ледесма Шепотте

«Это не наркотики, а лекарство от шамана»

Россиянин заказал снадобье у перуанского целителя. Его посадили за контрабанду наркотиков

Силовые структуры

Хосе Антонио Ледесма Шепотте

Фото: страница Хосе Антонио Ледесма Шепотте в Facebook

Московский областной суд приговорил к пяти годам лишения свободы 40-летнего Дмитрия Горбунова — его признали виновным в контрабанде наркотических веществ в особо крупном размере. Впрочем, осужденный никогда не был контрабандистом: он лишь интересовался нетрадиционной медициной, пытаясь избавиться от хронической болезни. Однажды Горбунов заказал у известного в Перу шамана целебный отвар из лианы — но таможенники сочли, что в составе снадобья есть запрещенное вещество. В подробностях истории о том, как российское правосудие столкнулось с народной медициной из джунглей Амазонки, разбиралась «Лента.ру».

Внимание! Употребление наркотических веществ в любом виде и с любой целью (кроме медицинских) незаконно на территории РФ. Между тем растения Banisteriopsis caapi, Psychotria viridis и Uncaria tomentosa, о которых пойдет речь в этой статье, не входят в перечень растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры и подлежащих контролю в Российской Федерации на основании постановления Правительства РФ от 27 ноября 2010 г. № 934.

На языке духов

Дмитрий Горбунов — владелец небольшого бизнеса в Новокузнецке — в 2014 году побывал в Перу. Во время своего путешествия российский турист узнал о местных шаманах и их методах лечения. Горбунов заинтересовался ими, поскольку страдал хроническим заболеванием почек. А важная часть обрядов перуанских шаманов — это особый отвар, который называется «Аяуаска». Вот что рассказали о нем в Институте стран Латинской Америки РАН в ответ на запрос адвоката:

«"Аяуаска" — отвар, изготавливаемый из лианы Banisteriopsis caapi, используемой в качестве основы напитка. Он традиционно используется в древних духовных практиках коренного населения Амазонии — обрядах "общения с духами". Представители коренных общин часто используют их как способ борьбы с болезнями различного характера, а также для гармонизации отношений между членами племен.

Классическим вариантом напитка является 13-часовой отвар лианы Banisteriopsis caapi, к которому в процессе приготовления для усиления психоактивных эффектов добавляются листья священных для индейцев растений чакруны (Psychotria viridis). Шаманы амазонских племен могут использовать для "Аяуаски" до 20 различных растений. Рецепт может отличаться в зависимости от целителя.

Церемония "Аяуаска" осуществляется с заходом солнца, когда целитель передает напиток "Аяуаска" по кругу участникам. Важной составляющей церемонии является исполнение собственной ритуальной песни, похожей на звуковые вибрации, необходимой для общения с духами (для участников церемонии — это монотонное звучание — проводник в мир видений). (...) Важной частью подготовки к обряду является строгая диета: запрещается употребление соли, сахара, масла, алкоголя, также рекомендовано половое воздержание.

В 2008 году перуанские власти признали лиану Banisteriopsis caapi национальным достоянием. Изготавливаемый из нее одноименный напиток, по их мнению, является источником природных знаний. Сами церемонии «Аяуаска» у коренных жителей Амазонии являются культурным достоянием перуанской нации. Ритуал «Аяуаска» представляет собой важную часть традиционной медицины, а также одну из основ самобытности народов Амазонии. В 2016 году Министерство культуры Перу объявило традиционные песни местных целителей — Икарос — частью национального культурного наследия».

Целитель из Перу

В 2015 году Дмитрий Горбунов познакомился с перуанским целителем Хосе Антонио Ледесма Шепотте, который приехал в Москву на семинар для поклонников народной медицины Латинской Америки. Видео с подобного мероприятия, прошедшего в том же году в Минске, можно найти на YouTube. На семинар пришли разные, незнакомые друг с другом люди. С каждым из них шаман Хосе познакомился, выслушал проблему и дал рекомендации. Там же он провел свой обряд, во время которого участники выпили лечебный напиток «Аяуаска».

— Шаман изготавливает его индивидуально для каждого участника семинара, исходя из тех проблем, о которых ему рассказали во время беседы, — рассказала «Ленте.ру» Ольга, супруга Дмитрия Горбунова. — Шаман — очень хороший психолог. В отвар он добавляет нужные для человека растения, которые растут в Перу в сельве реки Амазонки. Отвар во время церемонии выпивается, шаман играет на музыкальных инструментах. Человек входит в транс, но при этом полностью контролирует ситуацию, как при медитации. Если вы ходите на йогу, то знаете это пограничное состояние.

По словам Ольги Горбуновой, отвар, изготовленный шаманом, вызывает тошноту — он обладает очень сильным чистящим эффектом. Это важно, ведь в окрестностях Амазонки очень много паразитов, а отвары выводят их из организма через рвоту и понос. Дмитрий рассказывал своей супруге, что и его несколько раз вырвало — но чувствовал он не тяжесть, а, напротив, очищение. Кроме того, из-за легкого транса во время шаманской церемонии всплывают воспоминания, которые люди обычно прячут глубоко в подсознании. Однако эти воспоминания влияют на жизнь и могут вызывать тревогу — а на церемонии происходит их осознание.

Ольга отмечает: Хосе Шепотте нельзя считать шарлатаном. Он известный в Перу целитель, получивший на свою деятельность государственное свидетельство. У Шепотте есть своя медицинская клиника, он пишет научные статьи, выступает на телевидении и выпускает свой журнал. После встречи с Дмитрием на семинаре шаман пригласил его в Перу, чтобы продолжить лечение. Там Горбунов провел две недели.

— У моего мужа хроническое заболевание почек, — говорит собеседница «Ленты.ру». — При этом лечение традиционной медициной не приносило никакого эффекта. Стоило Диме немножко застудиться — и почки давали о себе знать. А после обрядов Хосе мужу стало гораздо лучше. Он общался с шаманом и после поездки в Перу — например, ездил в Киев в 2017 году, когда Шепотте проводил там семинар. Все эти семинары проходили легально: организаторы арендовали помещение, люди заранее регистрировались на них.

Хосе Шепотте объяснял участникам семинаров, что все проблемы со здоровьем связаны с психоэмоциональным состоянием человека и его энергетикой. Шаман привозил с собой лечебные травы с Амазонки, готовил свой отвар «Аяуаска», и участники пили его на семинаре. При этом, как отмечает Ольга Горбунова, у ее мужа даже не было мыслей, что на семинарах может быть что-то противозаконное — ведь их вел целитель международного уровня, который лечит людей по всему миру и семинары которого никогда не упоминались в связи с наркотиками. Не вызвал никаких подозрений и шаманский отвар — ведь Горбуновы живут в Новокузнецке, рядом с которым находится Горный Алтай. А различные травяные сборы в лечебных целях используются там с незапамятных времен.

«Не ври нам, у тебя наркотики»

Весной 2018 года Горбуновы пригласили в Россию погостить шамана с его несовершеннолетним сыном, а заодно провести церемонию «Аяуаска». Они оплатили перуанцам билеты, а Хосе Шепотте выслал им полужидкий отвар на основе растения «Кошачий коготь» (Uncaria tomentosa) весом 800 граммов. Из него шаман планировал по приезде в Новокузнецк сделать Дмитрию напиток для обряда.

— Это такая вязкая жидкость, как кисель, — вспоминает Ольга. — Хосе писал, что жидкость нельзя отправить по почте, поэтому он ее немножко подсушил. Дима подружился с Хосе, шаман с сыном ехал к нам в гости. Наш сын примерно такого же возраста, как его сын, мы подумали, что им будет интересно пообщаться, потому что сын Хосе — испаноговорящий, а наш сын учит испанский. Вот такое общение было для нас очень важно.

29 мая 2018 года в офис компании Дмитрия курьер принес посылку от Хосе. Следом нагрянули оперативные сотрудники таможни и полиции города Новокузнецка при силовой поддержке отряда СОБР и поставили к стенке перепуганных сотрудников фирмы. В качестве «дополнительной гарантии гражданских прав досматриваемого лица» [из приговора] полицейские привели с собой понятых — двух рецидивистов с судимостями за наркотики, один из которых на тот момент находился под следствием. В перерывах между отсидками, по меньшей мере с 2012 года, «гаранты» трудятся «незаинтересованными понятыми» и закупщиками наркотических средств.

— Наши правоохранительные органы мурыжили Диму весь день, не давали никому позвонить, — рассказывает Ольга. — Они говорили ему: «Не ври нам, у тебя наркотики», а он им говорил: «У меня не наркотики, а шаман прислал лекарство». Но они не воспринимали его слова.

Силовики заявили Горбунову, что в полученной им посылке из Перу запрещенное наркотическое вещество под названием DMT — диметилтриптамин. Это сильнодействующее психоактивное вещество присутствует в виде алкалоида в растениях (входят в перечень из постановления Правительства РФ от 27 ноября 2010 г. № 934, — прим. «Ленты.ру»). Также DMT был синтезирован в 60-х годах и стал известен как психоделик, вызывающий галлюцинации. В чистом виде он представляет собой кристаллический порошок.

«Я сказал жене, что мне нужен адвокат»

Из материалов уголовного дела следует, что правоохранительные органы получили оперативную информацию о возможном нахождении наркотиков в почтовом отправлении из Перу на имя жителя Новокузнецка. В сортировочном центре была вскрыта посылка, где находился пластиковый контейнер, внутри которого было упакованное в фольгу вязкое на ощупь темно-коричневое вещество весом 800 граммов.

Его отправили на исследование, которое показало наличие в нем наркотического средства DMT. В посылку вместо вещества полицейские положили муляж и отправили адресату. При его получении Горбунова задержали. Он не отрицал того, что ждал посылку от шамана из Перу, но вот о том, что в отваре «Аяуаски» могут быть наркотики, Дмитрий узнал от полицейских при задержании. Из показаний обвиняемого:

«Они мне сказали набрать в поиске на моем телефоне слово "Аяуаска", я набрал, первым сайтом оказалась "Википедия", я открыл, и мне, указав на запись о DMT, сказали, что "Аяуаска" запрещена в России, так как в ней содержится DMT. Именно тогда я узнал, что есть какое-то вещество DMT, за оборот которого в России предусмотрена уголовная ответственность».

Один из сотрудников полиции спросил у Горбунова, известно ли ему, что незнание закона не освобождает от ответственности, тот кивнул — а силовики восприняли этот кивок как согласие на чистосердечное признание в преступлении.

«Этот вопрос меня, несведущего в тонкостях права, дезориентировал. Конечно, я ответил утвердительно, так как это общеизвестно. Я элементарно попал в логическую ловушку, из которой в состоянии стресса не смог выбраться. Какое-то там DMT запрещено, незнание не освобождает, значит, я виноват, а остальное неважно. Я заметил, что принятие мной такой схемы вызывает у моих собеседников (полицейских) одобрение.

Меня не запугивали, психологически на меня не давили, мне просто подбрасывали информацию к размышлению — о том, что сейчас будет решаться вопрос, отправлять меня в СИЗО или нет, что явка с повинной облегчает ответственность. Как только я начинал сомневаться, они неодобрительно говорили мне, что я начинаю юлить. И я без всяких угроз понимал, какие будут последствия.

Я подписал протокол явки не потому, что я был с ним согласен. Ознакомившись с текстом, я решил не заявлять замечаний по целому ряду причин: я верил, что оригинал явки — это все-таки видео, а не текст протокола, при этом я не до конца понимал в тот момент значимости своей осведомленности, надо мной довлел принцип «незнание не освобождает от ответственности», и я, конечно, не хотел попасть в СИЗО. После подписания явки мне разрешили сделать первый звонок — я позвонил супруге и сказал ей, что мне нужен адвокат».

«Сотрудники стояли вдоль стенки с автоматами у головы»

Ольга Горбунова отмечает: все обвинение ее мужа было построено на его «чистосердечном признании».

— Я понимаю, в каком он был психологическом состоянии, — объясняет собеседница «Ленты.ру». — Мой муж — порядочный человек, у него не было практики общения с правоохранительными органами, поэтому он просто растерялся. Его не били, но на него давили — его сотрудники стояли вдоль стенки с автоматами у головы. Явку с повинной написал сам дознаватель с такими формулировками, которые нужны обвинению. Еще одна загвоздка в деле — это экспертиза вещества из посылки. Отделить DMT от основной массы вещества и определить его размер эксперт не смогла, так как в России отсутствуют стандартные образцы DMT.

Ольга считает, что если бы экспертиза установила точное количество DMT в веществе из посылки Хосе, то его бы там оказалось очень мало — и это подтвердило бы слова Дмитрия о лечении, а не употреблении наркотиков, ведь, согласно зарубежным исследованиям, количество DMT в отваре, который шаманы готовят для обряда «Аяуаска», варьируется от 0,31 грамма на литр до 0,73 грамма на литр.

Уже во время следствия, прочитав массу литературы, Ольга выяснила, что в отвар «Аяуаска» может добавляться растение чакруна, в котором присутствует DMT. Однако проведенные перуанскими властями многочисленные исследования подтвердили, что эффект, вызываемый «Аяуаской», отличается от того, который бывает после галлюциногенов. Защита представила суду документы правительства Перу, свидетельствующие о признании «Аяуаски» частью традиционной медицины, и исследования авторитетных международных научных изданий.

Так, согласно данным, опубликованным в Psychological Medicine, применение «Аяуаски» в умеренных дозах является эффективным и безопасным терапевтическим средством лечения депрессий.

В статье научного журнала Drug and Alcohol Dependence авторы пришли к выводу, что ритуальное использование «Аяуаски» не связано с вредными психосоциальными эффектами, обычно вызываемыми распространенными наркотическими средствами. К аналогичным выводам приходили авторы и некоторых других исследований, опубликованных в научных изданиях.

— Мы огромное количество статей зарубежных исследователей перевели на русский язык, — вспоминает Ольга Горбунова. — Наш адвокат отправил Хосе официальный запрос — и он дал показания. Шаман сообщил, что произошла какая-то ошибка, потому что он отправил Диме отвар из растения «Кошачий коготь», не содержащего ничего запрещенного (на упаковке в посылке действительно была этикетка «Кошачьего когтя»). Но суд отказался дать международное поручение о допросе Хосе и вообще приобщить к делу его показания. Между тем Международный комитет по контролю за наркотиками признал, что отвар из растений «Аяуаска» не подпадает под международный контроль, а в России, получается, его приравнивают к чистому наркотику DMT.

Допрошенные в суде и на следствии сотрудники таможни заявили, что из Перу часто приходят посылки с различными экстрактами, веществами и смесями, которые содержат в своем составе наркотические средства. Поэтому это направление находится у таможенников на особом контроле.

«У нас все начальники получили погоны»

Дмитрий Горбунов на следствии и суде находился под подпиской о невыезде. Уже когда процесс вступил в завершающую стадию, прокурор, выступая на прениях, попросил приговорить Горбунова к 15 годам лишения свободы за контрабанду наркотиков в особо крупном размере.

— У Дмитрия обострилась болезнь. На семейном совете решили, что он должен покинуть Россию и, оставаясь на свободе, обжаловать будущий приговор, — рассказывает Ольга. — Дима уехал из страны в Перу, решили просить там политическое убежище. Но судья решил не выносить приговор в случае неявки обвиняемого на следующее заседание, а вернуть дело прокурору. Нет приговора — бороться не с чем, апелляционную жалобу и жалобу в Европейский суд по правам человека мы уже не сможем подать. Я пришла домой, связалась с мужем, и он принял решение вернуться, несмотря на то, что его сразу возьмут под арест.

30 июля 2019 года Московский областной суд приговорил Дмитрия Горбунова к пяти годам лишения свободы, снизив ему минимальный порог наказания в три раза. Часть 4 статьи 229.1 УК РФ, по которой он обвинялся, предусматривает от 15 до 20 лет лишения свободы. Суд решил: обвиняемому было известно, что в состав «Аяуаски» входит DMT. Вот как об этом говорится в приговоре:

«Несмотря на отсутствие на момент инкриминируемых событий прямых разъяснений о запрете и уголовном преследовании за оборот "Аяуаски" в России, на данном сайте ["Википедии"] уже тогда имелись сведения о составе такого напитка, в том числе ингибиторов моноаминоксидазы и лиан, богатых диметилтриптамином. Никаких специальных познаний, изучения формул вещества для того, чтобы понять, что вещество, в состав которого входят лианы, богатые диметилтриптамином, является наркотическим, не требуется».

К заявлениям подсудимого о том, что он не знал о наркотическом содержании вещества из посылки, суд отнесся критически, как к способу своей защиты.

— Я сама — юрист по гражданским делам, но такого беспредела не ожидала, — говорит Ольга Горбунова. — Мы, как порядочные люди, думали, что суд разберется — и все будет нормально; мы даже не предполагали, что дело дойдет до приговора. Нам следователи в открытую говорили: «У нас все начальники получили погоны и награды за пресечение крупного канала контрабанды, по новостям прошла информация, что новокузнечанину пришло шесть тысяч доз наркотика». Вы только вдумайтесь, в литре «Аяуаски» нет и грамма этого DMT, даже эксперт МВД не смог его выделить из этого вещества, а простой обыватель это вообще не сделает. Нашим следственным органам выгодно пресечь крупный канал контрабанды наркотиков и громко об этом растиражировать, получить погоны. Все пошли на повышение, включая нашего следователя.

Горбуновы подали в Верховный суд России апелляционную жалобу с просьбой отменить приговор и оправдать Дмитрия. Несмотря на относительно мягкое, по российским меркам, наказание по «наркотической» статье, которое суд назначил Дмитрию, он и его жена не хотят с ним мириться. Они уверены: в данном случае речь идет о наказании совершенно невиновного человека.

Что происходит в России и в мире? Объясняем на нашем YouTube-канале. Подпишись!
Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru

Владимир Шарапов

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности